На одной из встреч с матерями Беслана в ответ на претензии о необъективности работы следователей полпред президента в ЮФО Дмитрий Козак в задумчивости произнес:

– Такая наша страна…

– Ну да. Страна... – согласились женщины.

Но тогда разговор касался только расследования бесланской трагедии.

Можно не согласиться с высказыванием уважаемого Дмитрия Николаевича. Не страна, а многие из чиновников, которые ею управляют, такие. Как недавно заявил Путин на одном из совещаний: «В Пермской трагедии со всей очевидностью отразились все пороки нашей бюрократии – ее некомпетентность, коррумпированность».

Об этом же говорится и в 300-страничном Обращении военных пенсионеров авиационных воинских частей Моздокского гарнизона, присланное в редакцию «ПО».

4 декабря 2006 года Моздокский районный суд под председательством Н. Хубаева удовлетворил исковые требования 19 военных пенсионеров-авиаторов и принял решение обязать военного комиссара РСО-А выдать истцам удостоверения ветерана боевых действий. Такие же решения судов первой инстанции приняты и по искам десятков других бывших военных моздокской авиабазы, в той или иной степени принимавших участие в чеченской кампании 1994 – 1996 годов. Однако военкомат не собирался исполнять решение суда и обжаловал его по всем вышестоящим судебным инстанциям республики. Но они (инстанции) не дали «нужных» для республиканского военкомата результатов. Тогда в августе 2007 года военный комиссар Ю. Першин направил в Коллегию по гражданским делам Верховного суда РФ надзорную жалобу. Он просил отменить решение Моздокского райсуда от 4 декабря 2006 года и определение кассационной коллегии Верховного суда РСО-Алания от 7 февраля 2007 года и «принять новое судебное постановление, не передавая дело на новое рассмотрение».

 

Обосновывая суть жалобы, военком Першин ссылается на то, что решение Моздокского райсуда было принято «с существенным нарушением норм материального права». То есть якобы суд не принял во внимание то, что согласно закону РФ от 12.01.1995 года № 5- ФЗ «О ветеранах» к категории ветеранов боевых действий «могут быть отнесены только те военнослужащие, которые участвовали в боевых действиях на территориях Российской Федерации, отнесенных к зоне вооруженного конфликта». И в соответствии с указанным законом к периодам ведения боевых действий относится и выполнение задач в условиях вооруженного конфликта в Чеченской Республике и на прилегающих к ней территориях Российской Федерации, отнесенных к зоне вооруженного конфликта с декабря 1994 по декабрь 1996 года. А согласно пункту 1 постановления Правительства РФ № 1210 от 11.12.1995 года «Об определении зоны вооруженного конфликта в Чеченской Республике» указана только территория ЧР. И что, как предписывает этот нормативный документ, должны быть совместные решения силовых ведомств об отнесении к зоне вооруженного конфликта территорий, прилегающих к Чеченской Республике. А такие решения не принимались.

«Прекрасно осознаем, сколько времени потребуется для того, чтобы вникнуть в нашу проблему, – пишут бывшие авиаторы. – Но не мы ее инициаторы. Мы последовательно и целенаправленно шли по иерархическим ступеням всевозможных органов государственной власти. Эта проблема элементарно могла быть решена военным комиссариатом РСО-Алания или районным судом, выполняй они свои функциональные обязанности добросовестно в соответствии с требованиями законодательства. Но кипы бумаг множились, а мы продолжали идти вперед, теряя уважение и почитание к органам власти, к которым по их статусу обращались… приходя в ужас от безразличия и откровенного безделья отвечавших нам чиновников».

Судя по документам материалов моздокских авиаторов, майорам запаса И. В. Зимину,
А. А Мудрак., прапорщикам запаса В. С. Андрееву,
Н. И. Балахонову и другим в Осетии было отказано в выдаче удостоверений. Но, прописавшись в Ставропольском крае, получили их без всяких проблем. Приводятся и списки военнослужащих из Кемеровской, Кировской, Орловской, Тамбовской, Ростовской, Челябинской, Саратовской областей и других регионов России, участвовавших в чеченской кампании и получивших такие удостоверения.

«Как ни дико и парадоксально, но многие из тех, кто в 1994 – 1996 годах в Чечне выступали с оружием в руках против нас на стороне боевиков, сегодня являются ветеранами боевых действий, перейдя позднее на сторону федералов, – возмущаются ветераны. – Представьте хоть на минуту, что творится в нашем сознании, в наших душах и сердцах! Ведь весь ужас и парадокс первой чеченской кампании проходил на наших глазах, мы его живые свидетели. Нами накоплено несколько десятков килограммов материалов бюрократических «шедевров». Мы их потихоньку систематизируем... Планируем передать в музей нашего прославленного авиаполка и параллельно в музей Российской армии. Пусть потомки почитают, как обошлись с теми, кто в 70 – 80-х – в период «мирной» холодной войны – вел непримиримую ежедневную битву над океаном, а потом в 90-х годах разгребал осколки и мусор тогдашней национальной политики нашего государства на Кавказе».

