При аномально жарком лете в этом году и разговоры (прямо как у англичан) все больше о погоде. Утром встаешь и думаешь: пережить бы еще и этот день. Выходишь во двор – еще немного свежо, еще не печет. Но, Боже мой, что день грядущий нам готовит?
В соседнем дворе молодые мамы с колясками, пользуясь утренней свежестью, выгуливают своих милых чад. Идиллия, да и только! Правда, умиление увиденным, увы, быстро улетучивается – прямо пропорционально приближению к юным особам. Мамаши громко беседуют, срываясь на крик. «У Альбины день рожденья в мае», – выкрикивает одна. – «Вот ты гонимая, – пытаясь перекричать собеседницу, отвечает ей другая. – Не в мае, а в июле. Это у Ангелины в мае». – «Нет, в мае. Я хорошо помню». – «Пойдем, спросим у Альбины. Если она подтвердит, я тебе по кумполу надаю».
Диалог на какое-то время прерывается, наводя на невеселые размышления: перегрелись молодые мамочки что ли, или они вообще так разговаривают? Если да, то весьма печально. Чему смогут научить своих детей, когда те подрастут, эти убогие горе-мамаши, тем более что с молодежью у нас и так проблем предостаточно?Задумавшись, добегаю до остановки. Маршрутки опять долго нет. Пожилая женщина обмахивается веером и громко вздыхает. «Я продолжительное время жила в Средней Азии, – сообщает она. – Но такой изнуряющей духоты не припомню. А в этом году что-то вообще немыслимое. Не наказание ли это за наши грехи?» Женщина начинает пересказывать произведший на нее впечатление сюжет телепрограммы «Дежурная часть». Молодая мать, рассказывает она, завернула своего новорожденного ребенка в пакет и выкинула в мусорный бак. А собака его нашла. Она настолько бережно и трепетно относилась к младенцу, что вызванным кем-то врачам «скорой помощи», дабы забрать ребенка, пришлось собаку усыпить – не отдавала малыша, и все тут. Это собака! А человек… 
От таких разговоров сами собой всплывают в голове библейские предсказания, что настанут-де времена, когда «в людях оскудеет любовь». И все-таки «Дежурную часть», как и все прочие несущие негативную информацию передачи, я лично стараюсь не смотреть. Тем более, что наше телевидение уже признано самым жестоким в мире. И самым безнравственным, вероятно, тоже. Вот так насмотрятся молодые люди всевозможных ужастиков, где кровь льется рекой и человеческая жизнь гроша ломаного не стоит, где на высоте оказывается тот, кто может замочить, подавить, растоптать, где кулак решает все, и переносят увиденные стереотипы в реальную жизнь. Потому и грубость в общении между людьми сегодня уже не нонсенс, норма. 
Что подтверждает и водитель подъехавшей наконец маршрутки. Он начинает громко возмущаться по поводу переданных ему за проезд 100 рублей. «Что помельче не нашлось?» – бурчит он отнюдь не себе под нос. «Мелочью у меня набралось только семь рублей. Поэтому передала сто. Других нет», – стараюсь сдержаться я. – «Вот и передала бы семь. Рубль погоды не делает», – снова возмущается водитель. «Тоже перегрелся, наверное, – невольно проносится в моей голове. – А ну попробуй в такую жару весь день крутить баранку».
Однако водитель не унимается. Теперь он возмущается по поводу того, что только вошедшая в салон пассажирка громко хлопнула дверью. «Вас не угадаешь, – оправдывается она, – то дверью не хлопай, то, наоборот, закрой ее, как следует». А ведь, и правда, не угадаешь, соглашаюсь я с ней про себя. В маршрутках наших все по принципу: кто на что горазд. Одни набирают пассажиров под завязку, да так что те висят и сидят друг на друге. Мест в салоне давно уже нет, а водитель все останавливает и останавливает машину на каждой остановке. Духота при этом невыносимая. В других маршрутках окна и вовсе не открываются, все закупорено, дышать нечем. Третьи такие раздолбанные, что того и гляди развалятся. А водители при этом еще и лихачат. Мчат на большой скорости, старясь обогнать путающиеся под ногами другие авто. (Не такое ли неразумное поведение на дороге, к слову, стало причиной недавней трагедии на Транскаме?)
