Только что на первом канале закончилась передача Малахова «Пусть говорят». Наверное, самая дельная среди всего того пошлого вербального мусора, которым эта передача славится.

Для тех, кто не в курсе темы: диспетчер «скорой» 18(!!!) раз отказывалась принимать вызов, заочно поставив диагноз больному «алкоголизм». В результате больной скончался от инсульта.

У меня, как бывшего фельдшера СП, проработавшего почти 2 года (1998-99гг.) просто нет никаких приличных слов для описания этой ситуации и комментария действий диспетчеров. Это никакая не халатность, не непрофессионализм, а просто банальное уголовное преступление, не имеющее никаких смягчающих обстоятельств. Особенно явно это видно из аудиозаписи разговора, прозвучавшей в передаче. Казалось бы, что может быть проще для диспетчера – запиши вызов, передай бригаде, и забудь об этом на всю оставшуюся жизнь – твоя работа кончилась. Здесь же два диспетчера, как по сговору предпочли материть и жену и дочь больного, а когда услащали, что он уже умер, прозвучало совершенно дикое в такой ситуации :: «И ЧТО?».

 

Я полностью поддерживаю адвоката Шота Горгадзе, мечтающего увидеть этих диспетчеров в тюрьме.

 

Я так резок в оценке, во-первых потому, что сам, как уже сказал, варился в этой непростой каше, и видел немало, а во-вторых, потому что сам, вернее мой сын, чуть не стал жертвой такого вот преступления. Чуть не стал именно благодаря этим вот двум годам, посвященным работе на СП. Так получилось, что «скорая» чуть не убила моего сына и та же «скорая» дала знания и навыки, чтобы сориентироваться в сложнейшей ситуации.

 

Дело было так: сыну едва исполнилось 1,5 года. Те, у кого есть дети, знают, что это такой возраст, когда руки и ноги работают очень хорошо, а голова за ними не успевает, поэтому ребенок может залезть куда угодно, и что угодно засунуть себе в рот, уши и нос. В тот день бабушка приготовила свои лекарства от повышенного давления и положила их в коробочке на стол, намереваясь их выпить после ужина. И получилось так, что буквально за пару минут до того, как она собиралась лекарства принять, и на миг от этой коробочки отвернулась – именно в этот момент мой Сережка эту коробочку и стащил, забрался с нею под стол и стал поглощать содержимое. Пропажа была обнаружена буквально через полминуты, но малец уже напихал полный рот таблеток. «Ой, клофелин!» - только и успела бабушка сказать. Этого оказалось достаточно, чтобы я практически рефлекторно схватил дите за шкирку и сунул ему пальцы в рот, чтобы вызвать рвотный рефлекс. Это мне удалось практически сразу, но ни одной таблетки в рвотных массах я не обнаружил. Жена видя мое лицо, тут же кинулась звонить в скорую, дозвонилась, передала мне трубку и я заорал: «быстро!!! Ребенок, 1,5 года проглотил КЛОФЕЛИН!!!» Вызов приняли, записали. После этого я попытался еще несколько раз вызвать у ребенка рвоту. Таблеток не обнаружил. Немного от сердца отлегло. Прошло 10 минут, скорой не было, 15минут - не было. Думаю: вот ребята чудят: я им даю реанимационный повод, по идее счет идет на минуты, а их нет. Вижу ребенок, нормальный, только плачет. Я перезваниваю, спрашиваю: а где бригада? Оказывается, она только выехала. Вы что идиоты? – ору я, - я дал вам реанимационный повод, а вы только выехали!!!??? Кидаю со злостью трубку и смотрю на ребенка. Вроде все нормально – дите тихо скулит у мамы на руках. Говорю: ну, если бы был клофелин, уже б загнулся. Не успел я договорить – как пацан мгновенно бледнеет и теряет сознание. Все стало понятно. Хватаю его и бегом на улицу останавливать машину. Кидаюсь под колеса первой попавшейся. Жена еле успевает запрыгнуть в машину вслед за мной. Водитель оказался очень сознательным, никакой полемики по поводу ехать – не ехать не было. Рванул с места в нужном направлении. Держу ребенка на руках. Вижу – уходит. Пульс еле прощупывается. Зная о том, что таблеткой клофелина можно и троих детей убить, (давление падает, сердце останавливается - и все) начинаю впадать в панику. Наотмашь, что называется со всей дури, бью ребенка по лицу ладонью. Потом еще и еще раз. Готово! Орет! Бью очень сильно и всю дорогу. Когда перестаю бить – сразу теряет сознание. Вот таким вот образом довезли сына до больницы. Врачи детской реанимации сработали отменно! Имя главного спасителя – Алан Караев. Он и сейчас там работает.

 

А скорая приехала через 45 минут после вызова и никакая не реанимация, а простая линейная бригада. На вопрос: почему они к ребенку, проглотившему клофелин ехали так долго, мне дали ответ: не было свободных педиатрических бригад. То есть бригады на линии были – просто не было педиатрической и потому к ребенку, находящемуся в смертельной опасности НИКОГО НЕ ПОСЛАЛИ!!!! Хотя и они и я отлично знали, что приехать через 45 минут на такой вызов – это гарантированно приехать на труп.

Но трупа не было, не было и дела, - к счастью, не так как в случае с умершим от инсульта диабетиком. Главврач передо мной извинялся, вроде бы старший врач смены получила от него по шее. Я слишком был занят больницей, чтобы всерьез разбираться. Слава Богу что все живы. Спасибо скорой, что она меня кое-чему научила, и позор ей за такую работу.

 

Теперь хочу дать пару советов тем, кто сталкивается с подобными проблемами.

Никогда не вступайте в конфликт с бригадой, если она опоздала или не приехала. В 99,9% случаев они ни в чем не виноваты. Они получили вызов и выехали, но именно ПОСЛЕ того, как получили вызов. Если где и задержался вызов (по объективным или субъективным причинам), то только у диспетчера или старшего врача смены. Но по злой иронии именно бригаде достается 99,9% всех претензий, обвинений и угроз родственников больного. Отведя душу на них, дальше идут жаловать очень редко. Именно поэтому халатность диспетчеров очень часто остается безнаказанной.

Если больной совсем плохой, а бригады нет – хватайте больного и везите сами на чем угодно в ближайшую больницу. Лучше перепугать водителя попутки, броситься под колеса, устроить истерику на улице и т.п., чем через три дня жевать винегрет на похоронах.

 

Берегите родных.

Следите за детьми.

 иерей Александр Пикалев