В тяжелейшем для нашей Великой Родины 1942 году именно у стен Владикавказа была выиграна первая после разгрома немцев в ноябре–декабре 1941 года под Москвой, первая из ключевых битв Великой Отечественной войны – битва за Кавказ. Много легендарных, героических имен рождено в боях за Северную Осетию и ее столицу. Высоконравственные и справедливые цели защиты Отечества, беззаветная ему преданность вызвали к жизни богатырский дух, неиссякаемую энергию и самоотверженность. Благородная суть героизма, его массовый характер раскрылись с необычайной силой. 

В битве за Владикавказ 120 воинам было присвоено звание Героя Советского Союза. Это их подвигами, а также сотен  тысяч других воинов овеяно звонкое, гордое звание города воинской славы – Владикавказа.

Предлагаем читателю увидеть события тех дней  глазами одного из них.

…Верю, читатель знает и помнит одну из лучших кинолент о Великой Отечественной «В бой идут одни старики» с Леонидом Быковым, так блистательно исполнившим роль главного героя. Но не всем, очевидно, известно, что боевые действия, о которых повествует эта экранизация битвы за Кавказ, документальны и происходили в «огненном небе» Владикавказа.  А прототипом главного героя стал Емельяненко Василий Борисович.

 

Родился Василий Борисович 16 января 1912 года в поселке Николаевский (ныне город Николаевск Волгоградской области) в семье рабочего. Русский. В 1928 году окончил 9 классов средней школы. В 1931–1932 годах – студент композиторского факультета Московской консерватории. В 1933 году окончил
Саратовскую школу пилотов ОСОАВИАХИМА, а в 1934 году – Центральную летно-инструкторскую школу в Москве.

...В Гурзуфе, на отдыхе, его застала война.

В Красной Армии – с июня 1941 года. Доброволец. Призван Николаевским горвоенкоматом. Работал летчиком-инструктором Николаевского аэроклуба.

В комсомоле – с 1930 года.

В Коммунистической партии – с 1942 года.

В боях Великой Отечественной войны – с мая 1942 года. Штурман 7-го гвардейского Севастопольского ордена Ленина штурмового авиационного полка 230-й штурмовой авиационной дивизии 4-й воздушной армии Северо-Кавказского фронта. «Школу» боевого применения штурмовика Ил-2 постигал под руководством прославленного, многоопытного летчика, Героя Советского Союза Николая Антоновича Зуба.

В сентябре–декабре 1942 года гвардии капитан Емельяненко дрался с фашистскими оккупантами в огненном небе Осетии.

...К августу 1943 года совершил 88 боевых вылетов, уничтожил и повредил 23 самолета врага, подбил и сжег 47 танков, 147 автомашин с боеприпасами и другим имуществом, вывел из строя 6 паровозов, на его счету до 1500 уничтоженных гитлеровцев.

В воздушных боях лично сбил два вражеских самолета. Трижды был сбит сам.

Летом 1942 года лейтенант Емельяненко повел группу из шести Ил-2 на штурмовку колонны немецких войск. При выполнении боевого задания его самолет был сбит зенитным огнем. И он вынужден был совершить посадку в степи, в километре от разбитой колонны врага, от которой к нему уже бежали немецкие солдаты... И неизвестно, чем бы все закончилось, если бы на помощь к нему не поспешил летчик из его штурмового полка Михаил Талыков. Под огнем врага он посадил свой самолет рядом, буквально выхватил из рук гитлеровцев Емельяненко  и спас ему жизнь.

И здесь, под Владикавказом, как вспоминал Василий Емельяненко, каждый участник сра-жений проявлял невиданный героизм.

«...Нашей целью были немецкие танки у Хаталдона. Это родные места Володи Зангиева: здесь прошли его детство и юность... Слева по курсу – зеленые горы, у подножия вьется дорога, и там Хаталдон. А на нас сверху уже пикировала первая четверка «мессеров». Первая атака по ведущему! Зангиев все же успел дать заградительную очередь, и так удачно... что один истребитель с дымным шлейфом круто пошел к земле. Это была первая победа Зангиева, предотвратившая неминуемую гибель ведущего (ведущий Василий Емельяненко. – М. Б.). Я не мог глаз оторвать от сбитого самолета – следил за ним... пока тот не ударился о землю... А вскоре, выходя из первой атаки по танкам, я увидел горевший и кувыркавшийся штурмовик. Видел, как из кабины вывалился огненный ком и стремительно понесся вниз. У самой земли потянулась белая лента купола парашюта, но и по ней струился огонь... Не один я видел гибель Володи Зангиева вблизи его родного селения Ардон.