На заявления о выдаче удостоверений ветеранов боевых действий бывшие авиаторы стали получать однотипные отказы: «Учитывая, что Вы проходили военную службу в в/ч… дислоцирующейся в г. Моздоке, а также, что в Вашем личном деле отсутствуют документы… об откомандировании Вас на территорию Чеченской Республики для выполнения задач и участия в боевых действиях, права на получение удостоверения «Ветеран боевых действий», соответствующих льгот, Вы, к сожалению, не имеете».

«Видимо, военный комиссариат считает, что мы должны были на самолетах и вертолетах приземляться на территории ЧР, выйти из самолета или вертолета, коснуться ногой территории зоны вооруженного конфликта, – пишут военные пенсионеры. – А еще лучше потребовать выписать себе командировочные удостоверения и отметить их у какого-либо полевого командира или у самого Джохара Дудаева. Тогда бы мы получили удостоверения участника боевых действий… Фактически Военный комиссариат РСО-Алания поставил под сомнение все постановления Правительства, приказы и директивы Министерства Обороны РФ, Генерального штаба, а главное – приказы командиров частей, изданные в соответствии с приказом МО РФ и директив Генштаба».

В материалах, присланных моздокскими авиаторами в редакцию, есть многочисленные документы, подтверждающие участие каждого из них в боевых действиях во время так называемой чеченской кампании. Не по своей воле сунули авиаторы головы в «мертвую петлю». Они получили приказ и как военные вынуждены были отреагировать по-военному. Ибо приказ начальника – закон для подчиненных. 9 декабря 1994 года принято постановление Правительства Российской Федерации № 1360 «Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан, разоружения вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа». Соответственно изданы приказ министра обороны, директивы Генерального штаба ВС и Главного штаба ВВС.

К примеру, в справке, подписанной начальником филиала центрального архива Министерства обороны РФ подполковником А. Маркиным, перечислены 109 авиаторов, участие которых в вооруженном конфликте на территории Чеченской Республики в период 1994 – 1996 годов подтверждается приказами командира войсковой части 21209. Также на запрос военного пенсионера Ю. С Муртазалиева начальник архива СКВО подтверждает: «На основании приложения к директиве Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации от 24 октября 2002 года № 314/12/0710 личный состав от войсковых частей 21209, 18212, 62467, 1107 ЦРП и
84-го отделения охраны включен в Перечень органов военного управления, соединений, воинских частей… принимавших участие и привлекавшихся к выполнению задач в зоне вооруженного конфликта в Чеченской Республике в период с 9 декабря 1994 года по 31 декабря 1996 года». В справке, выданной на имя адвоката М. Лебедева полковником А. Фурсовым – командиром войсковой части 62467, на довольствии которой находился личный состав перечисленных войсковых частей, отмечается, что «в период 1994 – 1996 годов войсковые части 21209, 62467, 18212, 19090 базировались в пределах границ аэродрома «Моздок». Согласно инструкции по производству полетов в районе аэродрома «Моздок», действовавшей в 1994 – 1996 годах, границы района аэродрома в тот период включали часть воздушного пространства Чеченской Республики». И это определено постановлением Правительства РФ «О вооруженных конфликтах» от 26 декабря 2001 года № 886. Но, видимо, чиновники считают, что воздушное пространство над Чечней… не относится к ее территории.

Не будем дальше перечислять нормативно-правовые документы, на которые ссылаются в своих материалах моздокские авиаторы, согласно которым, по их убеждению, они имеют законное право на признание их ветеранами боевых действий и на полагающиеся по статусу льготы и доплаты к пенсиям. Однако, как было сказано выше, противная сторона трактует документы по-другому.

Не дали положительных результатов многочисленные коллективные и индивидуальные обращения моздокских пенсионеров-авиаторов и к военному прокурору Владикавказского гарнизона, и в военную прокуратуру СКВО. В апреле 2007 года пенсионеры обратились за помощью к депутату Госдумы А. Фадзаеву, который направил депутатский запрос в Главную военную прокуратуру(ГВП). Главный военный прокурор, в свою очередь, переправил обращение в прокуратуру СКВО, которая до сих пор молчит. Хотя, как пишут пенсионеры, ГВП прислала уведомление с заверением, что о результатах рассмотрения обращения депутат и заявители будут уведомлены военным прокурором СКВО. Отреклось от своих бывших воинов и Министерство обороны.

Анализируя материалы моздокских пенсионеров-авиаторов, выходит, что по логике всех чиновников и инстанций, к кому они обращались, во время боевых действий Российской армии в Чечне военнослужащие авиабазы «Моздок», к зоне действий которой относится часть территории Чеченской Республики, сидели в своих теплых квартирах в самом городе Моздоке и «гоняли чаи». Может, за это и засчитывали им день службы за три дня и выдавали двойные оклады, как и участникам боевых действий? Может, за это сделаны записи и в их личных делах о непосредственном участии в зоне вооруженного конфликта? Может, за это есть и документы в архивах, подтверждающие участие того или иного бывшего авиатора в боевых действиях в зоне вооруженного конфликта в Чеченской Республике?

Но, как говорят, против лома нет приема. И пенсионерам-авиаторам трудно доказать свою правоту, если высокие чиновники очевидное считают невероятным. Получается, что пенсионеры воюют, как Дон Кихот, против ветряных мельниц.

 

Мурат КАБОЕВ