О ней говорят, что она родилась в театре. В какой-то степени так оно и есть. Марина появилась на свет в семье театрального актера, в ту пору директора Русского театра Юрия Васильева и его супруги, преподавателя ГСХИ Валентины Александровны. Прямо из роддома новорожденную привезли в театр, где в красном уголке проживала в то время семья Васильевых. Квартиру они получили чуть позже. А тогда, в 1950 году, когда отца Марины направили по партийной линии во Владикавказ поднимать так или иначе пострадавший в годы войны театр, выбирать особенно не приходилось. Директор храма Мельпомены Юрий Васильев был еще и блистательным актером. Выпускник Ростовского театрального училища, однокурсник Сергея Бондарчука и Станислава Чекана, участник Великой Отечественной войны, человек, хорошо знающий жизнь, он создавал на сцене владикавказского Русского театра яркие, запоминающиеся образы. Об одной из таких ролей – роли Хлестакова, сыгранной Юрием Васильевым, пишет в своей последней книге «Владикавказ знакомый и неизвестный» наш замечательный краевед Генрий Кусов. Генрий Измайлович признается, что посмотрел спектакль раз десять, не меньше. Настолько колоритный образ был создан Юрием Васильевым, что хотелось смотреть и смотреть до бесконечности.

 

Марина росла в театре, вдыхала его воздух, старалась не пропускать ни одной репетиции, знала спектакли наизусть и с раннего детства подражала актерам, вернее их театральным персонажам. С годами она поняла, что хочет работать только в театре, хоть уборщицей, но в храме Мельпомены. «Я осознавала, что актрисой мне не стать. Не хватало силы голоса, внешних данных. К тому же всегда папа говорил, что в театре нужно быть либо звездой, либо вообще не быть». Марина уже в ту пору интересовалась историей театра, системой Станиславского и запоем читала пьесы. Это, к слову, ее излюбленное занятие и по сей день. «Меня интересовала профессия театроведа», – говорит Марина. Но путь к мечте, как оказалось, был неблизким. 
Сначала Марина Юрьевна окончила филфак СОГУ. В 1970 году, когда она еще училась на выпускном курсе, в Русском театре освободилась должность завлитчастью, рассказывает Марина. На работу ее принимала сама Зарифа Бритаева. Работать со смелым, по-новаторски мыслящим режиссером было необыкновенно интересно. Но Марина осознавала, что в силу полученного образования мыслить литературоведчески она может (это уже было немало), а вот театроведческого умения анализировать, ориентироваться в специфике этого вида искусства ей явно недоставало. Поэтому после филфака она и поехала в Северную Пальмиру, где не сразу, а со второй попытки поступила на заочное отделения факультета театроведения Ленинградского института театра, музыки и кинематографии. Училась Марина легко и увлеченно. Так обычно бывает, если занимаешься любимым делом. А главное – появилась возможность с головой окунуться в театральную жизнь культурной столицы Советского Союза. Марина вспоминает, что не пропускала ни одного спектакля Додина и Товстоногова. Так сложилось, что ей довелось попасть даже в творческую лабораторию самого Анатолия Васильева, главного режиссера самого загадочного театра середины семидесятых – «Школы современного искусства».
По окончании института Марина Васильева с новыми силами приступила к работе в родном театре. В те годы при храме Мельпомены перед началом спектакля устраивались зрительские конференции, неизменной ведущей которых была Марина. Владикавказские театралы, в числе которых было много молодежи, обменивались мнениями, обсуждали, спорили. При Русском драматическом действовал клуб любителей театра. В ГСХИ неутомимая Марина читала лекции о театральном искусстве. Кроме того, она готовила теле- и радиопередачи о театре, актерах, режиссерах, писала статьи. И все же самой главной ее заботой оставался подбор репертуара для театра, который должен был быть неизменно современным и интересным как для актеров, режиссеров, так и, в первую очередь, конечно, для зрителей. 
«Марина Васильева – неординарный, эрудированный человек. На ее плечах репертуар Русского театра. Ее вкус, талант, образование определяют нашу репертуарную линию. Марина – знаток истории и хранитель добрых традиций. Ведь она из театральной династии. Поэтому, если мне задают исторические вопросы, я отправляю спрашивающих к Марине», – делится впечатлениями директор Русского театра, народный артист России Владимир Уваров.
А я при этом вспоминаю, что в последнее время в театре были поставлены настолько интересные спектакли, что на премьеры приезжали даже сами авторы пьес, предложенных Мариной к постановке, – Лора Каннингем, Мария Ладо, Борис Поляков, который побывал у нас дважды.
С 80-х годов прошлого столетия, как выяснилось, Марина Васильева еще и преподает – в высших и средних специальных учебных заведениях, где есть такие предметы, как история театра, драматургии, теория драмы. Она мечтает, что среди ее студентов однажды появится тот, кто изберет делом своей жизни театроведение, кого она сможет назвать своей сменой, поделиться опытом и знаниями. 
А пока мечта остается лишь мечтой. Но Марина не унывает. Если очень чего-нибудь хотеть, уверена она, то желание непременно сбудется. Слава богу, сама она по-прежнему полна сил, задумок, идей. «Арсенал моих возможностей не израсходован», – признается Марина. 
В ее трудовой книжке по-прежнему одна запись: «Русский академический драматический театр им. Евгения Вахтангова». А на вопрос, что для нее театр, Марина кратко отвечает: «Все. Театр – это моя жизнь».

Ольга РЕЗНИК