...А в конце сорок четвертого он вернулся...

...С сильными ожогами, со сломанной ногой он попал в плен... В мае 1943 года сумел бежать из концлагеря... И спустя два года... вернулся в свой 7-й гвардейский штурмовой с необычной для летчика наградой – медалью «Партизан Отечественной войны» I степени. И снова начал летать...

А третью жизнь Володя отсчитывал с конца 1944 года, когда в боях за плацдармы на Нареве он на своем штурмовике выполнял боевое задание в сильнейшую метель, врезался в сосны и уцелел».

Из дневниковых записей.

«6 ноября… В небе ракета: нам все-таки лететь сегодня под вечер в четвертый раз. Снова лететь на Гизель, откуда немцы все еще пытаются прорваться… И вот мы летим над Сунженской долиной. Под левым крылом плывут южные лесистые склоны. Видна Столовая гора. Ее не спутать ни с какой другой: вершину на высоте три тысячи метров будто кто-то гигантским мечом наискосок снес… Надо держаться чуть правее ее. В районе Гизели много зениток. А под нами – дымящийся город. Я прижимаюсь еще ближе к горам и тесно идущего слева Федю. Высота более тысячи метров. Зенитки все еще молчат, а цель уже видна. Еще немножко потянем – и вниз на скопившиеся у дороги машины. Начинаем маневр.

Вдруг залп зениток. Мой самолет вздрогнул, слева в поле зрения что-то мелькнуло, глянул – беспорядочно кувыркается штурмовик с отбитым крылом. Он рухнул в лес на склоне горы, и там взвился столб огня. 

– Артем, Артем! – закричал я не своим голосом и повернул на зенитки. Ведомые ринулись следом. Сбросили бомбы. Штурмуем.

Один заход, второй заход, третий… Зенитки замолчали. Мы  начали бить по машинам, но тут на нас навалились «мессеры». Ходим по оборонительному кругу на малой высоте, истребители пытаются зайти с хвоста то одному, то другому. Рядом со мной прошла трасса, крутнул свой штурмовик, оглянулся – «мессер» пронесся мимо. Его отогнал шедший за мной Вася Шамшурин. Молодец! Не раз пришлось с ним отбиваться от истребителей… в ходе напряженной боевой работы 5, 6, 7 и 11 ноября 1942 г. под Владикавказом по уничтожению танковой группировки противника на рубеже Гизель–Дзуарикау.

…11 ноября. Разгромлена окруженная гизельская группировка противника. Это была наша первая крупная победа на Кавказе… Наши соседи – сталинградцы  начали окружение 330-тысячной армады гитлеровцев на Волге. Теперь-то все уже твердо  верили, что скоро мы двинемся на Запад…

Но не бывает бескровных побед. Много наших боевых товарищей полегло здесь.     А в этот день, день полного разгрома гизельской группировки, полк понес новую тяжелую утрату. Не вернулся наш Петро Руденко – самый опытный, самый закаленный боец. Он погиб в неравном бою с истребителями в районе Моздока. Темно-синяя шинель с поблекшей эмблемой висела на гвозде, а на опустевшей койке рядом с набитой соломой подушкой стоял патефон. Я вспомнил слова Петра: «Як мене вже не стане, то подарить цей патыхвон тому летчику, який буде наихрабрейшим… Мысленно я перебирал имена… Все они сражались беззаветно, но этот патефон я бы отдал Василию Шамшурину.

