В Северной Осетии введен режим чрезвычайной ситуации. Причиной тому послужило стремительное распространение хлопковой совки, которая беспощадно пожирает посевы кукурузы. И пока в Министерстве сельского хозяйства проводят заседания-совещания, труженики селения Хумалаг, да и других сел Правобережного района, вынуждены сами включиться в борьбу с пожирателями злаков. 
На собранные собственные деньги арендовали вертолет в Ставропольском крае. На свои же деньги закупили авиационный керосин. А его для обработки 800 гектаров требуется около десяти тонн. Закупили ядохимикаты. Также на свои средства. И 28 июля обработка посевов кукурузы началась. Как видим, с момента введения чрезвычайной ситуации 13 июля с.г. прошло две недели! И не дождавшись помощи, селяне сами взялись ликвидировать угрозу. Возникает справедливый вопрос: а для чего нам нужно в республике Министерство сельского хозяйства?Только лишь для того, чтобы вести учет поголовья скота и птицы, выращиваемого частниками? Или чтобы объявлять режим чрезвычайных ситуаций и заседать, заседать, заседать? Понятно, что в такой ситуации, когда идет масштабное, непрекращающееся уничтожение сельхозкультур и фактически сводится к нулю вся тяжелая многомесячная работа фермеров, важен не то что каждый день, но и каждый час, каждая минута!
Мало объявить чрезвычайное положение, надо и действовать в соответствии с чрезвычайными обстоятельствами. Нужны экстренные меры. Нужно арендовать не один «кукурузник» для обработки полей, а пять-десять. Затратить пять миллионов рублей, но сохранить сельхозпродукта на пятьдесят. И главное – не упустить время. Не случайно раньше на селе говорили, что день год кормит.
Нашествие так называемой хлопковой совки, этого, как оказалось, опаснейшего вредителя сельскохозяйственных культур, стало для Северной Осетии не столько одним из самых грозных в череде стихийных бедствий, постигающих в последнее время нашу республику с невероятной регулярностью, сколько индикатором того плачевного состояния, в котором оказалось сегодня наше сельское хозяйство.
Прежде всего, можно ли назвать это бедствие стихийным? Формально можно, и то, если не обладать хотя бы малой толикой информации, прозвучавшей на расширенном заседании коллегии Министерства сельского хозяйства и продовольствия республики, состоявшемся в минувший четверг. Это мероприятие, прошедшее под председательством министра Роберта Засеева и включавшее три пункта повестки дня (первый – итоги полугодия, второй – борьба с хлопковой совкой и третий – «разное»), по крайней мере лично меня привело к печальному выводу: это бедствие, по словам начальника отдела растениеводства Минсельхозпрода Юрия Тотаева, уже практически погубившее три четверти урожая основных культур, не столько стихийное, сколько рукотворное, возникшее вследствие фактического развала нашей аграрной отрасли и грубейших нарушений элементарных норм и принципов цивилизованного земледелия.
И традиционные, изрядно надоевшие стенания 
федеральному центру с просьбами о помощи на сей раз, скорее всего, ничего не дадут. Лимит подаяний был, очевидно, исчерпан в июне, когда в результате паводков, ливней и града, нанесших ущерб сельскохозяйственным угодьям в 103,2 миллиона рублей, реальная помощь составила менее 46 миллионов. 
Даже без нашествия совки дела в нашей аграрной отрасли были далеко не блестящими.
По подсчетам известного в Северной Осетии предпринимателя, бывшего заместителя министра сельского хозяйства Аркадия Кадохова, сегодня наша республика производит во всех категориях хозяйств продуктов питания лишь 21,3 % от общего объема потребления, а суммарная стоимость произведенной продукции не покрывает даже расходов на достойную зарплату в агропромышленном секторе. Получается, что один работающий в нашем АПК обеспечивает продукцией 4 человек, включая себя самого, в то время как в соседней Кабардино-Балкарии – 18 человек, а, к примеру, в Белгородской области и вовсе 42 человека. 
Теперь, надо полагать, эти грустные цифры станут еще более печальными – ведь на подходе новый всплеск активности хлопковой совки, жертвами которой, помимо уже пострадавших посевов кукурузы, станут картофель, томаты, фасоль и другие бобовые культуры, а также болгарский перец.
Чиновники Минсельхозпрода и ученые винят во всем самих аграриев. Мол, именно они разрушили прежнюю советскую систему агротехники, включая оптимальный севооборот, проведение необходимых с точки зрения борьбы с сорняками и вредителями способов обработки почвы, грамотное и своевременное использование биологических и химических препаратов, применение опробированного, не зараженного болезнями и сорняками семенного материала. Огромные площади вокруг полей занимают заросли амброзии и других дикорастущих растений, в которых беспрепятственно развиваются и благополучно перезимовывают многие опасные вредители, в том числе совка. Таких, можно сказать, вредительских резерваций у нас бесчисленное количество, и с ними практически никто не борется.
Аргументы в свою защиту, частично высказанные известной бизнес-вумен Ларисой Бекузаровой, выглядели не менее весомо: у сегодняшних выпускников сельхозвузов, приходящих на производство, нет необходимых знаний, у аграриев нет денег, а количество льготных кредитов очень ограничено, из-за нерадивости отдельных фермеров и руководителей хозяйств для всех остальных фактически закрыт доступ к лизингу техники и племенных производителей, из крайне малого имеющегося в республике количества комбайнов – всего 172 единицы! – примерно половина техники уже давно выработала свой ресурс, а нагрузка на них в 3 раза превышает технические нормативы! Собственного семеноводства и племенного животноводства у нас давно уже нет – благополучно похоронили! Под большим вопросом и эффективность непомерно разросшегося и продолжающего расти чиновничьего аппарата. Это-то при столь очевидном спаде производства!
Министерство сельского хозяйства уже не является законным землепользователем и не может диктовать жесткую, если это необходимо, политику и регулировать все вопросы, связанные с использованием сельхозугодий, расчетами потребностей в той или иной культуре, – словом, способствовать решению сложнейших вопросов аграрной отрасли. Права землепользователей отданы местным администрациям, которые озабочены исключительно сбором арендной платы. 
Между тем на сегодняшний день хозяйства всех видов собственности заготовили на зиму 4,7 кормовых единицы на условную голову скота при запланированных 24. 
Вот и возникает вопрос: чем будем кормить скот и что будем кушать сами, учитывая, что и без пресловутой совки мы только на одну пятую часть обеспечивали себя собственным продовольствием? Удивительно, но ответа на этот отнюдь не риторический вопрос на столь представительном заседании с участием вице-премьера, вопреки ожиданиям, не проронившего по обсуждавшейся повестке дня ни единого слова, я так и не услышал.
Очевидно, в духе сложившейся, а стало быть, уже не зазорной традиции вновь пойдем с протянутой рукой на федеральную паперть. Ведь нам не привыкать…

Исмель ШАОВ