На улицах села чисто, на окраинах мы не заметили стихийных мусорных свалок, каковыми грешит большинство сел республики. А какой здесь воздух! Дыши в полную грудь, наслаждайся! Такой он сладкий, приятный и к тому же, как говорят местные жители, целебный.  
Рассказывают, что не так давно, лет 10–15 назад, к семье Хамицаевых приехала родственница с больной девочкой. Малышка не могла не то что стоять на ногах, но даже голову держать. Целыми днями сидели мать и дочь у реки Урух, наслаждались райским воздухом. Месяца через полтора девочка так окрепла, что, заливаясь звонким смехом, бегала за бабочками по зеленому лугу, усыпанному полевыми цветами, источающими удивительный аромат. По этому поводу наш гид Владимир Гатагов, которого никаким золотом не выманишь из родного села, говорит: 
– Когда-то здесь планировали построить турбазу. Идея была хорошая, лучшего места не найти. Были идеальные условия для развития туризма и отдыха. Были бы и рабочие места не только для местного населения, но и для жителей близлежащих сел. Но потом началась горбачевская перестройка-перетряска, затем ельцинский переход к дикому капитализму. И все эти лазурные планы ушли в глубокое забытье. Как несбывшийся сказочно красивый сон. Теперь у людей одна забота – как бы выжить. 
Обеднело село 
молодежью
– Как я заметил, колхоз разрушен. А он, наверное, был единственным предприятием, где могли работать сельчане и кормить свои семьи. Как теперь выживают люди, чем занимаются? – поинтересовался я у одного из жителей села. 
Видимо, этот вопрос волновал моего собеседника, и он ответил длинным монологом: 
– Да, в советские времена у нас был колхоз, который в свое время объединял даже несколько сел – Лескен, Новый Урух, Средний Урух, Хазнидон. Потом колхоз реорганизовали в совхоз. Работы всем хватало. Теперь настали другие времена, нет ни колхоза, ни совхоза. Пахотные земли раздали фермерам, которые считаются у нас самыми зажиточными. В основном они занимаются возделыванием зерновых культур, которые могут дать более скорую прибыль. У нас есть прекрасные условия для развития скотоводства. Замечательные сенокосы, пастбища, сочная трава. Но фермеры не хотят заниматься животноводством, так как в эту отрасль надо вкладывать больше труда. Надо строить фермы, оснащать их техникой, необходимым оборудованием, закупать поголовье, выращивать его, а прибыль начнешь получать минимум через три-четыре года. Я еще помню хрущевские времена, когда в частных подворьях запрещали содержать скот больше определенного количества. Теперь нет никаких ограничений, разводи сколько угодно. И некоторые домохозяева, не в пример фермерам, содержат много поголовья. А это – мясо, молоко, сыр, масло и т. д. К слову, во всем районе нет пункта искусственного осеменения, который бы мог помочь улучшению продуктивности скота. Нет даже ветаптеки, чтобы купить лекарства для больных животных... Конечно, многим помогают выжить и приусадебные участки. Сажают картошку, лук, всякую зелень, выращивают помидоры, огурцы. Правда, урожаи овощей у нас почему-то гораздо ниже, чем в соседней Кабарде, хотя земля, казалось бы, одна и та же. Когда-то здесь получали неплохие урожаи и бахчевых культур. Но я уже не помню, когда последний раз выращивали арбузы и дыни. Еще до войны в соседнем Среднем Урухе было немецкое поселение. Немцы посадили прекрасные фруктовые деревья, там были огромные сады, но теперь исчезли. Старые деревья умерли, а организовать посадку новых саженцев некому, да и средств, наверное, нет... 