18 ноября. Наша задача – уничтожить вражескую технику, сосредоточенную к северу от Дзуарикау, за дорогой сады буквально забиты машинами. Наверное, фрицы приготовились к прорыву из окружения.  Это – наша цель. Слева у меня теперь вместо Артемова идет Остапенко, справа  – Шамшурин, сзади – Миша Талыков и Женя Ежов. Идем на цель. Шамшурин что-то приотстал. Но что это?! Под фюзеляжем его самолета, на котором надпись: «Отомстим за Масьпанова!» – заструился огонь, он тоненькой ниточкой потянулся к хвосту, разрастаясь на глазах. Значит, пробит нижний бензобак, что под ногами летчика.

– Шамшурин, Шамшурин, снизу горишь, возвращайся, горишь, возвращайся, – передал я ему как можно спокойнее.

В ответ он лишь легонько качнул с крыла на крыло – значит, слышит. Но почему не отворачивает? До линии фронта недалеко. А пламя все больше, уже из боковой задвижки кабины заструился дым. Шамшурин сдвинул назад фонарь, взялся левой рукой за лобовое бронестекло, приподнялся, смотрит вперед, что-то высматривает.

– Прыгай! – кричу ему. – Прыгай!

Что же он медлит?! А он погрузился в дымную кабину, увеличил скорость, оказался впереди нас. Самолет с огромным огненным хвостом начал полого снижаться. От него потянулись трассы. Шамшурин короткими очередями бил  по скоплению машин, близко земля, одна очередь, вторая, третья… Надо выводить из угла.

– Вывод! Вывод! – успел я ему крикнуть.

И тут же нагруженный бомбами штурмовик взорвался в гуще колонны фашистских танков и машин …

– Атака! Атака!!!

Мы перешли в пикирование туда, где пламя, взрывы, дым…

Бессмертен его огненный таран у Дзуарикау. Кто мог подумать, что в этом тихом парне таился такой колоссальный заряд мужества?!

15 декабря. Был митинг. Выстроили полк. Вынесли гвардейское знамя. Зачитали Указ о присвоении звания Героя Советского Союза Петру Ивановичу Руденко. «Указом Президиума Верховного  Совета СССР от 13 декабря 1942 года гвардии лейтенанту Руденко Петру Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза». Посмертно. 

Зачитали представление на присвоение высшей степени отличия Василию Григорьевичу Шамшурину. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1943 года ему присвоено звание Героя Советского Союза». Посмертно.

В конце 1943 года Василий Борисович был назначен инспектором по технике пилотирования 230-й штурмовой авиационной дивизии. И по-прежнему вылетал с группами на боевые задания, а по возвращении проводил разбор полетов, передавая свой богатый боевой опыт молодым летчикам. Именно эти эпизоды и легли в основу фильма «В бой идут одни старики».

О его дальнейшем боевом пути красноречиво свидетельствуют строки из характеристики, данной ему командиром 7-го гвардейского штурмового авиационного полка гвардии майором Хашпером, командиром 230-й авиадивизии, Героем Советского Союза гвардии полковником Гетьманом, командующим 4-й воздушной армией генерал-лейтенантом авиации Вершининым, командующим войсками Северо-Кавказского фронта Ив. Петровым:

 «...На фронтах Отечественной войны гвардии капитан Емельяненко с 24 мая 1942 года. За 4 эффективных боевых вылета, в результате которых было уничтожено 15 повозок с боеприпасами, 11 автомашин с боевым грузом и пехотой, до 50 солдат и офицеров, сожжено 4 и повреждено 12 фашистских самолетов, гвардии капитан Емельяненко награжден орденом Красного Знамени.

Без отрыва от боевой работы эскадрильи обучил 10 летчиков, прибывших на укомплектование авиаполка, и ввел их в боевую работу на самолетах Ил-2. За это он награжден орденом Красной Звезды.

О мужестве и подвигах Емельяненко, проявленных в боях, достаточно известно всему со-ставу полка, о нем как о герое знает весь Северо-Кавказский фронт, ибо он в каждом воздушном наступлении нашей авиации показывал высокое мастерство штурмовых ударов по противнику. Водил группы до 30–60 самолетов, делая по 3–4 боевых вылета в день. Отличное знание самолета Ил-2, высокая штурманская подготовка, систематическая работа над собой – все это дало возможность вырасти в течение года от рядового летчика до штурмана гвардейского полка.

