июль 2012 все номера

Судьба исследователя – «мыслить и страдать»

Нафи Джусойты

Уважаемая Тина Константиновна!

Ваша реакция на мои замечания по поводу Ваших суждений о надписи на Зеленчукском камне, о нашем самоназвании аллон (ирон), о староосетинском языке, о нашей автохтонности на Кавказе (в горах) однозначно говорит о том, что Вы сильно обиделись! И это меня огорчило. Ведь я Вас не знаю, как и Вы меня. И ни у меня, ни у Вас нет никакого повода обижать друг друга.

Я мало знаю Вас и как осетиноведа – читал только одну Вашу книгу «Нарты» и статьи в «Пульсе Осетии». Но именно чтение книги о нартовском эпосе привело меня к написанию рецензии на вашу статью. У меня сложилось впечатление – у Вас есть мужество спорить с признанными научными авторитетами, но нет верного представления о самом искусстве полемики по исследовательским проблемам. Общепризнано, что к своим авторитетным предшественникам следует относиться с не показным, а искренним уважением. Они пронесли все тяготы своей трудной судьбы исследователя – «мыслить и страдать» и всячески заслужили чувство уважения последователей. У Вас же к двум классикам осетиноведения – Всеволоду Миллеру и Василию Ивановичу Абаеву – какое-то наигранное отношение превосходства.

 

Во имя Осетии

«…В республику приехал молодой генерал Станислав Суанов, имевший уже к тому времени опыт разрешения межэтнических конфликтов в Нагорном Карабахе во время прохождения службы в должности начальника штаба 7-й армии в Ереване. К декабрю 1991 года стало очевидно, что силовая развязка с восточными соседями неминуема, и на одном из заседаний Верховного Совета республики встал вопрос об образовании Комитета самообороны. В ходе обсуждения как-то сама по себе всплыла кандидатура Суанова на пост председателя этого комитета. На что депутат Шелудько, тоже генерал, командир корпуса, с тревогой обратился к коллегам: «Что вы делаете, осетины?! Вы же ставите крест на блестящей карьере одного из самых молодых генералов Советской Армии!» И когда депутаты спросили мнение самого Станислава Николаевича, он ответил по-военному коротко: «...Я прежде всего осетин, а только потом генерал».

Тамерлан Цомаев.

Из неопубликованной книги «Черная птица над красной Осетией»

Ровно 20 лет назад, 14 июля 1992 года, в зону осетино-грузинского противостояния были введены Смешанные силы по поддержанию мира.

 

Открытое письмо

Председателю Собрания

представителей г. Владикавказа

Б. Т. Икоевой

Уважаемая Бэлла Темирсултановна!

Вряд ли будет преувеличением сказать, что наш город Владикавказ дорог каждому жителю от самого маленького горожанина до почтенного ветерана. Много сил прилагалось ранее и прилагается сейчас для того, чтобы он становился краше, благоустроенней и ближе сердцу каждого владикавказца. Облик исторического центра вызывает восхищение не только у жителей, но и гостей нашей столицы. В создании образа города основную роль играет слаженная работа городской администрации и ее архитектурно-градостроительной службы. Одной из основных функций, и в то же время одной из самых сложных, в системе управления городом является градостроительная деятельность. От нее зависит планировочное и пространственное развитие города, красота и удобство зданий, улиц, площадей, парков.

 

Быть ли нам аланами?

Осетины… Кто мы, откуда и куда держим путь? Если на первый вопрос ответить относительно легко, то  при ответе на второй даже  образованный человек невольно задумается.

Да, мы потомки славных алан, согласно историческим хроникам когда-то нас насчитывалось до двух миллионов человек. Русские князья считали за честь взять в жены аланских невест. Как известно, бабушка Александра Невского была аланкой. Мы гордимся своим историческим прошлым и нашим эпосом, величайшей нартской эпопеей, равных которой нет ни у одного народа.

Но если, к примеру, жители Киевской Руси, которые по численности едва ли превосходили нас, алан, оставили после себя великую цивилизацию, то нам, похоже, похвастать особенно нечем. Да, аланы всегда были искусными, непревзойденными воинами, но отнюдь не строителями. «Весь мир мой храм…» – провозглашал Коста Хетагуров. Так оно, казалось, и было, но только не в наше свирепое, жестокосердное  время. Да, молиться можно было на воткнутый в землю меч с крестообразной рукоятью, если иного просто не было. 

 

Размышления у парадного подъезда

Впрочем, если говорить честно, то подъезд скорее можно назвать обшарпанным, поскольку его забыли привести в порядок после установки новой металлической двери с кодовым замком. А почему, собственно говоря, творится сие безобразие в нашем доме? Да потому, что подобное творится везде: не только в нашем доме и на нашей улице, не только в нашем городе и в нашей республике, но и во всей России. Хотя дверь и замок – это только присказка. Вы только посмотрите на наши дома, изуродованные самопальными пристройками, на наши дороги, забывшие, что из себя представляет асфальтовый каток, да и сам асфальт, и вы согласитесь с тем, что все это унылое безобразие – «до лампочки» и жильцам, и ЖКХ вместе с ТСЖ, и властям предержащим, отгородившимся от народа высоченным виртуальным забором (у некоторых органов он вполне осязаемый и весьма внушительных габаритов).

   И сидят за этим забором слуги народа, то есть наши с вами слуги, и напрягают свои извилины мыслями о достойном служении народу. А чтобы служение это было на должном уровне, они осыпают для начала самих себя всеми доступными благами: довольствие белое, довольствие серое… черная икра, иномарки от пары миллионов. А потом входят во вкус и начинают верить в свою исключительность и превосходство над нами. Им уже не до народа. И настал момент, когда в Осетии начали появляться касты – ну, просто Индия-2. Недавно довелось мне побывать на свадьбе, которую устроил один чиновник с площади Свободы. Так представьте себе – на входе в ресторан поток гостей вежливо делили на две части: родственники в один зал, правительство (именно так говорила дама) – в другой. Во втором зале людей было больше.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 8 из 12