Владимир Гатагов дополнил односельчанина: 
– Часть трудоспособного населения работает в бюджетных организациях – школе, детском саду, клубе, библиотеке, почте, фельдшерско-акушерском пункте. Некоторые сельчане нашли работу в Чиколе. Другие перебиваются случайными заработками, в основном строительными работами. Только село наше сильно обеднело молодежью, большинство уехало на заработки в Москву, Сибирь, Норильск, в другие регионы. Наверняка некоторые из них обзаведутся там семьями и обеднят национальный генофонд. Тем, кто едет в Москву, помогают трудоустраиваться выходцы из нашего села предприниматели Владимир Тегаев и его сестра Валя. Кстати, на свои средства они построили в Новом Урухе красивую церковь. Они же взяли в аренду пруды недалеко от Дзагеппарза (Текъатихъжу), собираются разводить рыбу, построить гостиницу, открыть кафе. Это тоже дополнительные рабочие места. У главы района Игоря Тахоева есть интересные проекты, в частности строительство каскада малых электростанций на реке Урух. Только для этого опять же нужны финансовые средства.
Гордость села
Жители Нового Уруха по праву гордятся именитыми односельчанами. Известный во всем мире конструктор космических аппаратов Гокки Токати родился и до 12-летнего возраста жил здесь. В своих воспоминаниях, которые приводит в своей книге Дамир Дауров, он очень тепло отзывался о родном селе. Кавалером трех орденов Славы был Ахсарбек Едзаев, правда, третий орден нашел его уже после смерти. В его честь проводили даже стрелковые турниры, где участвовали и учащиеся местной школы. 
Мое любопытство, почему центральная улица села носит имя Альберта Озиева, удовлетворил Владимир Гатагов. 
– Альберт жил в конце этой улицы. В детстве он увидел пролетающий над селом самолет и загорелся мечтой стать летчиком. Мальчик подрос и вопреки воле родителей уехал в Москву, окончил там летную школу, работал в гражданской авиации. Когда началась война, на собранные им в фонд обороны деньги ему выделили самолет, на котором и воевал. Старожилы рассказывают, что перед отправкой на фронт он прилетал сюда, приземлился на пастбище. Сбежались люди, и он катал всех желающих. Геройски погиб в боях за Варшаву. Из его семьи остался брат, живет в Чиколе. 
Много молодых мужчин, ушедших из этого села защищать Родину, полегло на фронтах Отечественной войны. Из семьи Басиевых не вернулись четыре брата, многие семьи потеряли по два человека. В селе нет такого дома, где бы не получили похоронку. Воевали на фронте муж и жена – Тазрет Кечелаев и Фаризат Найфонова. В центре села установлен скромный памятник погибшим воинам-землякам. К 65-летию Победы сельчане собираются установить мраморную плиту с именами всех погибших. 
Своими ратными и трудовыми делами славу родному селу принесли братья Гатаговы. Сосланбек долгие годы своей жизни отдал военной медицине и дослужился до звания генерал-майора медицинской службы. После открытия в СОГУ юридического факультета первым его деканом стал Султан. Грамотным инженером был и самый младший из братьев – Руслан, который несколько лет руководил заводом «Янтарь». О брате и сестре Владимире и Валентине Тегаевых мы упоминали выше. Но это не все. Село богато народными талантами.
Владимир Муратович с гордостью рассказал и о театре, который работает при местном клубе. Скромно заметил, что он тоже играет там. Более десяти лет назад благодаря усилиям приглашенного из Владикавказа Казбека Томаева самодеятельному коллективу присвоено звание народного театра. Сейчас у них режиссер из своего состава – Фиолета Надгериева. Они показывали свои спектакли и в других селах района. В клубе работают различные кружки – танцев, гармонистов, хора осетинской героической песни и т. д. 
– А в прошлом году Тегаевы пригласили наш театр даже в Москву, – не мог не похвастаться мой собеседник. – Глава Ирафского района Игорь Тахоев нашел средства для оплаты дороги в оба конца, а Тегаевы обеспечили нам условия проживания в Москве. Для нашего выступления они арендовали театр «Ромэн». Спектакль проходил при переполненном зале, наверное, собралась вся осетинская диаспора. Судя по реакции зрителей, скажу, что успех был феноменальным. 
Вот так и живут со своими заботами и надеждами на лучшее будущее жители одного из отдаленных сел Северной Осетии – Нового Уруха. Психология человека такова, что как бы тяжело ни было, у него не умирает надежда, что завтра станет легче жить. И это придает ему силы для борьбы за более достойное существование. 

Мурат КАБОЕВ