О радикализме – радикально

Организаторы «круглого стола» «Молодежный радикализм: феномен или закономерность?» (а это Министерство общественных и внешних связей РСО-А, Центр социализации молодежи, Комитет по делам молодежи МОД «Высший совет осетин», Всеосетинский Союз молодежи) едва ли могли предположить, что затронутая тема может вызвать такой откровенный, злободневный и острый разговор, как не могли предположить и того, что из уст молодежи и представителей более старших поколений прозвучит столько критики в адрес республиканской власти. Но, как говорится, накипело. К тому же молодежи (а именно она превалировала среди участников «круглого стола», и именно она досидела до конца мероприятия, продемонстрировав тем самым, что не воспринимает происходящее как нечто, проводимое для галочки) в силу возрастных особенностей и нерастраченной чистоты и стремления к справедливости чужды страх и чинопочитание, она открыта и независима.

Поначалу, правда, все развивалось согласно намеченному сценарию. С докладом «Социально-психологические проблемы возникновения радикализма в молодежной среде» выступила ведущая «круглого стола», проректор по дополнительному образованию ВИУ, кандидат психологических наук Лариса Хабаева. Остановившись на характеристике радикализма, который противоположен консерватизму, умеренности и традиционализму (различаются разные формы радикализма: умеренные радикалы стремятся к реформированию общества щадящими средствами с минимумом насилия, экстремисты настаивают на самых решительных способах 
достижения целей, вплоть до террора, революционеры пытаются осуществить глубокие преобразования всех общественных институтов на принципиально новой основе), Лариса Муратовна обратила внимание собравшихся на то, что именно молодежь психологически легко воспринимает все новое, причем чем младше человек, тем более он подвержен социальному влиянию.      Но вот вопрос: кто на него влияет? Ведь если вдуматься, то получается, что, ввиду слабости институтов гражданского общества, отсутствия единой политики в сфере воспитания подрастающего поколения, повлиять на него может в принципе кто угодно. И есть силы, которые выгодно этим пользуются. Ведь молодежи присуще подсознательное чувство протеста против всеобщей коммерциализации общества, против несправедливости. Пережив ряд серьезных и сложных проблем, молодые люди, увы, теряют уверенность в завтрашнем дне, утрачивают ощущение своей социальной востребованности. Большинство из них живут в условиях нестабильности и постоянного риска. И тут может появиться некий ловец душ, который, акцентируя внимание на всех негативных явлениях окружающей действительности и не раскрывая до конца всей правды, сможет посулить нечто привлекательное. Лариса Хабаева была, несомненно, права в том, что на подобную удочку нередко попадаются молодые люди с неустойчивой психикой. Так-то это так. Но давайте не сбрасывать со счетов и тотальную безработицу, и коррупцию, и кумовство, царящие в нашем обществе. Как раз из-за них свет в конце тоннеля становится едва различимым. Добавим к этому низкий интеллектуальный уровень тех, кто подвергается обработке, скажем, религиозными экстремистами, и картина складывается вовсе безрадостная.

 

Остановившись на классификации молодежного радикализма, следующий докладчик Руслан Леков, преподаватель кафедры новой, новейшей истории и исторической политологии СОГУ, кандидат политических наук, выразил свою точку зрения по поводу обсуждаемой проблемы, заявив, что нельзя подходить к радикализму как к чему-то пагубному. Ведь в радикализме заложено стремление к прогрессу, к реформам. Взять для примера хотя бы тот же «Гринпис», который является радикальной природоохранной организацией. Да, молодежь склонна к радикализму, так как является наиболее активной социальной группой, которая пугает политическую элиту. Речь, конечно, в данном случае не идет о нелегитимных формах радикализма, каковыми являются экстремизм и терроризм, не идет она и о людях с психическими проблемами. Радикализм, заметил далее Руслан Леков, – это форма гражданского самовыражения. Выходя на демонстрацию, люди таким образом пытаются обратить внимание власти на свои проблемы. Другой возможности привлечь внимание, увы, не существует.

На последнее высказывание кто-то из присутствовавших в зале чиновников попытался, правда, подать реплику с места, не соглашаясь со сказанным. Но возражения прозвучали как-то неубедительно. Тем более что все мы знаем об отсутствии обратной связи, о том, что чиновники и простой народ существуют как бы в параллельных измерениях, никоим образом не пересекаясь. Между тем народ должен иметь информацию о том, что делает власть, безнаказанность и бесконтрольность которой влечет за собой массу проблем.

Третий докладчик Владимир Савхалов – заместитель директора Центра социализации молодежи – повел речь об еще одной грани обсуждаемой проблемы – об этническом радикализме. Он напомнил собравшимся об огромном количестве этнических и религиозных очагов конфликта, образовавшихся на территории бывшего СССР после  его распада. Недавние события на Манежной площади в Москве выявили и вовсе невозможное: фашизм, с которым Россия боролась в годы Второй мировой, стал для нашей державы реалиями дня сегодняшнего. И если на Северном Кавказе появились радикально-мусульманские группировки, то в Центральной России – скинхеды, считающие, что все выходцы с Кавказа – террористы. Появился и лозунг «Россия для русских!». «Мне довелось слышать, – продолжил свою мысль докладчик, – от одного человека и такой лозунг – «Осетия для осетин!». На вопрос, что делать представителям всех других национальностей, прозвучал ответ: «Вставайте и уезжайте». Так что и в Северной Осетии есть такие мысли у обывателя».

