Состарился Али. Одолевают его болезни и хвори. Даже во двор выйти ему тяжко: голова кружится, в ушах – непрерывный гул. Да еще и раны эти... Они – как барометр, безошибочно предсказывают погоду: начинают ныть, а потом просто горят.
Вот уже 57-й год носит Али в своем теле 2 маленьких минных осколка. В справке от 6.12.1943 года, выданной госпитальными врачами написано: «При рентгеноскопии левого предплечья определяется осколок размером 
0,3 х 0,4 см, при рентгеноскопии лица определяется металлический осколок размером 0,3 х 0,3 см в мягких тканях».
Донской гвардейский казачий кавалерийский корпус был сформирован осенью 1942 года, недалеко от Кизляра. В состав корпуса входил 150-й истребительный противотанковый полк. Вот в него-то и попал Али. До этого, с 1939 года, он проходил срочную службу на Украине и в Белоруссии, а потом в Иране (здесь война его и застала). А когда в июле 1942 г. немцы подошли к Волге, под Сталинград перебросили часть, в которой проходил службу Али. Али самоотверженно и храбро сражался у Мамаева Кургана, был командиром орудия.
Как-то немцы снова пошли в атаку. Выли снаряды, рвались бомбы, стреляло все, что могло стрелять. Орудие Али било без передышки. Командиру орудия в бинокль были видны разрывы его снарядов. Врагов, взорвавших его мирную жизнь, он разрывал теперь своими снарядами!
Бой продолжался до вечера. Внезапно немецкие мины разорвались рядом с орудием. Заклинило орудийный замок, один из его бойцов был убит на месте. Попытались зарядить орудие – все напрасно! Пришлось его бросить!С артиллеристом из Брута такое уже случалось: на берегу Миуса, у Матфеева Кургана, в феврале 1943 г. В том бою его орудие было подбито вражеским снарядом. Погибло двое из его расчета. Сам Али был дважды ранен, но ему повезло, – не смертельно!
Вот эти самые осколки и носил он 57 лет...
Вечером от командира полка взвод Али получил приказ произвести разведку, т.е. определить какой живой силой и вооружением располагает враг. Еще до рассвета разведка вернулась на полковой КП. Но когда стало светать, то разведчики вдруг обнаружили два хорошо замаскированных немецких орудия, уже изготовившихся к бою. «Надо что-то придумать, – сказал командир взвода, – ну-ка, Шанаев, бери на себя то, дальнее орудие. Обойди его, зайди в тыл. А мы к своему, ближнему, подберемся с фронта!»
Бойцы в маскхалатах, вооруженные гранатами, незаметно для врага, подошли и окружили его. Как-будто из под земли выросли они у них прямо перед глазами. Немцы просто опешили от неожиданности, и подняли руки...
За этот подвиг весь взвод был представлен к наградам, а Али получил свой первый боевой орден: Красной Звезды.
После Сталинграда был Ростов, потом Донбасс.
О событиях у деревни Прохоровка, – это в районе Волновахи, – в своей книге «Красные лампасы» командир артполка Николай Румянцев напишет: «К полудню батареи Соленого и Белого вместе с группой танков подошли к Прохоровке. «Тридцатьчетверки» 71-го танкового полка, двигавшиеся по скошенному полю, спустились в балку и замешкались возле оврага. Комбат Николай Соленый, батарея которого шла по дороге в голове колонны полка, не заметил остановки танков и на полной скорости въехал на окраину села, в самую гущу противника... Гитлеровцы не ожидали такой дерзости. В центре Прохоровки они скопились возле кухни и спокойно обедали. До десятка автомашин стояли на заправке возле склада горючесмазочных материалов. Заметив фашистов, Соленый развернул первое орудие перед носом у немцев. Остальные расчеты заняли открытые огневые позиции там, где их застал сигнал «к бою!». Огонь открыли в считанные секунды. Цель не выбирали. Каждый расчет стрелял по первой попавшейся на глаза группе гитлеровцев. Орудие старшего сержанта Николая Кадонцева первыми же снарядами разнесло в куски кухню, а затем разбило противотанковую пушку, которая была на прицеле у тягача, но расчет которой стал приводить ее в боевое положение... Старшина Али Шанаев поставил пушку на пригорке и беглым огнем бил по убегавшим огородами фашистам». (Н.М.Румянцев. Красные лампасы. Элиста, 1985).
