А еще мне очень нравится высказывание немецкого писателя Мориса Флюгеля, изрекшего следующее: «Пускай фарсы носят свои таовиды, евреи свои филактерии, христиане свой крест, мусульмане свой полумесяц, но пусть все они помнят, что это только внешние знаки, но основная сущность всех религий – любовь к ближнему – одинаково требуется Ману, Зароастром, Буддой, Моисеем, Сократом, Галлилеем, Иисусом, Павлом, Магометом».
Казалось бы, все понятно, ан нет, мышление людей все ищет почему-то внешних мерок. И тогда буква оказывается важнее духа, образ важнее сущности, человеческие домыслы и изобретения – выше божественной данности. А ведь как-никак ХXI век на дворе, столько открылось возможностей для расширения сознания. Ей Богу, еще каких-то несколько десятилетий назад никто и представить не мог, что появится такое обилие духовной литературы. Читай – не хочу. Так ведь не читают.
Ну, тогда, как говорится, сам Бог велел обратиться к опыту прошлого. Тем более, что в вопросах веротерпимости наши предки, как оказалось, были куда мудрее нас. Чтобы не быть голословной, приведу лишь несколько примеров. 
О почитаемой в наших краях чудотворной иконе Иверской (Моздокской) Божией Матери, наверное, слышали многие. Икона эта была подарена осетинскому народу боголюбивой царицей Тамарой и, согласно легенде, в течение 600 лет хранилась в храме Куртатинского ущелья. Храм дважды был разрушен до основания пожаром, но оба раза икону находили целой и совершенно невредимой. Потом ее перевезли в Моздок, где икона находилась в построенном во имя ее Моздокском Успенском соборе. Так вот, эту святыню, оказывается, почитали не только христиане (православные, старообрядцы, григориане), но даже магометане. 
Показателен случай, описанный Епископом Владикавказским и Моздокским Владимиром после посещения им в 1899 году паств своей епархии. В Беслане, после молебна с акафистом, совершенного пред чудотворной иконой Моздокской Божией Матери он вел беседу с народом на текст Евангелия, которую закончил наущением молитвы к Богоматери «Пресвятая Богородица, спаси нас» на русском и осетинском языках. В это время магометане и магометанки, присутствовавшие в храме на службе, но стоявшие в стороне, начали постепенно приближаться к христианам, слились с ними, жадно вслушиваясь в слова православного Епископа. Некоторые из осетинок-мусульманок даже подошли к чудотворной иконе, приложились к ней и зажгли перед ней восковые свечи, а молясь, громко говорили: «Хотя мы и магометанки, но Пресвятая Богородица Мария и для нас Всесвятая, и мы, внимая словам Вашего Преосвященства, припадаем пред Ее Святой Иконой и умильно просим: да помилует она и нас». В это самое время подошел к чудотворной иконе и местный мулла-осетин, зажег перед ней восковые свечи, а в сборную кружку опустил свою лепту.
Другой подобный случай описан в журнале «Владикавказские епархиальные ведомости» за октябрь 1901 года. Статья вышла после того, как икону Иверской (Моздокской) Божией Матери крестным ходом обнесли по Терской области, в состав которой входили территории современных Осетии, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Чечни и Кавказских Минеральных вод. Автор публикации пишет: «Не только христианское население края принимало участие в церковном торжестве. Даже магометане и те отнеслись весьма сочувственно к нашему торжеству и, насколько было для них возможно, выражали самим делом свое сочувствие. На пути в станицу Горячеисточненскую сопровождавшие Святую икону были свидетелями весьма отрадного и трогательного факта. Люди под лучами палящего солнца изнемогали от жажды; и вот Аллах посылает своих лучших поклонников – жителей аула Старый-Юрт, мимо которого несли Святую икону, с кувшинами и чашками холодной воды, дабы утолить жажду трудящихся в честь Приснодевы, родившей Христа. И с каким усердием они исполняли это служение ближнему! Как ярко выступали при этом в воображении слова Евангелия «о чаше студеной воды» и как приятно было слышать с языка, охлажденного водою: «Спаси тебя Христос, добрый человек!» И кто же этот добрый человек? Чеченец-магометанин».
Кстати, другой чеченец-магометанин, публицист и фольклорист Измаил Мутушев в одном из мартовских номеров издававшейся во Владикавказе газеты «Кавказское слово» за 1912 год опубликовал статью «Указ о христианах, данный пророком Мухаммедом». В ней он пишет о том, как должно мусульманам относиться к христианам. А должно защищать их от всякого врага, защищать их церкви и места, назначенные для богослужения, жилища их монахов и места для богомолья, оберегать их веру и их богатства и так далее в том же духе. Как жаль, что эти напутствия позабыты сегодня.
Свой урок толерантности преподает нам и первый выборный атаман Терского казачьего войска, депутат второй и четвертой Государственных дум Михаил Караулов, написавший в соавторстве с братьями-казаками ответ Терского казачества Союзу русского народа (была такая черносотенная организация). Материал этот был опубликован в газете «Терские ведомости» в июне 1909 года. Так вот, Караулов и иже с ним пишут: «…Оскорблять чужую веру – еще не значит чтить свою. Вер-то много, а Бог один. И не гнушались казаки никогда иноверцами, принимали в дружины свои они всякого, лишь бы готов он быть служить вместе с ними Земле Русской. И сейчас в среде нашей есть и старообрядцы, и иудействующие, и даже магометане… Для вас они враги заклятые, а нам они братья-казаки. Не трогайте же нас».
Примеры, по правде говоря, можно продолжать и продолжать. Но приводятся они с одной только целью, чтобы вы, дорогие читатели, задались вопросом: зачем изобретать велосипед, когда все это уже было, было…И был отработан механизм нормальных взаимоотношений между представителями разных религий. А, правда, что мы делим, что вновь пытаемся друг другу доказать? Все ведь под Богом ходим, не осознавая даже, что гордыня вероисповедания столь же греховна, как и личная гордыня. Какая нам разница, по большому счету, как и где молится наш сосед? Не убивать же его, в самом деле, за то, что он своим, отличным от нашего путем идет к Богу? «Не унижение других верований, не беспричинное обесценивание других, но надлежит воздаяние почитания всем верованиям за все, что в них достойно почитания», – гласит надпись царя Ашоки – правителя древней Индии.
Но что нам Индия, да еще и древняя? А вот был еще такой замечательный писатель Лев Толстой. Или классики тоже нынче не в моде? Но я все же позволю себе его процитировать. Так вот, Льву Толстому, к слову, отлученного от церкви за поиски Христа Живого, а не обезжизненного идола, каким он представлен сейчас церковью, принадлежат, на мой взгляд, гениальные слова: «Все, что вносит единение между людьми, есть благо и красота, все, что их разъединяет, – зло и уродство. Все люди знают эту истину. Она запечатлена в нашем сердце». Вы согласны, что лучше не скажешь?

Ольга РЕЗНИК