Прежде чем вернуться на свое место, Владимир Савхалов ответил еще на ряд заданных ему вопросов. Есть ли у нас в Осетии молодежные этнические группировки? Есть – Ирон Дин, ее членами являются только осетины, они утверждают что осетинская религия самая древняя. Подобное явление Савхалов назвал этноцентризмом со свойственными ему высказываниями: «Моя культура самая лучшая, все остальные находятся на задворках». «Часто историческая память, – добавил чуть позже Владимир Савхалов, – бывает причиной национализации. И наглядный пример тому – Чечня».

Что касается приведенного докладчиком лозунга «Осетия для осетин», то по этому поводу прозвучали такие высказывания: «Один человек сказал и подхватили. О межнациональных отношениях судят исходя из того, насколько республика многонациональна. А Северная Осетия – многонациональная. И в ней нет оттока русскоязычного населения». «Отток есть»,– прозвучало другое мнение.

Сам докладчик Владимир Савхалов рассказал, что, живя в Санкт-Петербурге, встречал немало своих земляков славянской национальности, уехавших из Северной Осетии потому, что в республике существуют большие проблемы с трудоустройством. Проблемы эти, заметил Владимир Савхалов, в одинаковой степени касаются представителей всех национальностей в силу ограниченных возможностей местной экономики (если можно так сказать!). Но, оказавшись в таких условиях, те, от кого что-либо зависит, предпочитают помочь трудоустроиться родственнику, соседу – по принципу свойства. Вот люди, преимущественно молодые, и уезжают за пределы Осетии, многие из них назад уже не возвращаются. Есть отток русских, есть отток осетин, и он связан с социально-экономическими условиями.

И все же, как заметил председатель Комитета Молодежного парламента РСО-А по патриотическому воспитанию и межнациональным отношениям Петр Павлов, отток русскоязычного населения (нечестно говорить, что этого нет) может привести к межнациональному дисбалансу.

Во время заседания «круглого стола» его ведущей Ларисе Хабаевой не раз приходилось возвращать собравшихся непосредственно к теме обсуждения. Чтобы не выходить за рамки обозначенной проблемы, подводя итог сказанному, она сама сделала вывод: «У нас в республике нет радикальных организаций. Радикальные течения в молодежной среде отсутствуют. Не нужно только путать политический и религиозный радикализм с молодежной субкультурой». Да, слава Богу, что нет. Но уберечь молодежь от экстремизма, не допустить того, что происходит в соседних регионах, – это в настоящее время одна из главных наших задач. И чтобы ее осуществить, как сказала заместитель начальника Управления Министерства юстиции по РСО-А Ирина Сланова, «нужно ответственно подходить к своей гражданской позиции, нужно поддерживать друг друга, невзирая на религиозную и национальную принадлежность» (с этим действительно трудно не согласиться).

«Радикализм, – заметила попросившая слово преподаватель исторического факультета СОГУ Лариса Сабаева, – бывает порожден социально-экономическими и политическими причинами. И первыми радикалами в новейшей истории были те, кто сокрушил СССР, обещая, что наступит демократический и капиталистический рай. Но рай не наступил».

«Я не вижу среди нашей молодежи радикалов, – заметила далее Лариса Сабаева. – А потому проблема, обсуждаемая на заседании «круглого стола», искусственная. Осетины – не террористы». А далее эмоциональный преподаватель истории, и вовсе отступив от обсуждаемой темы (видимо, наболело), начала говорить о других вопиющих проблемах дня сегодняшнего. О том, к примеру, что между властью и народом в нашей республике воздвигнута высокая Китайская стена. А с молодежью просто-напросто ведутся игры (после этих слов прозвучали аплодисменты, видимо выступавшая попала в точку). «Главная проблема для молодежи Осетии, – продолжила далее Лариса Сабаева, – неумение бегло читать и писать. Есть студенты, которые с трудом пишут. Потом, получив дипломы, они идут работать за прилавок». Словом, речь зашла и о качестве сегодняшнего образования, и, по-видимому, еще и о том, как попадают на студенческую скамью те, кто едва умеет читать и писать. Хотя Лариса Сабаева об этом ничего не сказала, но каждый, скорее всего, именно об этом и подумал. Ведь все мы не в лесу живем и неплохо об этом осведомлены.

Далее Лариса Сабаева вернулась уже к обсуждаемой проблеме. «Слава Богу, – сказала она, – что в нашем обществе нет молодежных экстремистских движений. Это не есть наша проблема. Однако молодежь нужно привлекать к хорошим делам, ибо идеологический вакуум заполняется чем угодно».