В этом бою артрасчет Али Шанаева подбил 5 танков. Полковник Николай Чижевский весь расчет представил к наградам. Так Али получил свой второй Орден Красной Звезды.
Потом Али брал Харьков и Каховку. Воевал на Курской дуге и под Воронежем. Освобождал Подольск и Умань, Корсунь-Шевченковский и Могилев. Был в страшных боях под Будапештом. К наградам добавились новые: Орден Отечественной войны I степени, медали: «За Отвагу» и «За взятие Будапешта», «За победу над фашистской Германией»; юбилейных медалей же у Али свыше десятка...
Почти через 40 лет, летом 1982 г. он получил письмо от Корсунь-Шевченковского музея с просьбой написать о самом запомнившемся бое в сражении за город. В архиве Али хранятся записи, обрывки фраз, отдельные слова, краткие пометки:
Январь 1944 г. Казачий корпус ведет бои.
1-й Украинский соединился со 2-м Украинским фронтом...
1944, февраль: окружили немцев. Штемфману предъявлен ультиматум: сложить оружие и сдаться.
Февраль 1944 г.: прекратили огонь на 1 час. Ответа нет...
Не было стрельбы 3 часа. Говорят, ответ будет утром. 5 часов, как нет стрельбы.
Второй Сталинград, грязь, непролазная грязь. Казаки Селиванова подносят снаряды вручную. Нет выстрелов уже 12 часов.
Прошло еще 4 часа. Немец не сдается.. Приступаем к его уничтожению.
В учебниках по истории так описывается это сражение: «Кольцо окружения замкнулось. В «котле» оказалась крупная вражеская группировка. Отклонив предложенную капитуляцию, противник безуспешно пытался вырваться из окружения. Ожесточенные бои по ликвидации корсунь-шевченковской группировки продолжались до 18 февраля. В ходе этих боев 55 тыс. вражеских солдат и офицеров было убито, более 18 тыс. взято в плен. Противник потерял здесь все свое вооружение и боевую технику». (Всемирная история. В 24 томах. Т. 24. Минск, 19997, 184 с.)
По приказу Верховного Главнокомандующего наши войска весной 1944 г. приступили к уничтожению остатков 17-й Армии Вермахта на Крымском полуострове.
В тяжелейшем бою Али был ранен в правую ногу. Был доставлен в госпиталь, находясь без сознания. Но еще не совсем, не до конца оправившись от тяжелого ранения, снова попросился на фронт.
Эх, дороги... Фронтовые пути-дороги! Они вели его через Румынию и Болгарию, Венгрию и Австрию. День Победы он встретил в г. Грац в Австрии. Но еще целый год Али оставался в Армии. Командиры настойчиво уговаривали его остаться, обещали офицерский чин и продвижение по службе. Но Али не согласился: уж слишком тосковал он по Родине, по родному Бруту, по родителям своим – Афинат и Бибо, которых не видел долгих 7 лет!
Вернулся он летом 1946 г. Уже через неделю буквально он возглавил родной колхоз. Уже потом, вместе с семьей, он перебрался во Владикавказ. Даже после выхода на пенсию он продолжал добросовестно трудиться в гараже ГСХИ, Али вырастил 3 детей. У него 6 внуков (2 внука и 4 внучки).
15 мая у Али – день рожденья. Исполняется ему, – ни много, ни мало, – 80 лет. А потом, еще и в связи со светлым, святым Днем Победы, его будут сердечно поздравлять родные и близкие, соседи и знакомые, фронтовые товарищи (кто еще жив, разумеется).
Своего односельчанина, замечательного человека, отцовского друга, высоко мной почитаемого Старшего вот этой коротенькой заметкой хочу поздравить и я.

Ахсар Кодзати