Итак, мы вновь возвращаемся к теме «Истока». Формальным поводом можно, конечно, считать митинг, состоявшийся 7 декабря на Театральной площади Владикавказа.
На это мероприятие, проходившее, кстати, в обычный рабочий день, собралось примерно около пятисот бывших работников крупнейшего в России производственного комплекса по производству широкого спектра алкогольной продукции и, напомним, фактического монополиста на российском рынке шампанских вин, производившего более четверти всего объема этого игристого напитка. 
Мероприятие прошло очень корректно и организованно. Истоковцам, правда, не разрешили, как это обычно бывало, установить звукоусилительную аппаратуру на возвышенности ступеней главного входа в Осетинский театр, мотивировав запрет тем, что они могут испортить недавно проведенный ремонт парадного подъезда. Поэтому митинг прошел у подножия памятника Коста Хетагурову.

 

Конечно, количество участников и сочувствующих истоковцам могло быть значительно больше, если бы акция проходила в выходной день. Почти не было праздных зевак, предпочитающих фланировать поближе к проспекту Мира и Центральному рынку, и вовсе отсутствовали представители власти из числа руководства соответствующих ведомств, депутатов разных уровней, а также кто-либо из наших профсоюзных боссов, причем обеих конкурирующих организаций – и ФНПР и СОЦПРОФа. Удивительным был и тот факт, что поддержать (хотя бы на словах!) истоковцев на митинг почему-то не пришли лидеры региональных отделений политических парламентских партий – ни справедливороссы, ни единороссы, ни либерал-демократы, ни коммунисты. Это вдвойне удивительно, потому что 2011 год – это год выборов в российский и республиканский парламенты, и партиям нужно набирать очки. Выходит, не нужно? Что, уже договорились? Ведь по логике две с половиной тысячи бывших истоковцев, не менее тысячи их смежников и, по меньшей мере, вдвое большее число членов их семей – это немалая часть избирателей, так называемого электората. Что вообще происходит?
В республиканской прессе прозвучали однозначные обещания руководства всеми способами поддержать «Исток», не дать кануть в небытие крупнейшему и главному бюджетообразующему предприятию республики. Но никто на митинг не пришел, никто не рискнул выступить перед истоковцами. Может быть, боялись прямых и крайне неудобных вопросов? Может быть. Или опасались ляпнуть что-нибудь лишнее, а затем за это поплатиться? По принципу чеховского Беликова «как бы чего не вышло»? Не исключено. Версий того, почему нынешние чиновники и депутаты боятся напрямую, а не с экранов телевизоров и со страниц официальных газет, говорить с народом, можно строить много. Но ясно одно: они, почти как декабристы в хрестоматийной работе Ленина, «страшно далеки от народа». Все очень просто – наши чиновники и политики, по меткому выражению Дмитрия Медведева, «забронзовели», причем до такой степени, что уже, со временем покрывшись благородной патиной, «позеленели».
А ведь с такой позицией можно и вляпаться. А что, если вдруг произойдет то, что мы наблюдали в Пикалёво, когда премьер Путин в присущей ему манере жестко вмешался в ситуацию? Чем и как будут объяснять наши «забронзовевшие» от загара в соляриях и на зарубежных курортах чиновники свое равнодушие и бездействие?
Вечером того же дня депутат Государственной Думы Арсен Фадзаев, поставивший на личный контроль проблему «Истока», позвонил своим помощникам и подробно расспрашивал их о прошедшем митинге, ожидая, очевидно, вестей о конкретных действиях чиновников, депутатов, представителей профсоюзов и политических партий. По завершении разговора Арсен Сулейманович попросил довести до истоковцев информацию, что он предпринимает все возможные шаги для того, чтобы в дело вмешались руководители федерального уровня и не допустили ликвидации уникального производственного комплекса, и две с половиной тысячи сотрудников «Истока» вернулись к своим рабочим местам.
Но, как сообщили республиканские СМИ, 9 декабря проблема «Истока» все же была вынесена на обсуждение Совета Парламента, был принят ряд решений. И хотя очень хочется верить в их реальную действенность, сомнений все же больше. Федеральный центр чаще всего никак не реагирует на демарши местных парламентариев. Вспомнить хотя бы историю с бывшим министром внутренних дел Сергеем Арениным. Как ни пытались, а снять не смогли, и даже более того – Аренин после Северной Осетии возглавил ГУВД Саратовской области – региона, и по численности населения, и по площади, и по экономическому потенциалу неизмеримо большего, нежели наша республика. Может быть, все дело в том, что Арсен Фадзаев стремится создать депутатскую комиссию по этой проблеме, и это реально. Вот они приедут и спросят своих местных коллег-избранников: «Ребята, а чем вы здесь занимаетесь?» Да и пикалевский вариант не исключен, а это еще хуже. Так что береженого Бог бережет.  

Исмель Шаов