Вилами по воде 

Когда-то замполит экипажа подлодки, где я служил, собрал личный состав на лекцию, готовый текст которой позаимствовал в политотделе дивизии. Помню гомерический хохот нашей матросско-старшинско-офицерской аудитории, когда замполит, не отрываясь от бумаги, с запинкой, но «на автомате» изрек: «На… ха-ха-у… съезде (видимо, в школе его не научили, как читается латинское число XXV) КПСС Леонид Ильич Брежнев сказал, что экономика должна быть экономной». 

О чем трубят с высоких трибун?

Понятно, что наука «экономика» на то так и называется, что должна учить экономному, иными словами, эффективному использованию средств производства, рачительному расходованию и потреблению продукции этого производства во всех сферах жизнедеятельности человека. Но не до такой степени, чтобы схватить его мертвой хваткой за горло и душить. К великому сожалению, именно такова нынешняя так называемая рыночная экономика. Она действует по хищническому закону: у кого когти длиннее и зубы острее, те, как говорится, и с мясом. Остальные пусть выживают, как могут.

В связи с непонятно кем и для чего организованным мировым финансовым кризисом нас убеждают с высоких трибун, что этот самый кризис ни в коей мере не заденет степень выполнения социальных обязательств, которые взяло на себя государство. Но говорят, что язык – без костей: сколько бы он ни молол, муку, то есть материальный продукт, не произведет. Так и получается. Как всегда, красивые слова и обещания благих перспектив улетают в небо, как пух. Улетают с такой же легкостью, с какой они вылетают из уст высоких чинов. 

Одна из социальных программ, принятых государством несколько лет назад к реализации, называется «Здравоохранение», которая среди прочих пунктов предполагает и повышение уровня медицинского обслуживания населения.

Что же получается на самом деле? Не вдаваясь в глобальные общероссийские масштабы, проиллюстрируем на отдельно взятой хумалагской больнице, вернее, отделении Правобережной райбольницы, как «не задевает» кризис выполнение социальных программ, в частности госпрограммы «Здравоохранение».

Немного предыстории

В начале второй половины прошлого века селение Хумалаг было административным центром объединенных Дарг-Кохского и Кировского районов. В конце 50-х – начале 60-х годов вместо старого дореволюционной постройки здания, на месте выкупленного государством домовладения и приусадебного участка Дзыгын Кабоевой, было построено и начало функционировать по назначению двухэтажное здание райбольницы. Ныне хумалагская больница на 25 койко-мест считается отделением Правобережной районной клинической больницы. Сюда до недавнего времени направляли пациентов, нуждавшихся в длительном терапевтическом лечении. Здесь получали квалифицированное лечение представители всех девяти сел района и даже райцентра, находили приют и люди, выброшенные из круга жизни различными обстоятельствами. Бомжи и одинокие старики, кому некуда приткнуться, престарелые родители, которые, к сожалению, стали обузой для собственных детей, находили здесь человеческое внимание и медицинский уход, питание и ночлег, добрые слова, согревающие исстрадавшиеся от болезней и одиночества души. Для такой категории больных, которых называют «социально незащищенными», специально было выделено 10 коек.

В материале, опубликованном в «ПО» об этом отделении райбольницы в апреле сего года автором этих строк, были такие слова: «Только одна беда: само здание находится в плачевном состоянии. Последний ремонт производили здесь еще в советские времена. Крыша течет, стены снаружи и изнутри облезли, водопроводные трубы проржавели до такой степени, что в любой момент могут дать течь. Полы обшарпаны, наверное, лет 30 не видели краски. Нет горячей воды, чтобы больные могли помыться. Бедный завхоз Дауле Кудзиев старается изо всех сил и возможностей все это залатать, починить, чтобы создать более или менее нормальные условия для обитателей отделения. Удивительно, как в такой обстановке поддерживает почти идеальную чистоту и порядок обслуживающий персонал…»

Туманная перспектива

Я хотел обратить внимание властей на необходимость принятия срочных мер для организации ремонта здания и помещений отделения. Но в июне сего года его вообще закрыли. До сих пор корил себя, что поводом для этого послужила моя публикация. Однако во время нашей недавней встречи главврач Правобережной районной клинической больницы Вячеслав Каргинов меня «успокоил». Оказывается, еще за несколько месяцев до публикации санитарно-эпидемиологическая комиссия Управления Роспотребнадзора по РСО-А вынесла заключение о приостановлении деятельности отделения. К тому же был еще один формальный повод для его закрытия: 30 апреля заканчивался срок действия лицензии. О приостановлении деятельности отделения было постановление судьи В. Бесолова от 20 апреля сего года, а на следующий день – распоряжение главы АМС Правобережного района.

Интересное выражение: «Приостановить». На какое время? На час, день, неделю? Нет. Как выяснилось из бесед с Вячеславом Каргиновым и заместителем главы Правобережного районного поселения Хазби Кониевым, курирующим сферу здравоохранения, оказывается, что судьба дальнейшего существования хумалагского отделения райбольницы весьма туманна. В крайнем случае, в проекте районного бюджета на 2010 год о каком-либо ремонте сего объекта и намека нет. По банально привычной, набившей оскомину причине: денег нет. Вот вам и государственная социальная программа «Здравоохранение», выполнение которой кризис «не задел».

Вполне порядочный и честный, весьма уважаемый в районе Хазби Кониев неуверенно попытался обосновать «целесообразность» закрытия хумалагского отделения с точки зрения брежневской фразы «экономика должна быть экономной»:

– От Хумалага до Беслана всего-навсего  восемь километров. В райбольнице 225 койко-мест, хватит на весь район. Так что ничего не случится, если из дальних сел будут возить больных в Беслан. Поэтому нет никакого смысла содержать больницу в Хумалаге.

Не спорю. С точки зрения экономии  средств государства мысль, может, и правильная. Но разве сопоставимы любые деньги и здоровье человека? Разве мало случаев, когда человек умирал из-за  несвоевременно оказанной медицинской помощи за несколько сот метров от больницы, куда его везли? А тут – «всего-навсего» 8 километров…

По словам заведующей отделением Дзерассы Касабиевой и Вячеслава Каргинова, уволились только 3–4 человека пенсионного возраста, остальные трудоустроены в Правобережной муниципальной райбольнице. Еще три сотрудника остались присматривать за зданием отделения. Там же круглосуточно дежурит бригада скорой помощи.

Касаясь темы дальнейшей перспективы использования здания хумалагского отделения райбольницы, Кониев предположил:

– Возможно, когда его отремонтируют, там будет открыт приют для социально обездоленных граждан.

Но когда его отремонтируют, и отремонтируют ли вообще, как видно, вилами по воде писано.

 

Мурат КАБОЕВ