«Стало нетерпимым то, что происходит у нас на дорогах. Можно сказать, молодые подонки, которым родители сердобольные дарят шикарные иномарки, потеряли всякую совесть, носятся по дорогам как ошалелые и убивают людей. Вот недавно опять несколько молодых людей погибли. Если у вас сил не хватает, давайте организовывайтесь, Сослан Иванович (С.И. Сикоев – заместитель министра ВД), давайте другие службы подключайте, делайте совместные рейды. И начните уважать себя! Призовите своих сотрудников к самолюбию. Когда эта шпана оскорбляет «гаишника», и он отворачивается, потому что потревожил, видите ли, сынка какого-то денежного мешка. Пусть они сами будут более дерзкими! Если что-то не входит в компетенцию ГАИ, дайте им рядом людей, чтобы могли надеть наручники на нарушителей, как положено, и в «обезьянник» их. Посмотрите, как они хамски себя ведут! И, как правило, это не какие-то сельские ребята, которые после сенокоса садятся в БМВ и Мерседесы и носятся по городу».

Эти неоспоримые слова принадлежат Главе нашей республики Таймуразу Мамсурову, которые он сказал на заседании антитеррористической комиссии.

Уверен, любой здравомыслящий и уважающий себя человек поддерживает эти слова, потому что сказано хоть и предельно жестко, но абсолютно верно. И хорошо, что их высказало первое лицо республики и на него, думается, не станут обижаться ни старые, то бишь, опытные работники правоохранительных органов, ни молодые начинающие свой серьезный карьерный путь молодые милицейские начальники.

Беспредел, который творят на дорогах Осетии эти самые «сынки» и, давайте говорить до конца откровенно, некоторые высокопоставленные и чуть пониже разместившиеся чиновники, и порой даже в милицейских (!) погонах, давно уже является не нарушением ПДД. Это откровенное наплевательство на мораль, на наши традиции,  на наш национальный характер, в конце концов.

Да, не родился еще у нас «гаишник», который бы посмел остановить проносящуюся на красный свет, попирающую все сплошные линии «крутую» тачку. Такому «гаишнику» надо бы присвоить звание героя республики. Хотя вряд ли всех собак надо вешать на тех, кто стоит с жезлом на дороге. У них тоже жизнь не такая уж сахарная, и у них тоже есть семьи, и они тоже боятся за свою жизнь и они тоже…

Но сколько будет длиться это «тоже»? Сколько простой законопослушный народ будет терпеть эту кучку зажравшихся хамов? Не потому ли, что произошло сращивание этих самых беспредельщиков и работников ГИБДД? Иначе чем объяснить, что как-то на углу улиц Ленина и Бутырина, аккурат возле старого МВД, на глазах у постового, нас чуть не размазал пролетевший на красный свет серебристый джип с «блатными» номерами. Мы тут же позвонили в дежурную часть, но нас с товарищем, мягко говоря, послали куда подальше.

Почему в дежурной части ГИБДД на мой звонок о том, что их патрульная машина чуть не снесла возле мэрии женщину с ребенком, отвечают, что это не их машина (ну предположим не их, тогда что и нарушения не было?), но когда я назвал марку машины и госномер, то они обещали… разобраться.

Словом, правила дорожного движения у нас написаны, видимо, для простых смертных и именно их и убивает на дорогах «золотая молодежь» Осетии. И ведь весь этот, простите за грубость, бардак порожден безнаказанностью. Ведь этот наш «крутой» за пределами республики вряд ли так «геройствует», потому что где-то он становится тем, кто он есть, то есть полным ничтожеством и отморозком.

Таймураз Мамсуров правильно предлагает надевать наручники на подонков. Прав он и в том, что постовой не должен один стоять, а должны быть серьезные группы перехвата и пусть они вытаскивают эту нечисть из машин и доставляют в «обезьянник». Уверен, всего один месяц честной работы такого спецназа и дорожное хамство исчезнет. А пока что нас на дорогах будут давить

И будут давить не только на дорогах, до тех пор, пока не станем отстаивать свои законные права более решительно. И надо призвать в союзники по борьбе с беспределом в Осетии не кого-нибудь, а именно Главу республики. Надо помочь ему перейти от риторики к делу, чтобы очень правильные и жесткие слова, сказанные им на антитеррористической комиссии не остались громким, но все же пустым звуком.

 

Юрий Фидаров