С целью изучения общественного мнения о разделенности осетинского народа летом 2010 года отделом социологических исследований и политологического мониторинга Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева на территории РЮО и РСО-А был проведен экспертный опрос. В нем приняло участие 10 человек, в число которых вошли ведущие журналисты, экономисты, политологи,  историки, филологи, социологи, юристы и государственные чиновники, проживающие как на территории РЮО, так и РСО-А с разной этнической принадлежностью, в том числе осетины, русские, грузины. Подбор экспертов, основным критерием которого были компетентность и широкий кругозор, осуществлялся в соответствии с уровнем общего представления о проблеме, а также по принципу профессионального отношения к данной области знаний.

 

О результатах экспертного опроса рассказал автор данного проекта ведущий научный сотрудник отдела социологических исследований и политологического мониторинга Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева, кандидат политических наук, доцент Инал Борисович Санакоев.

– Инал Борисович, с какой целью вы провели экспертный опрос, какие задачи вы ставили пред собой?

– В рамках проведенного исследования решались следующие задачи:

– определение основных параметров проблемы разделенности осетинского этноса и выявление ее качественных характеристик;

– исследование основных причин и истоков появления этой проблемы в плане исторических, политических, географических и этнокультурных предпосылок;

– анализ всех последствий ситуации разделенности для осетинского народа в различных сферах общественно-политической жизни;

– выявление генезиса и основных параметров идеи объединения осетинского народа и также шансов на практическую реализацию;

– выработка экспертного прогноза по перспективам развития ситуации;

– составление программы действий рекомендательного характера для скорейшего преодоления ситуации разделенности осетинского народа и выходу из затянувшегося тупика.

– Инал Борисович, почему в последние десятилетия проблема разделенности Осетии актуализировалась и выходит на политический план?

– Проблема актуализирована потому, что возникла, выросла и продолжает сохраняться опаснейшая угроза самому существованию осетинского народа и в первую очередь  его южной части.

Другой фактор актуализации проблемы разделенности – это рост национального самосознания. Этот процесс в его зримом воплощении начался на юге в конце 1980-х гг., тогда, когда туда прислали печатные машинки с грузинским шрифтом с требованием  перевода на грузинское делопроизводство всей общественной жизни. Осетинам пытались оставить лишь  узкую нишу в семье, где бы они могли разговаривать по-осетински. Вот тогда, как ответ, как охранительная реакция этноса, у осетин начался быстрый и принявший вполне цивилизованные формы рост национального самосознания. При этом осетинам удалось за эти годы избежать крайностей национализма и сформировать универсалистское национальное самосознание.

Третья причина актуализации проблемы разделенности Осетии связана с общей политической нестабильностью в мире. В период существования СССР европейские и азиатские границы были незыблемыми. Они обеспечивались относительным равновесием сил на мировой арене, но как только это равновесие было нарушено, многие народы пришли в движение и однозначно заявили о своем желании преодолеть свою разделенность и иметь свое национальное  государство. И в этом деле они используют мировой конъюнктурный момент.

– Инал Борисович, как разделенность влияет на различные стороны жизни осетинского народа?

– Одним из наиболее важных проблем в разделенности являются ее последствия и влияние на различные стороны жизни этносов.

В социально-политическом плане раздельное существование в ситуации фактической разделенности в течение довольно продолжительного времени двух ветвей одного народа привело к тому, что каждая из ветвей осетинского этноса приобрела собственный опыт политической самоорганизации. Различный опыт политической самоорганизации очень тяжело отразился на осетинском этносе. Это большой минус в том плане, что не удалось организовать  общенародное единоуправляемое течение осетинской внутриполитической жизни. Это повлекло за собой массу негативных последствий. Если бы мы жили единой политической жизнью, то целый ряд вопросов  у нас решался бы совершенно по-другому, начиная с единой языковой политики  и заканчивая непосредственно политическими формами самоорганизации нашей национальной жизни.

В сфере национальной культуры разделенность Осетии создает не меньше проблем, чем в политической, а может быть и гораздо больше, поскольку изменения здесь постепенно приобретают необратимый характер. Состояние разделенности отрицательно влияет на состояние языка, культуры, идентичности, формирует различные системы образования, сдерживает унификацию, затрудняет выработку единых норм образования, т.е. препятствует созданию единого и общего культурного пространства.

Разделенность и отнесенность к разным культурам чреваты какими-то противоречиями внутри самого этноса. При этом наиболее губительно, когда внутри осетинского этноса происходит деление не только на север и юг, но и деление по ущельям и даже по селам. Это происходит потому, что нет единого критерия и алгоритма, вокруг которого бы население консолидировалось.

По экспертным оценкам в результате разделенности даже в такой тонкой, чувствительной и ранимой сфере, как язык, были весьма заметные дивергентные процессы. По сегодняшний день так и не удалось принять, тем более начать реализовывать, общенациональную языковую программу.  По данным ЮНЕСКО, осетинский язык уже находится в реестре языков, находящихся под угрозой исчезновения. И угроза действительно есть, поскольку сегодня осетинский язык функционирует лишь в качестве средства межличностного общения.

– Инал Борисович,  какие шаги на сегодняшний день можно предпринять для того, чтобы хоть как-то способствовать делу объединения Осетии?

– Объединение надо готовить собственными силами, подготавливать на низовом, политическом, экономическом, культурно-духовном уровнях, а затем думать о том, как это можно оформить. То есть главная идея заключается в том, что объединение надо осуществить пока де-факто, а затем оформлять де-юре. Именно по такому принципу создаются и впоследствии признаются государства и делается вся мировая политика в целом.

В любом случае мы должны заявлять о себе как нация, как этнос, заявлять, что объединение –  это наша   стратегическая задача, то есть мы должны очень жестко, по максимуму, обозначить нашу национальную идею. И, исходя из этого, надо решать какие-то ситуационные  исторические задачи.

Нам надо укреплять наше национальное единство. Это за нас никто не сделает. Мы должны сами приложить усилия. А что касается будущей формы государственности,  в которой мы будем поддерживать   свое национальное существование, жизнь все расставит на свои места. Конечно, не только от  нас одних что-то зависит, но мы должны показать пример национального единства, и тогда нас больше будут уважать в мире и считаться с этим. Когда этнос или нация демонстрирует свое единство, то и мировое сообщество уважает это и решает все проблемы исходя из того, что мы есть как реальность.

Сейчас осетинский народ имеет определенный шанс для экономической, культурной и политической интеграции. И  если этот шанс будет упущен, то неизвестно, какое тогда будущее ждет осетин как этническую общность.