Водитель нашей маршрутки, между тем, врубив громкую музыку (столь излюбленный почему-то «водилами» тюремный шансон), тоже мчит так, что ветер свистит за ушами. На просьбу мальчика остановить у Лицея искусств не откликается, потому что попросту не слышит, едет дальше. Однако накаченного юношу в спортивном костюме не услышать не решается, останавливает маршрутное такси. «Слава Богу, – думаю я,– что выхожу с борцом на одной остановке». 
Жара уже обволакивает все вокруг. Пожилые дамы тщетно стараются спрятаться от зноя под зонтиками. Дети купаются в фонтане у кинотеатра «Дружба». Собака вольготно разлеглась в луже, да еще и пьет из нее. По рынку покупатели передвигаются, как сонные мухи – все из-за духоты. Они с удовольствием заныривают в магазины, где есть кондиционеры, и подолгу оттуда не выходят. В кондитерской «Анечка», что рядом с входом на рынок, дышать вообще нечем. Хочется поскорее покинуть это помещение, но происходит казус. Спрашиваю у барышни за прилавком, сколько стоят пирожные? Она отвечает, что семь рублей. Пока я достаю деньги, за прилавком ее сменяет другая барышня, которая за разговорами с молодым человеком вообще не слышит, что я хочу и в каком количестве. А потом возмущенно мне заявляет, что пирожные отпускаются не по 7, а по 15 рублей. Позвольте, пытаюсь я восстановить справедливость, мне вот только что сказали… Тут появляется еще одна барышня (по-видимому, пришла на подмогу подруге) и вопрошает, чем я недовольна. Да тем хотя бы, что нигде в кондитерской нет ценников. Для примера: рядом магазин «Горячий хлеб», где тоже продают торты, но там не нужно спрашивать, что почем, потому что это и так видно.
Прохладный от кондиционера воздух в магазине «Золушка» и вежливое обращение обслуживающего персонала позволяют быстро прийти в себя. Поэтому, встряхнувшись, я мысленно задаю себе вопрос: «А не слабо тебе, милая, несмотря на жару, совершить марш-бросок по рынку?» И сама же себе отвечаю: «А почему бы не попробовать?» Потом в поисках хороших, то бишь наших, доморощенных помидоров колешу по рынку, задавая продавцам один и тот же вопрос: «Откуда помидоры?» – Отвечают: «Из Моздока». Потому что Моздок – это бренд. Но вот так ли это на самом деле? Приходишь домой, разрезаешь аппетитный на вид овощ и снова натыкаешься на белые прожилки. А это означает, что помидоры импортные, и уж никак не моздокские. А так хочется поесть чего-то своего, отечественного, натурального, без химикатов, сохраняющих форму в ущерб содержанию.
А жара, между тем, только усиливается, и, кажется, нет никаких сил, чтобы добраться с авоськами до остановки. «За ценой не постоим, – думаю я. – Здоровье дороже». И вызываю такси. Оно подъезжает на удивление быстро, почти моментально. Водитель тоже жалуется на знойное лето и начинает рассказывать о том, что 12 лет жил в Магадане, где от южной погоды успел отвыкнуть. Я, к его удивлению, тоже сообщаю о том, что 15 лет жила в тех же самых северных широтах. Почти перебивая друг друга, мы начинаем вспоминать Колымскую трассу, которая в одной из песен была названа «душой Магадана», и Нагаевскую бухту, скромное таежное лето и суровые зимы. Так за разговорами добираемся до места назначения. Со словами «С земляков денег не беру» таксист срывается с места, а я еще долго машу ему вслед свободной левой рукой.
После общения с приятым человеком (ведь дело, согласитесь, вовсе не в деньгах) все накопленные за день отрицательные эмоции как-то сами собой улетучиваются. И солнце палит вроде бы уже не так яростно. Все же, что ни говори, приятное общение, которое летчик и писатель Экзюпери называл самой большой человеческой роскошью, дорогого стоит. Да и не так это сложно, по большому счету, быть доброжелательными, приветливыми, сердечными. Надо только этого очень захотеть. И все непременно получится. «Давайте говорить друг другу комплименты», – проповедовал наш знаменитый бард Булат Окуджава. И был прав.

Ольга РЕЗНИК