Впрочем, дальше чисто топонимического новшества дело не пошло. Мало того, бездействующий уже более пяти лет один из двух водоемов Водной станции, так называемый «лягушатник», предназначенный для детишек, и в этом году запущен не был. Газета «Северная Осетия» к началу купального сезона опубликовала комментарий руководителя центра культурно-развлекательного досуга и отдыха «Радуга» Алана Пагаева, в ведение которого года полтора назад был передан этот объект. Оказывается, что для запуска буйно заросшего травой «лягушатника», в котором в пору своего безмятежного детства резвились почти все без исключения нынешние руководители города и республики, необходимо по крайней мере 20 миллионов (!) рублей. А их нет.
Деньги были выделены только для благоустройства и запуска основного, «взрослого» водоема, который с небольшого участка берега, предварительно засыпанного несколькими самосвалами песка, огородили веревкой с буйками для детишек и не умеющих плавать великовозрастных дядей и тетей, подлатали берегоукрепительное бетонное покрытие. Ничего другого: ни новых скамеек, а тем более лежаков, ни новых урн и контейнеров для мусора, ни дополнительных душевых и туалетных кабин установлено не было. Зато были демонтированы вышка для прыжков в воду, металлический причал для лодок и водных велосипедов, а также единственный имевшийся здесь парковый аттракцион – детская карусель. И аргумент железный: объекты физически и морально устарели и представляли угрозу для безопасности отдыхающих. 
Нельзя упрекнуть устроителей нашего летнего отдыха в укреплении спасательной службы. Действительно, если в прошлые годы к концу июня здесь из воды извлекали от 9 до 12 тел утопленников, то к моменту написания этого материала их было всего 2. (Когда верстался номер, стало известно, что в субботу утонул Алик. Р., 1952 г.р.).  
Несколько слов о выносной торговле. О нескольких расположенных здесь неподалеку кафе и ресторанах разговор отдельный: их услуги большинству отдыхающих здесь горожан и гостей столицы республики не по карману. А вот в мелких стационарных и временных торговых точках цены просто запредельные. На те же чипсы, сухарики, мороженое, прохладительные напитки они в два, а то и в три раза выше общегородских. И никому до этого нет никакого дела!
Уже к середине дня территория Водной станции являет собой печальное зрелище: повсюду мусор, в воздухе висит нецензурная брань, по зоне отдыха вызывающе, явно в поисках приключений разгуливают юнцы и парни постарше, зачастую явно «под кайфом». И есть подозрения, что не только алкогольным. Они бесцеремонно пристают к девушкам, нередко сопровождая свои действия сальными остротами. По периметру, то тут, то там, располагаются веселые компании, оставляющие после себя груды мусора. Спиртное льется рекой, нередко вспыхивают «разборки». В поисках добычи дефилируют группы подвыпивших молодчиков, которые более всего напоминают повадками пресловутые подростковые банды. Они клянчат, а иногда просто отбирают у пьяных и слабых, часто таких же подростков, деньги и ценности. Эпизодические появления милицейских нарядов (постоянного и безусловно необходимого присутствия стражей порядка здесь нет) картины практически не меняют, и с этими юнцами прочие граждане попросту предпочитают не связываться. 
Ближе к вечеру в прилегающую парковую зону съезжаются многие десятки машин. Они располагаются между деревьями и кустарниками. Звучит громкая музыка, дикий смех и пьяные крики. И так зачастую до утра, когда машины устремляются в город, а на месте шумных пиршеств остаются груды стеклянных и пластиковых бутылок, остатки закуски и использованные шприцы и презервативы. 
Вся прилегающая к Водной станции территория напоминает огромную мусорную свалку, куда наиболее брезгливые или опасливые граждане стараются не ходить и не ездить. Эту безрадостную картину дополняют стаи рыскающих бездомных собак, которых год от году становится здесь все больше, а их повадки – все более агрессивными. 
Мерзость и запустение – иначе не назовешь! – царят на месте когда-то существовавшей гордости города – Летнего театра, рассчитанного на полторы тысячи зрительских мест. Он был построен по типовому проекту в конце 60-х годов прошлого столетия для проведения концертов и представлений. Сейчас здесь свалка мусора. А между тем аналогичный Летний театр в Нальчике по-прежнему живет и даже процветает, привлекая тамошних горожан и отдыхающих гастролями известных артистов и творческих коллективов. Сам тому свидетель.
Причина всего этого, на мой взгляд, заключается в том, что Водная станция – непрестижное место. Больших начальников и очень «крутых» людей здесь никогда не бывает. Они отдыхают в других местах, так же, как и их дети, которые уже давно не учатся в наших местных вузах, лечатся в других клиниках, и вообще живут другой жизнью, в которой нет места и времени для решения второстепенных проблем второстепенных граждан. 

Исмель Шаов