Так я был препровожден в Иристонское УВД. Позвонил супруге по сотовому. Через десять минут перепуганная жена прибежала с паспортом. Но милицейская машина уже работала на полных оборотах. Миловидная женщина-эксперт ловко мазала катком с черной ваксой ладони, прижимала пальцы к листам бумаги. За представлением наблюдали несколько сотрудников и без конца задавали вопросы по биографии. В результате успешного труда слаженного коллектива труженики милиции управились за двадцать минут. Сделано было следующее:
1. Меня сфотографировали.
2. Сняли отпечатки пальцев и ладоней.
3. Оформили протокол задержания.
4. Выписали паспортные данные.
5. Вытянули из меня полные реквизиты.
6. Задавали многочисленные вопросы из серии: когда сюда приехали, а ваши кто родители?
Наконец все формальности были завершены, и в казенное помещение вошел представительный господин с отсутствующим взглядом. Я попросил назвать фамилию, чтобы знать, кому обязан неожиданным потрясением. 
– Майор Кибиров, – коротко отрекомендовался начальник.
Еще меня немного помурыжили перед решеткой (видимо, там стоит телекамера) и отпустили. Жена еле стояла на ногах. Она знала, что у меня проблемы с сердцем, а посещение УВД – это серьезный стресс.
Потом я стал думать, что же это было? Впечатление складывалось такое. С утра в управлении собралась группа сотрудников для проведения учений по обработке задержанных. Был проведен подробный инструктаж. Но как тренироваться, если нет подопытного? И вот командир посылает на дело наряд с твердым приказом: 
– Немедленно доставить террориста!
И оперативникам приглянулся 55-летний мужчина неместного вида… Кстати, на мой вопрос: «Неужели бывают террористы моего преклонного возраста?» – один умник пафосно возразил: 
– Бывают и в 67 лет!  

Итак, подведем черту. Возникает резонный вопрос: по какому праву работники правоохранительных органов меня сфотографировали и сняли отпечатки пальцев, словно я прожженный преступник, в свои-то немалые годы? Если новое руководство городской милиции решило «пронумеровать» все мужское население, то об этом надо заявить открыто. Тогда все сознательные горожане построятся в колонны и организованно пойдут сдавать свои отпечатки пальцев. А зачем же выхватывать поодиночке? Это непродуктивно.

 


Виктор Буйвидас


За комментариями мы обратились к президенту Ассоциации адвокатов Северной Осетии Джабраилу Габачиеву:
– Я утверждаю, что здесь были нарушены конституционные права этого гражданина. Его задержали, незаконно требовали документы, фотографировали, сняли отпечатки пальцев, оформили протокол и т.д., и т.п. Все эти действия незаконны. Существует Федеральный закон об оперативно-розыскной деятельности Российской Федерации. Принят Государственной Думой в 1995 году. В этом законе есть специальная статья – 6-я статья, которая требует соблюдения прав и свобод человека, гражданина при проведении оперативно-розыскной деятельности. В данном случае работники милиции, которые задержали гражданина, неправы, у них не было никаких оснований для проведения подобных действий. Во-вторых, никто им не указывал на этого гражданина, что он подозревается в совершении какого-либо преступления. В-третьих, на этом гражданине не было следов преступления, у него не было ни оружия, ни других запрещенных предметов (например, наркотиков). Поэтому напрашивается вывод, если пойти по подобной практике, то можно задерживать всех подряд, делать метку, снимать отпечатки пальцев. Я считаю, что данному гражданину необходимо обратиться или в вышестоящий орган, непосредственно к министру внутренних дел, или к прокурору, чтобы наказали всех этих нерадивых сотрудников. Если реакции не последует, то нужно обратиться в суд с иском о возмещении морального вреда. Гражданину причинен очевидный моральный вред. Если нужна будет помощь с нашей стороны, пожалуйста, мы окажем эту помощь.