июль 2011 все номера

«Пусть мою работу оценивают люди»

Вокруг истории с невключением нынешнего депутата Госдумы Арсена Сулеймановича Фадзаева в списки праймериз кандидатов в депутаты Государственной думы на предстоящих выборах от Северной Осетии ходят самые разнообразные слухи. Очевидно, это вызвано  полным отсутствием информации по местному радио и телевидению, в республиканских газетах, на сто процентов зависимых от власти. По этому поводу состоялась короткая беседа нашего корреспондента с Арсеном Фадзаевым.

 

Праймериз шагает по стране

Дошагал он и до нашей республики, правда, что это и с чем его едят, народу толком так и не удосужились разъяснить те, кто должен был это делать, – Региональный координационный совет Общероссийского народного фронта (РКС ОНФ). Наши местные руководители «Единой России» посчитали, видимо, что народу незачем вникать в такие мудреные понятия, как «праймериз». Всего-то в переводе означает «первичный», другими словами – предварительное голосование. Не выборы, а именно голосование по выявлению самых уважаемых и популярных в Осетии личностей. Чтобы потом, когда придет пора выборов, именно их обозначить в качестве кандидатов в депутаты Госдумы, дабы благодаря их авторитету избиратели проголосовали за список ОНФ. Вот эту простейшую, по сути, схему жителям республики не только не разъяснили, а даже наоборот, ее так завернули во всякие мудреные канцелярские определения, что запутали всех окончательно. Наверно, посчитали, что так будет спокойней и самому народу, и тем, кто руководит здесь, в нашей республике, ОНФ.

 

Почему не пожелали увидеть Арсена Фадзаева в списках праймериз «ЕР»?

За многолетнюю трудовую и общественную деятельность я смог не только узнать, но и познать полезность и в целом ценность депутатской деятельности многих представителей Северной Осетии как в Парламенте республики, так и в парламентах СССР и РФ.

Как правило, их активная деятельность ограничивалась бурными предвыборными обещаниями, а затем они спокойно занимались своими делами. Для дел и забот народа у них времени не оставалось. Такова была практика и таковой она почти остается. Самое большее, что «успевали» сделать народу, это проложить асфальтовые тропинки и воздвигнуть навесы для общения с духами небожителей.

 

Льготники – халявщики?

13 июля, 9-й час вечера. На автобусной остановке у ж/д вокзала толпа людей ждет микроавтобус «Хёндай» на Беслан. Наконец автобус гос. № 234 подъехал, приехавшие с Беслана пассажиры высадились. Ожидающие, среди которых были несколько пожилых людей, поспешили занять места. Но водитель вдруг заявляет, что никуда не поедет. 

Он подошел к своим коллегам и начал возмущаться, что целый день возит халявщиков и что больше не собирается их возить. Вполне понятно, что он имел в виду льготников. Выходит, что это оскорбление и в мой адрес? Я возмутился, подошел к нему и в резкой форме спросил:

– Это ты меня назвал халявщиком?

 

Костры романтики

«А я еду, а я еду за деньгами. За туманом едут только дураки» – вот так прозвучали на днях с телеэкрана строки известной песни, этого своеобразного гимна романтике. Герой песни ехал, как вы помните, «за туманом и за запахом тайги». Но это, как утверждают скептики, лишь в не таком уж далеком, но и не близком прошлом. Нынче, по их мнению, миновал БАМовско-целинный «запой», пик туристско-альпинистского «взрыва» 60-х и т. д. Но, по-моему, нельзя так узко ассоциировать слово «романтика» только с освоением Сибири и Дальнего Востока, с песнями Окуджавы и Визбора… Романтика в повседневном нашем нынешнем бытии – это гораздо глубже, гораздо трудней и тем дороже. Когда не под общий гвалт и аплодисменты, а в обыденности человек сохраняет надежду и веру в лучшее, умеет приподняться над суетой, старается хоть и идти по земле, но как бы чуть на цыпочках, одаривая ближних своим теплом и вниманием. Для него лучшее – не нечто эфемерное, которое когда-то там будет и которое организует кто-то другой. Для него надежда – стимул к действию.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 8