Члены Общественной палаты республики на слушаниях, которые прошли накануне в конференц-зале Владикавказского института управления обсудили проблемы экологии. На слушания были приглашены представители власти республики, руководители природоохранных ведомств, врачи, специалисты в области металлургии и, разумеется, журналисты. Из общественности почему-то пришли только представители группы «одноклассников» «Электроцинк». Чем мы дышим?».Председатель Общественной палаты Зита Салбиева попросила всех собравшихся больше акцентировать внимание не на вопросе «кто виноват?», а на более конструктивном «что делать?» для решения экологических проблем.

 

«Как же получилось, что при большом количестве экологических служб и общественных организаций, в уставе которых предусмотрена борьба с экологическими нарушениями, этими вопросами никто не занимается?» – задала тон Салбиева в самом начале обсуждения.

Заместитель министра охраны окружающей среды и природных ресурсов Владимир Габеев сделал акцент на неправильном воспитании и поведении граждан, которые организуют свалки, загрязняют реки.

«Мы не можем с этим справиться, например, с твердыми бытовыми отходами: полиэтиленовые пакеты, баклажки», – заметил Габеев и предложил заняться экологическим ликбезом. Относительно «Электроцинка» замминистра уверял собравшихся, что его ведомством делается все возможное, но должных результатов это пока не дало.

Таймураз Бутаев, руководитель Роспотребнадзора, заявил: «Мы заставляем «Электроцинк» принимать массу действий в плане снижения его влияния на среду обитания и на здоровье населения. Самые большие штрафы на них наложили мы. Наша задача в том, чтобы и «Электроцинк», и другие предприятия как можно меньше влияли на нас. Но сегодня на первый план по загрязнению выходит транспорт. Наш славный город Владикавказ задыхается от него». Главный санврач сравнил также курение с нахождением в непосредственной близости от завода «Электроцинк» и напомнил, что его ведомство подало на «Электроцинк» в суд.

Это, по словам Таймураза Бутаева, вынужденная мера, так как «другие методы должного воздействия не возымели».

Активисты экологической группы в «Одноклассниках» пообещали не пропустить слушание, перенесенное из-за неявки заявителей на 11 декабря.

Представлявший организацию «Гражданская инициатива» известный в Осетии общественный деятель Олег Тезиев предложил соответствующим службам выяснить, откуда в республику поступает не соответствующий ГОСТам бензин. И еще попросил не поругивать движение «одноклассников», а, наоборот, поблагодарить их за гражданскую активность.

Врачи, исследовавшие врожденные пороки развития, не смогли внятно объяснить, что именно влияет на рост их числа. Причинно-следственные связи недостаточно изучены. Складывалось ощущение, что у медицинского сообщества республики нет то ли возможностей, то ли желания проводить подобные научные изыскания должным образом.

По данным представителя гидрометслужбы Светланы Карловой, мониторинг экологической обстановки во Владикавказе не ведется с 2004 года по причине отсутствия стационарных постов. Из более чем десяти постов, располагавшихся в разных частях города, осталось всего два, и то в левобережной части – на углу улиц Кирова/Коцоева и на ул. Гадиева. Поэтому ясную картину по атмосферному воздуху в гидрометслужбе обрисовать уже не могут. Подобных постов во Владикавказе должно быть как минимум, пять.

Известный врач-эколог Ацамаз Хадиков напомнил собравшимся об исследованиях профессора Бориса Ревича, которые он проводил в позапрошлом году в Северной Осетии. Он исследовал кровь и волосы детей на содержание свинца. Результаты этих исследований были засекречены. Возникает резонный вопрос: почему это было сделано, если в них все хорошо?

По данным московских ученых, уровень содержания кадмия в организме у наших граждан самый высокий из обнаруженных у россиян. Напомним, что кадмий относится к веществам первой категории опасности.

«Из государственных докладов следует, что в течение 2005 – 2008 годов завод «Электроцинк» ни разу не превысил ПДК. Как такое может быть? Каждый из нас знает, что это не так. Тогда вопрос к контролирующим органам: почему эти данные не отражены в государственном докладе? И не надо сейчас удивляться, что молодежь выступает против такого положения дел. Ведь все выбросы начались не с 5 октября этого года! В октябре произошло пять выбросов с превышением ПДК, в ноябре – шесть. Значит, мы можем сказать, что ежегодно не менее пятидесяти раз «Электроцинк» выбрасывал в атмосферу города сернистые газы. Мы заложники культуры производства. Почему никто не следит за нарушениями технологии?» – вопрошал член общественной палаты Сослан Гатуев. Он также обратил внимание собравшихся на то, что заработная плата работников завода в два раза ниже, чем по отрасли, и на 20% меньше, чем в среднем по стране. Это, по словам Гатуева, говорит о том, что «Электроцинк» явно недоплачивает рабочим.

