Как то на сцене российской эстрады показывали такой номер. На магнитофонную ленту записали многократно повторяющийся набор из нескольких вопросов. Набирали номер телефона аптеки и включали магнитофон. В трубке звучало: Здравствуйте, у Вас хурум-бурум есть? – Нет, сейчас нету. - А что есть у Вас от головы? … И т.д. Всякий раз дело заканчивалось тем, что через минуту-полторы «хурум-бурум» от головы уже требовался аптекарю, и он бросал трубку. Все это живо вспомнилось, когда прочитал ответы чиновников на вопросы жителей нашей республики, заданных в рамках акции «Мы и власть», проведенной одной республиканской газетой. Оказывается, жизнь в нашей республике намного колоритнее, чем анекдоты и выдумки самых остроумных юмористов. Судите сами. Люди к власти обращаются только после того, когда во всех других власти подчиненных инстанциях годами не решаются простейшие, но жизненно важные для них вопросы и рассчитывают (по своей наивности) на их решение. Но, давайте посмотрим внимательно, как их решают представители власти

 

 Председатель одного ТСЖ вопрошает, почему в доме после ремонта на первом этаже, проведенного ОАО «Геополис», тепло вверх не поднимается. Руководитель Государственной жилищной инспекции Э. Ваниев в качестве ответа переправляет ему письмо руководителя, на многочисленные отписки которого жалуется вопрошатель. В письме говорится, что «данное подключение не может существенно влиять на общую гидравлику отопления жилого дома» и рекомендует ему пригласить независимых экспертов, если он с ответом не согласен. Как видим, у ответа и вопроса нет ни одной общей точки, они даже не пересекаются. После ремонтных работ в верхние этажи дома тепло не поступает, и люди пытаются восстановить нормальное отопление в квартирах, а им в ответ рассказывают про «общую гидравлику отопления жилого дома».
Ветеран труда З. Бадтиева за 2009 год недополучила денежную компенсацию за оплаченный газ и, устав от хождений по многим инстанциям, тоже обратилась к власти. Ей ответили: «Вам произведены начисления социальных гарантий не в полном объеме. Для устранения сложившейся ситуации министерством направлено письмо …, что вопрос взят на контроль» и далее в таком же классическом стиле бюрократизма. То, что ответ никакого отношения не имеет к сути вопроса, видно даже издалека, но не понятно о чем идет речь. Судя по информации, социальные гарантии это не нормативный акт, принимаемый законодателем, а что-то вроде трудодней или каких-то процентов, которые в нашей республике начисляются в различных конторах. Интересно узнать в какой конторе у нас начисляются политические гарантии и в полной ли мере они начисляются?
Читатель Н. А. сообщает, что он в нотариальной конторе оформил приятелю на его имя генеральную доверенность на свою машину и задает конкретный вопрос: «Сможет ли этот человек продать мою машину?». Наверно читатель ожидал получить ответ что-то вроде «Да, сможет» или «Нет, не сможет». Но вместо этого нотариус Владикавказского нотокруга рассказывает ему о том, что автомобиль является источником повышенной опасности, и что часто при ДТП виновные скрываются с места аварии, что скоро за безопасностью движения на дорогах и улицах повсеместно будут наблюдать видеокамеры и т. д и т. п., и в конце солидного (по объему) повествования информирует его о том, что он в любое время может аннулировать доверенность. И ни «бе», ни «ме» на конкретный вопрос.
Чем больше ясности и конкретики ожидаешь от представителей власти с учетом их профессиональной деятельности, тем больше получаешь «хурум-бурума» на свою голову. Ответы законодательных структур Государственной власти ожидаемо должны быть юридически выверены и иметь однозначную доказательную базу, не оставляющую никакого места сомнениям и догадкам. Но вместо этого читатели, которые жаловались на бездействие депутата, получили подобие перепалки базарных баб, где главный аргумент – «сама такая». 
С какими бы вопросами, предложениями, идеями не обращались граждане к власти, за редким исключением всякий раз на их ни в чем не повинные головы обрушивается лавина чиновничьего «хурум-бурума» и на этом все заканчивается. И в этой ситуации меня интересуют две вещи. Как долго и в каких количествах народ готов потреблять этого самого чиновничьего «хурум-бурума»? И второе, читают ли медики эти «ответы» чиновников или нет? Если читают, то почему не реагируют. Ведь это же тяжелый случай, если у ответа и вопроса нет ни одной общей точки.  

Батрбек Кусов