Я стою на проспекте Мира с моим другом Шейховым Магомедом у скульптурной композиции, изображающей маленького усатого гуманоида. Рассматриваем, как тот взгромоздившись на грубо сколоченную скамейку, тупо уставился куда-то в газон. Подошел еще один человек. Аи та чи уы? - спрашивает он сквозь белые усы. Мы недоуменно пожимаем плечами и с зубовным скрежетом уходим прочь. В голове рой мыслей, одна нелепей другой. А в душе закипает жгучая злоба.

А все дело в том, что это вовсе не гуманоид, а «шедевр скульптуры малых форм», изображающий ...совесть и честь осетинского народа, - Коста!

Смотрим сегодняшние газеты, которые, как сговорившись, опубликовали одни и те же снимки. На скамейке восседают двое: автор скульптуры и его модель. Автор большой и веселый! А Коста ... скукожившийся подросток с топорщащимися усами. На другом фото изображена группа ..., одарившая горожан этим «шедевром».Что толкнуло их на это безрассудное хулиганство? Чиновничья вседозволенность, или политическая близорукость? Непонимание роли искусства, или злой умысел?Великого, гениального основоположника осетинской литературы, по праву увековеченного в монументальных произведениях Сосланбека Тавасиева и Сергея Санакоева, изобразить размером в ...двенадцатилетнего дистрофика с морковными усами?! До такого не смог додуматься даже их глумливый духовный наставник. Да еще поместить этот недружественный шарж у входа в центральный городской парк, названный его же именем!Кощунство, пожалуй это самое мягкое определение случившемуся. Для осетин Коста, это тоже самое, что Пушкин для русских. Но попробуйте отыскать что либо подобное в отношение последнего. Пусть в жизни Коста не выделялся особым ростом, кстати как и его знаменитый предшественник, но «главами непокорными» они оба вознеслись на недосягаемую высоту над всеми живущими и грядущими поколениями. И опровергнуть сей факт не удалось пока никому.Коста не превзойти ни делом, ни мыслью. Его дерзновенная душа нависает грозным укором над пакостями современных алдаров. Его нельзя ни обойти, ни замолчать. И все же, на манер колдунов Вуду чья-то недоразвитая головка попыталась карикатурно «приземлить» гения....Воистину беда, когда «генетические» ефрейторы, попадают на генеральские должности. Об их нравах еще в 1899 году Коста сложил песню «Лесины лэег». Но в еще большее уныние ввергает мелкотравчатость современных «организмов», их мстительность в отношении людей, превосходящих их морально. Эти нравственные карлики пытаются компенсировать свой недостающий «калибр» исключительно злобой. Только так я могу объяснить установку этого изваяния. Велик соблазн небрежно закинуть руку на злонамеренно уменьшенный череп гения, чтобы почувствовать себя этаким великаном рядом с тем, чье творческое и нравственное наследие мешают вести себя вольготно.Я не оговорился, когда эту хулиганскую выходку назвал всего лишь попыткой. Уверен, возмущение общественности в считанные дни сметет эту лепню, а авторы затеи определятся по очередным грязным пятнам на лацканах. Додой сае къона!А Коста, ...Коста вернется из последней бульварной ссылки в сердца и души трудового народа, такой же великий, такой же любимый. Тамерлан Цомайты