От группы «одноклассников» слово взяла Залина Каирова: «Я хотела сказать, что нас никто не ангажировал и не проплачивал. Мы действуем только в своих собственных интересах. Почему не поднимается вопрос расселения санитарно-защитной зоны? Мы будем агитировать всех, кто живет в этой зоне, подавать в суд и требовать отселения. Такие прецеденты в Российской Федерации есть. Это первое, чего мы будем добиваться. Наряду с государственной экологической службой необходимо проводить общественную экологическую экспертизу. И очень хочется, чтобы там были люди такого уровня, как Ревич, для того, чтобы их невозможно было купить, как покупаются многие наши государственные органы, чиновники.

Завкафедрой цветной металлургии СКГМИ Михаил Алкацев предложил использовать разработки, которых в мире имеется достаточно, для того чтобы свести к минимуму возможные выбросы завода «Электроцинк». Доцент кафедры профпатологии СОГМА Михаил Теблоев отметил плачевное состояние, в котором находится медсанчасть № 2, обслуживающая работников «Электроцинка» и «Победита». Врач рассказал, что, когда к нему приходят рабочие завода с признаками отравления солями тяжелых металлов, он не может подтвердить этот диагноз, поскольку лаборатория не оснащена необходимым оборудованием.

Депутат парламента республики Мадина Гуриева, как всегда, высказалась без обиняков практически по всем поднятым вопросам и, можно сказать, подвела итог слушаниям:

– Я понимаю, что для металлургов завод – это флагман нашей промышленности. Но чем гордиться обывателю сегодня? Я за процветание промышленности, но надо рассматривать все аспекты. Сколько стоят активы предприятия? О каких пяти миллиардах рублей говорит руководство завода? Они стоят три с половиной. Получается, что это либо фикция, либо сами судите что.

Выбросы сейчас идут практически ежедневно. Женское бесплодие у нас в два с половиной раза выше, чем в среднем по России, а мужское – в шесть! Давайте как-нибудь это объясним!

В США, Канаде и странах Евросоюза принята методика количественной оценки опасности воздействия химических веществ единственным образом, в одинаковых единицах – так называемых экологических рисках. Мы в Осетии будем создавать институты и доказывать иное воздействие кадмия и мышьяка на наш организм? Мы что, мутанты какие-то? На нас эти вещества действуют по-другому? Я была у Ольги Менчинской, и она утверждает, что наряду с загрязнениями химическими веществами у нас наблюдается рост психических, депрессивных, агрессивных состояний и общее снижения интеллекта народа.

Когда сюда приехала комиссия из Москвы для проверки ситуации на «Электроцинке», человек, который должен был провести экологическую экспертизу, стал рассуждать о послании Медведева. Оказывается, он собрался сохранить стабильность на Кавказе с помощью сохранения рабочих мест на заводе. Я напомнила, что в послании было сказано еще и о беспрецедентной коррупции на Северном Кавказе, и спросила, а не укладывается ли все происходящее в Северной Осетии как раз в эти самые рамки.

Давайте будем обществом культурных людей и потребуем от «Электроцинка», чтобы все, что происходит на заводе, соответствовало международным стандартам.

И надо перестать врать, что у нас все замечательно. Пока мы так говорим, мы не сможем потребовать у федерального центра, например, программу переподготовки врачей, которая нам чрезвычайно необходима. В ЦКБ уже были два летальных исхода от пневмонии. Не действуют антибиотики правильно в условиях, когда в организме в большом количестве соли тяжелых металлов. Нужны специальные программы, на которых нужно настаивать перед федеральным центром, а для этого нужно признать, что у нас все плохо. И еще. Я крайне возмущаюсь, когда группу «Электроцинк». Чем мы дышим?» обвиняют в ангажированности. Очень важно, чтобы молодежь отстояла свое право на здоровую жизнь. Я ей благодарна и предлагаю больше не оскорблять подозрениями в ангажированности.

В заключение председатель Общественной палаты предложила признать Владикавказ зоной экологического бедствия, однако это предложение не нашло поддержки у большинства. Ответ на главный вопрос слушаний «что делать?» так и не был дан.

 

Светлана Джиоева