КАМЕНЬ КОСТА ЛЕЖИТ НА СЕРДЦЕ…

Еще недавно в зарамагской котловине, у селения Цми на берегу реки Мамисондон стоял огромный камень – валун, названный и носивший с 19 века наименование «Камень Коста».
В начале 30-х годов, я, ученик зарамагской начальной школы, ясно помню, как мы по революционным праздникам строем с красным школьным флагом обходили близлежащие села и непременно приходили к, считавшимся нами чем-то святым, «Камню Коста». Это обычно закончивалось торжествами: декламация стихов Коста, песнями, танцами.
В один из таких дней, возвращаясь по домам, нас встретил дядя Коста - Илико Губаев - глубокий старик и его сосед Моисей (Моше) Бигулов. Мы поклонились, сняв шапки. Узнав о нашем походе к «Камню Коста», Моше поделился воспоминаниями. Оказалось, они, будучи детьми, часто видели Коста, сидящим на расстеленной на камне бурке, писавшим и читавшим. С тех пор камень этот стали звать «Камнем Коста».
Когда не так давно заговорили о затоплении водоема Зарамагской ГЭС, то опасаясь возможного затопления «Камня Коста» я опубликовал статью в республиканской газете «Камень Ермолова - Камень Коста». Бесхитростно, просто изложил, по указанной теме провел параллель Болдино Пушкина и «Камень Коста». 
Мои опасения, что памятный камень может оказаться затопленным толкнули меня выйти с предложением, поставить на камне штырь, увенчать каким-либо памятным изображением Коста, поскольку рядом не далеко от камня проходит строящаяся Мамисонская трасса с большим будущим. Здесь было бы благодатное место для мемориала Коста.
Увы, строители Зарамагской ГЭС не ведая, не прочитав, не слышав о мемориальном камне, пригнали буровые установки, взорвали его, использовали в строительных целях.
Уничтожение этого камня легло таким же камнем мне на сердце. Вот так мы, на людях восхваляем нашего Коста, а на деле своими руками уничтожаем места связанные с великий поэтом. 

Михаил Епхиев