Тему, затронутую Ларисой Сабаевой, продолжил следующий выступающий – сотрудник СОИГСИ, занимающийся проблемами религиоведения Тимур Дзеранов. Отдав должное этнической толерантности, являющейся достижением нашей культуры, он все же заметил, что этнические проблемы есть и у нас. Наиболее подробно Дзеранов остановился на работах А. Чочиева, названия которых, где преобладают такие громкие слова, как «нарты-ариии», «аланы-арии», «два тысячелетия одиночества», говорят сами за себя. В этих сочинениях утверждается, что центром мировой цивилизации является Цхинвал, который расположен на реке Лиахве. Между тем этот населенный пункт, поделился своими знаниями Тимур Дзеранов, возник в XVII веке как… еврейское местечко. Что же касается истинных арийцев, то все это в истории уже было, было…

В трудах другого апологета ариев Д. Макеева все подается в несколько завуалированном виде. Но суть от этого не меняется: «Есть только арийская идеология и одна истинная религия, наследником которой является скромный осетинский народ». Отсутствие идеологической основы, по мнению Тимура Дзеранова, ни к чему хорошему привести не может. В дореволюционной России такой основой являлись православие и ислам, в СССР – коммунистическая идеология. Сейчас – ничего.

На проблему отсутствия идеологии обратил внимание собравшихся и депутат Парламента РСО-А, заслуженный тренер России по каратэ Борис Кантемиров. Он заметил: по поводу идеологии проводились разговоры с руководством, однако никто этим вопросом по-настоящему не обеспокоился. Вот и ведут беспрепятственно свои проповеди, скажем, те же свидетели Иеговы, причем говорят они персонально с каждым – и в этом сила сект. А кто может их заменить, кто может так достучаться до каждого? В результате вакуум заполняют религиозные течения. Что является более осетинским: традиционная религия, православие или ислам – это, заметил Борис Кантемиров, не предмет для спора. В таких вопросах каждый человек волен делать свой выбор. А вот наладить диалог между конфессиями просто необходимо. Тем более что у нас появилось несколько проповедников, получивших образование в Саудовской Аравии. Экстремизма в республике нет, но предпосылки к этому имеются. А потому с молодежью необходимо говорить, нужно научить ее мыслить аналитически. «Меня не устраивает заигрывание власти с религиозными лидерами, – выразил еще одно свое мнение Борис Кантемиров. – Они не занимаются экономическими и социальными проблемами, а занимаются тем, чем не должна заниматься светская власть».

Идею Бориса Кантемирова наладить межконфессиональный диалог поддержал кандидат исторических наук Нодар Ногаев, мотивируя это тем, что представители разных конфессий не в пику друг другу должны что-то делать, им нужно научиться слышать друг друга, вести конструктивный диалог.

По поводу предпосылок к экстремизму высказала свое мнение и преподаватель кафедры философии СКГМИ Ольга Олейникова. Она выразила озабоченность тем, что в нашей республике идет процесс исламизации христианского населения. А происходит подобное по такому вот сценарию: приходит сосед к соседу и говорит: «Чиновники на тебя плюют. Придешь к нам – поможем». И малоимущим они действительно помогают. Что происходит дальше? Сегодня на девушку надели хиджаб, завтра убивают ее мужа, говоря, что в его смерти виновны федералы, послезавтра она становится шахидкой. И это происходит не где-нибудь, а у нас, в Осетии. Да, экономика во главе всего. Но если такими же темпами все будет происходить и дальше, то неизвестно, к чему мы придем. И замалчивать имеющиеся проблемы, считает Ольга Олейникова, ни в коем случае нельзя. Тем более что каждый из нас видел таких девочек в хиджабах. Механизм привлечения молодежи действует моментально.

«Когда народ не имеет возможности высказать свои претензии власти, тогда может произойти все, что угодно, – высказала свое мнение Лариса Сабаева. – Власть глуха и слепа к народу. В советское время народ не был такой пылью под ногами власти».

Вообще претензий к власти участниками «круглого стола» было высказано немало. «Руководство нашей республики, социальная политика меня не устраивают. И в этом смысле я радикал», – высказался один из студентов – участников обсуждения. Другие выразили мнение, что сидящие в «сером доме», хоть кем-то и говорилось, что они тоже люди и имеют право на ошибку, на самом деле такого права не имеют. Плохо еще то, что руководителей нам навязывают. Или вот еще проблема: в те регионы, где имеют место протестные настроения, идут большие дотации из федерального центра. Наше же руководство отчитывается, что здесь все хорошо, и заработная плата высокая, и вообще все спокойно и замечательно, и дотации идут не к нам. О том, что в нашей республике тишь, да гладь, да божья благодать, можно узнать и из местных проправительственных газет. Если бы в названиях этих изданий не было слова «Осетия», то едва ли можно было предположить, что написанное имеет к нам хоть какое-то отношение.

 Черту же подо всем сказанным подвел Петр Павлов. «То, что сегодня состоялся открытый разговор с критикой власти, свидетельствует о том, что идет формирование гражданского общества», – заметил он. Хорошо, если это действительно так. Хотя до гражданского общества, думается, нам еще очень далеко. И все же народ уже не безмолвствует.

 

Ольга РЕЗНИК