Ахсарбек Ахполов: «Искусством надо жить»

«Нет пророка в отечестве своем» – пожалуй, эта фраза как нельзя лучше отражает ситуацию в культурной жизни нашей республики. Наши оркестры выезжают в соседние регионы, с успехом собирая залы. Творческая молодежь, осознавая свою абсолютную невостребованность, покидает родную республику с надеждой найти работу в столице. Непростая ситуация у нас и в области изобразительного искусства: пока проходят «распиаренные» и раздутые симпозиумы так называемого «современного искусства» (результаты которых вы можете лицезреть в зонах отдыха нашего города), нормальное искусство находится… ну, вы поняли. Разумеется, наши художники ищут пути признания своего творчества подальше от республики. И находят! Как, например, Ахсарбек Ахполов. В последние годы в Москве и Санкт-Петербурге прошло немало выставок с участием его работ, и, похоже, художник и не думает останавливаться на достигнутом. В преддверии выставки Ахсарбека Ахполова и его супруги Ульяны Гончаровой мы побеседовали с ним  о дальнейших творческих перспективах, о культурных катаклизмах в Осетии и о многом другом.

– Ахсар, расскажите о том, как прошли выставки в Москве и Санкт-Петербурге.

 

– Думаю, что весьма успешно. Резонанс определенно есть. В Москве я выставляю свои работы уже не первый раз – музей им. Цветаевой всегда любезно предоставлял нам с супругой такую возможность. Более того, нас приглашают и на следующий год. Так что мы целиком поглощены работой над новыми композициями!

– Слышал, что в Санкт-Петербурге выставка затянулась надолго. Это действительно так?

– Да, так и было. Вообще, самое ценное в этих выставках то, что непременно обзаводишься новыми знакомствами, грубо говоря, «вливаешься» в культурную жизнь. Выставка в Питере стала следствием предыдущих московских. Проходила она в Мариинском театре, а ведь там каждый вечер проходят концерты, спектакли.  Таким образом публика, посещающая театр, автоматически попадала и на нашу выставку, а это порядка трехсот человек за вечер! Людям настолько понравилось, что руководство театра предложило мне оставить там свои работы еще на какое-то время. Разумеется, я не был против! Таким образом, выставка растянулась на полгода.

– Чувствуете ли вы сейчас, что наконец сбывается то, к чему вы шли много лет?

– Для художника вообще очень важно сделать хоть что-то до определенного момента. Сейчас я сделал уже больше трех персональных выставок – а это уже довольно неплохой результат для моего возраста. Для художника персональная выставка вообще задача непростая. Для этого необходимо иметь достаточно большое количество разноплановых работ, чтобы посетителю выставки было действительно интересно знакомиться с композициями. К счастью, я не стремлюсь писать картины в каком-то одном ключе – у каждой свой характер, своя мысль.

– Как я понял, вы проводите совместные выставки со своей супругой, Ульяной Гончаровой. И предстоящая выставка не станет исключением. Вообще интересно, каким образом уживаются вместе две творческие личности?

– У нас в этом вопросе полное взаимопонимание. Когда работаешь «спина к спине», можно друг другу что-то подсказать, посоветовать. Идет живой творческий разговор, но самое главное – появляется ответственность. Когда я работаю один и немного устаю, я могу позволить себе отдохнуть, но когда вместе с Ульяной – тут не расслабишься! Это своего рода концентрация внимания на поставленной задаче.

– Как думаете, похожи ли ваши стили, вообще, подходы к живописи?

– Да, сходство есть! Прежде всего, это внимание к цвету. Мы оба считаем, что цвета должны быть насыщенными, яркими. Ульяна также пишет потрясающие пейзажи наших гор – можно сказать, это ее конек!

– Как бы вы определили свой стиль? Я вижу, что все ваши работы разноплановые, но все же…

– Я бы определил это словом «символизм». Но это не символизм в виде знаков и собственно символов. В моих работах все детали имеют какое-то значение. Случайных элементов практически нет. Главное для меня – образы, часто это родные мне люди – мама, бабушка, племянник… На многие работы меня вдохновляют мои детские воспоминания.

– А что можете сказать о состоянии изобразительного искусства в нашей республике?

– Могу сказать, что оно очень непростое. Дело в том, что огромные средства выделяются сейчас на поддержку современного искусства, а живопись, таким образом, становится никому не нужной. Я думаю, что некоторые вещи нужно просто называть по-другому – не «искусством», а другим термином. Есть ведь такая область, как «дизайн». Термин есть, и мы имеем представление, что это такое. Ну, а подняться на лестнице к памятнику Ленину и посмотреть ему в глаза – это, на мой взгляд, явно не имеет ничего общего с изобразительным искусством. Или надпись возле моста – «Здесь был Пушкин. Пушкин». Сейчас все настолько смешалось.. Сегодня человек может лопатой копнуть и назвать себя художником. На мой взгляд, это неправильно. Я не имею в виду наличие образования – это как раз совсем необязательно, возьмите как пример Пиросмани. Художник – это творец духовного искусства, а не активист, решающий какие-то задачи или предпринимающий какие-то «кричащие» действия.

– Есть ли перспективы для дальнейшего развития живописи в нашей республике?

– Если честно, сейчас художникам очень тяжело. Школа изобразительного искусства Осетии постепенно уходит, и преемников ее практически нет. Вообще, этим делом очень трудно заработать на жизнь, поэтому это тяжелый путь. Почти никто из моих однокурсников по художественному училищу не стал заниматься живописью. Редко кому удается посвятить жизнь искусству и при этом не опустошаться, постоянно искать новые идеи для работ. У нас есть такие люди. Это Магрез Келехсаев, Шалва Бедоев, Батраз Дзиов… До сих пор они плодовитее многих молодых художников! И как и 30–40 лет назад они буквально «производили» картины, так и сейчас. Они не могут жить без этого. Только так, целиком посвятив себя искусству, в нем можно существовать. Принесет тебе это деньги или нет – уже второй вопрос. Когда я учился в Москве, а это было в 90-е годы, приходилось подрабатывать, чтобы просто выжить. Бывало так, что к живописи я не возвращался месяцами, годами – надо было зарабатывать на кусок хлеба. Но сейчас я твердо уверен в том, что живопись – это мое, и мне нужно двигаться в этом направлении. 

– Можете ли сказать что вы довольны тем, чего добились?

– Да, конечно. У меня есть возможность заниматься любимым делом, и я счастлив. С юности я мечтал о собственной мастерской – теперь она у меня есть. Конечно, все это потребовало определенных жертв… но можно сказать, что мечта сбылась!

– Ну что ж, спасибо за интервью, Ахсар! Желаю дальнейших успехов на таком нелегком, но прекрасном пути, как живопись!

Совместная выставка Ахсарбека Ахполова и Ульяны Гончаровой пройдет 14 сентября в выставочном зале художественной галереи АРТ-ОС (пр. Коста, 217)

 

Беседовал Михаил Дзиов