«Мелочи» жизни

На днях Светлана Бизикова начала осуществлять на телеканале «Алания» новый интересный телевизионный проект «Такие мы…». Не уверена, что в названии есть многоточие, тем более вопросительный знак, но вопрос «Какие мы?» - все чаще задает себе каждый из нас. Не столь о том, как соответствуем мы предкам, не о победах и удачах, а именно о том, КАКИЕ мы – в быту, в работе, в любви, дружбе и принципах, а главное – в отношении друг к другу, к земле, на которой живем, к своему долгу перед теми, кто только вступает в жизнь.

Миновал  «Первый апрель»-2011, прошел он достаточно спокойно: никто не обманул население, что памятник Лермонтову вернулся, соскучившись по Владикавказу, или что теперь, следуя дурным и, соответственно, заразительным «школьным» примерам, началось объединение библиотек, больниц, рынков, банков… Никто не подкинул народу первоапрельскую шутку о повышении зарплаты работникам культуры с будущего месяца. Кстати, рада была бы, если б меня обманули, сказав, что люди, устав от поглощения информации, добывания денег, стали больше размышлять и действовать, нежели слушать, смотреть, обсуждать и удивляться. И тогда, может быть, даже в наше страшное, непредсказуемое время удастся остаться человеком. Так давайте вместе поразмышляем…

 

Укоряя мысленно себя за невежество, совсем недавно узнала, что Законом о гражданской службе чиновнику запрещается критиковать систему, в которой он работает (ну правильно, а нам всем желательно не критиковать систему, в которой живем). Запрещено госслужащему высказывать свое отрицательное мнение о чем-либо. Позвольте, а чем тогда лучше «негосударственные» служащие? Почему не запретить педагогу критиковать директора школы, тем более систему образования? Или пусть актер не смеет высказать свое мнение режиссеру: взяли на роль – так благодари и молчи. Ох как далеко зайдем мы с этой великолепной «демократией»! Так же далеко, как уже зашли с Интернетом. Этот не Божий, а человечий дар человечеству уже являет свои самые дурные стороны: например, не нравится тебе кто-то  – так запусти в «паутину», что он вор и насильник, даже ничем это не аргументируя. Суды судами, опровержения опровержениями, а «отмываться» человек будет всю оставшуюся, но заметно подсократившуюся жизнь.

Еще одно «благостное» новшество: депутатов Госдумы официально обязали сообщать сведения о берущих  взятки коллегах. Эх, скучаем мы по 37-му, не хватает обществу «сексотов», да еще среди народных слуг. Если с коррупцией позволено бороться такими детсадовскими методами, то пущай она лучше живет, родимая, куда нам без нее…

Размышления на тему прервала прозвучавшая с экрана фраза Грибоедова, вернее, его героя:

Там будут лишь учить по-нашему: раз-два!

 А книги сохранят так, для больших оказий…

Вот предвидел так предвидел… Действительно, теперь физкультура станет одним из главных предметов. Как сказал Лоуренс Оливье, «классик – это автор, которого еще цитируют, но уже не читают». Отчаянные протесты словесников – лишь гласы вопиющих в пустыне равнодушия. Таким же гласом, поддержанным лишь несколькими депутатами нашего парламента, остался призыв Казбека Торчинова придержать неудержимое финансирование футбольной команды из средств республиканского бюджета. Но что, скажите, делать? Спонсоры помалкивают, а власти, боясь, очевидно, потерять звание патриотов всенародно любимой игры, продолжают «забивать голы» в уже почти никем не защищаемые «народные ворота».

Так какие же мы? То воинствующие борцы за справедливость, которых никто не боится, то молчальники, ибо говорить – себе дороже, а нынче и так все дорожает. Интересно, хоть кто-нибудь позвонил на ЦТ Д. Диброву и высказал все, что думает о его предпоследней передаче? Обласканный (возможно, вполне заслуженно) вниманием телезрителей и теленачальства, ведущий пригласил на игру мужественного, как он его верно охарактеризовал, человека, победившего страшный недуг, и, поманив его тремя миллионами, задав инвалиду вопрос о… футболе, выпроводил его из студии без единого рубля, но под овации зала. Так кто же, повторяю, и какие мы?.. Наверное, такие же, как сама Россия. Нехорошо себя цитировать, но уж извините:

Проситель на паперти. Блеск патриарха.

Полет и паденье. Горечь и сладость.

Пьянство и трезвость. Диктат и анархия.

Безверье и вера. Величье и слабость…

Россия…

Нам легче дать десятку лавирующему  в автомобильном потоке инвалиду, чем протестовать против самого явления. Легче стоять в очереди у единственного, где принимают оплату, окна на почтамтах, чем напомнить почтовому начальству, что надпись «Универсальное» на всех окнах должно означать, что оплату принимают везде. Легче издать графоманскую книгу, чем доказывать автору, на фоне общего воинствующего непрофессионализма, что не количеством страниц и денег за их издание измеряется качество его творения.

На одной из центральных улиц Владикавказа появился симпатичный магазинчик (а может, кафе, из окна машины не разглядела) под милым названием «Матрешка». Это замечательно, но русское слово почему-то написано по-английски. И этим, по-моему, все сказано.

Ирина  Гуржибекова