«Говорят, под Новый год что ни пожелается, все всегда произойдет, все всегда сбывается…» – кто не знает этот детский стишок? Алан Аланович, скромный бухгалтер, тоже его знал. Вообще-то, при всей «зацыфиренности» своей профессии, он был в душе романтиком, правдолюбцем и защитником угнетенных. А еще – самокритичным. В укор родителям ставил только то, что его наградили именем-отчеством, которое смотрело на него со всех магазинных и кафешных витрин, рекламных щитов и газетных страниц. Новый год он почитал главным праздником, но, честно говоря, от нынешнего ничего нового не ждал, и поскольку «человек – сам кузнец своего счастья», в последнее воскресенье старого года отправился на рыбалку.

 

Поначалу ловилось как обычно, то есть – не ловилось. И вдруг – клюнула какая-то довольно крупная рыба с золотистым отливом неведомо какого роду-племени. Алан Аланович виртуозно подсек, и рыба, затрепетав в его руках, заговорила: «Чего тебе надобно?» Первая мысль, пришедшая в голову Алана Алановича, была не недоумением – как это, мол, рыба говорит, – а благодарностью за то, что она не добавила, как у Пушкина, – «старче». Рыбаку всего-то ничего, недавно только пятьдесят стукнуло.
И тут он решил подыграть этой мистической ситуации: чего я желаю? А вот хочу на денек Главой республики стать! «Будешь!» – уверенно сказала рыба и выскользнула в реку из онемевших рук своего несостоявшегося погубителя. «Вот дурак же я», – подумал Алан Аланович, свернул удочки и поехал домой.
Наутро его разбудил звонком в дверь какой-то молодой человек, который вежливо осведомился: «Вы на работу или куда? Машина подана». Алан Аланович выглянул в окно, увидел автомобиль непонятной марки, пожал плечами и стал одеваться, решив продолжить эту становящуюся забавной игру. У меня вроде не было такого костюма, – подумал он, вертя в руках импортную «двоечку»…
Дверь в машине перед ним почтительно распахнули. У Дома правительства проходящие робко кланялись, улыбались, кое-кто пожимал руку… Озираясь по сторонам, Алан Аланович прошел по длинным коридорам, и только когда утонул в мягчайшем кресле и увидел восемь телефонных аппаратов, решил, что все это ему, точно, снится.
 Секретарь, миловидная шатенка, внесла кипу телеграмм: «Вот, пожалуйста, 420 поздравлений с вашим назначением. Вам чай или кофе?»
Я в раю, - подумал Алан Аланович. Но кофе допить не успел: звонок из Москвы – на проводе Президент. Из трубки посыпались вопросы, на которые он явно не знал ответов и бормотал что в голову придет. Потом занесли новую почту – около ста жалоб. Начал было их разбирать, но секретарь предупредительно посоветовала просто ставить на каждой резолюцию «Разобраться!». Алан Аланович прищурился и на каждой дописал: «...и доложить в трехдневный срок!»
Вскоре его увезли приветствовать китайских пинг-понгистов. Потом сообщили, что митингуют таксисты – требуют сократить количество маршруток; они включили сигнализацию, и теперь на улицу можно было выйти только заткнув уши. Дальше – больше… Надо было срочно присутствовать в театре на презентации новой книги известного общественного деятеля «Я и моя республика». Текст приветствия был напечатан так мелко, что Алан Аланович отложил его и просто сказал, что счастлив поздравить автора и пожелать новых творческих достижений. И не преминул съязвить: «В частности, написать книгу «Я и Россия».
Да нет, какой там рай, это просто Голгофа, – решил Алан Аланович, когда ему сообщили, что надо через час срочно вылететь в Москву на заседание Президиума партии «Новейшая Россия». Ну, я вам сейчас покажу, -сказал он сам себе, потирая руки, и повелел, чтобы через полчаса в большом зале собрали всех банкиров, президентов ООО и ОАО, прочих бизнесменов. Собрали. Я улетаю, сказал он им, - но чтобы в течение двух-трех часов каждый из вас перевел по два миллиарда на счет нашего бюджета. Хватит людям бедствовать. Иначе, когда вернусь, найду варианты, чтобы позакрывать все ваши офисы-конторы. Приглашенные пытались протестовать, один даже заявил, что у него на счете всего 150 тысяч рублей, да и те он собирался пожертвовать бездомным, но Алан Аланович был непреклонен.
Общий шок присутствующих он уже не мог наблюдать, так как летел в самолете. Через два с половиной часа ему в столицу доложили, что задание выполнено, отказался только некий его дальний родственник, сказав, что с ним дома потом разберется.
Вернувшись за полночь, Алан Аланович выпил таблетку от головной боли, отпустил водителя и провалился в сон. Утром его телефон не работал – оказалось, отключили за долги. На столе лежали «повестки» по поводу уплаты услуг ЖКХ. Внизу, естественно, никаких «мерседесов» не просматривалось. Слава Богу, это был всего лишь сон, – вздохнул Алан Аланович.
Но тут с улицы раздались какие-то крики, ропот, гул, он вышел на балкон и увидел пикетчиков, в которых без труда узнал нескольких бизнесменов и бизнес-леди. Они размахивали плакатами: «Верните нам наши честно заработанные деньги!», «Главу не назначать, а избирать!», «Сильный банк – сильная Россия!» и другими.
Алан Аланович утер пот со лба: значит, это не сон? Вот и ходи на рыбалку под Новый год… А какая уха могла получиться – на неделю хватило бы…

Со слов пострадавшего записала
Ирина Гуржибекова