В июне 1942 года, когда противник начал подтягивать свою авиацию на аэродромы Донбасса, полку была поставлена задача последовательными налетами сорвать замысел врага. Шесть раз Емельяненко водил группы на штурмовку фашистской авиации с применением ВАП-2000 с фосфором: 3 июня 1942 года – налет на Сталинский аэродром, 9 июня – на Барвенковский, 16 и 17 июня – на Артемовскиий, 21 июня – на Константиновский. В результате уничтожено и подожжено до 80 самолетов противника, преимущественно бомбардировщиков Ю-88, о чем сообщало Совинформбюро.

2 ноября 1942 года,  во время выполнения боевой задачи по уничтожению танков противника под Владикавказом, Емельяненко обнаружил на участке Ардон–Гизель, на высоте 565 вышедшую за линию БС группировку танков до 15 единиц. Об этом наземному командованию и 4-й воздушной армии не было известно. Группа Емельяненко нанесла штурмовой удар по танкам и добыла весьма важные разведданные. На этот участок были направлены удары 4-й воздушной армии, и возможность прорыва врага во Владикавказ была предотвращена.

9 января 1943 года в трудных метеоусловиях Емельяненко в паре нанес удар по скопившимся на ст. Нагутская паровозам. Двумя точными заходами уничтожено и повреждено 6 паровозов, а на обратном пути лично им сбит немецкий бомбардировщик Ю-88. Все результаты подтверждены летчиками 230-й штурмовой авиадивизии.

10 марта 1943 года – день решительных сражений наших войск за овладение станицей Абинской. В этот день гвардии капитан Емельяненко четыре раза водил полк в бой, образцово выполнил боевой приказ, за что все экипажи получили благодарность от командующего 4-й воздушной армией.

7, 8 и 9 августа 1943 года полку была поставлена боевая задача нанести последовательные массированные удары по артиллерийским позициям противника южнее ст. Молдаванская. Цели: Горно-Веселый, Ленинский, Спиртовой и Вышка. Шесть раз водил Емельяненко весь полк и несколько групп из других полков в бой, точно заходил на цель, метко наносил удары по врагу, делая по два-три захода, пребывал над целью до 20–25 минут».

Вот за эти и другие боевые подвиги Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 апреля 1944 года гвардии капитану Емельяненко Василию Борисовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» № 3511.

В 1944 году направлен на учебу в Военно-воздушную академию, которую окончил с золотой медалью. После войны работал там же преподавателем кафедры тактики авиации. Кандидат военных наук, доцент.

Член Союза писателей СССР, почетный гражданин города Николаевска.

Участник Парадов Победы 24 июня 1945 года и 9 мая 1985 года.

Его перу принадлежат такие печатные труды, как: «В военном воздухе суровом» (М., 1985); «Воздушный мост – спасение во тьме» (М., 1998); «Ил-2 атакует огненное небо 42-го» (М., 2007).

В начале 70-х годов ушедшего столетия Василий Емельяненко приехал в Осетию, исходил места боев и установил памятник у створа Суарского ущелья в семи километрах юго-восточнее Майрамадага в лесистой местности, там, где «Волчьи ворота», на месте гибели своего друга, однополчанина гвардии лейтенанта Артемова Федора Никоноровича.

Памятник состоит из фрагмента хвостовой части самолета МИГ-15, к нему прикреплена медная табличка с надписью: «Летчикам 4-й воздушной армии, освобождавшим Северный Кавказ».

И святой долг нынешнего поколения молодежи бережно ухаживать за этим памятником, сохранить на века это свидетельство беспримерного мужества защитников Родины.

В сердцах жителей Осетии память о Василии Емельяненко останется нетленной, как нетленна наша память о всех тех, кто своим ратным подвигом отстоял родную землю.

С 1973 года полковник В. Б. Емельяненко – в запасе.

Награжден орденами Ленина № 17801, Красного Знамени № 39730, Отечественной войны I степени и II степени №  314, двумя орденами Красной Звезды № 101073, № 3480024, орденом «Знак Почета», медалью «За оборону Кавказа», другими медалями.

Жил в Москве.

24 февраля 2008 года Василия Борисовича не стало. Похоронен в Москве на Митинском кладбище.

 

Мария  БЕТОЕВА