Святая к музыке любовь

С заслуженным деятелем искусств РСО-А, композитором Игорем Насоновым мы встретились во Владикавказском колледже искусств им. В. Гергиева, где он преподает теоретические дисциплины. Глядя на этого, беззаветно преданного своей профессии человека, по правде говоря, верится с трудом, что в свое время он с отличием окончил мединститут и клиническую ординатуру, то есть практически стал врачом, а потом взял да и повернул колесо своей судьбы на все 180 градусов, переквалифицировавшись…нет, не в управдомы, а в композиторы.

С вопроса о том, как такое могло случиться, и началась, собственно, наша беседа с Игорем Насоновым.

– Музыкой, – признается он, – я занимался с детства – серьезно и профессионально. Учился в первой музыкальной школе по классу фортепьяно у Миры Владимировны Варандт – удивительного педагога, которого всегда вспоминаю с большой теплотой… А по окончании  общеобразовательной школы № 50 поступил в мединститут, потом окончил клиническую ординатуру.

– И как все-таки случилось, что, несмотря на все это, вы ушли из медицины? Ведь, насколько я знаю, и школу окончили с золотой медалью, и мединститут потом – с красным дипломом, и в ординатуре отучились… 

 

– Тут все как раз-таки объясняется очень просто: душа музыки алкала. Учась в мединституте, я руководил институтским эстрадным оркестром, продолжал заниматься музыкой дома. А потом параллельно поступил на теоретическое отделение нашего училища искусств.

– Несложно было совмещать обучение двум таким разным профессиям?

– Несложно, потому что мне очень повезло с педагогом по композиции – заслуженным деятелем искусств Северной Осетии Резваном Цорионти, контакт с которым  не прерывался никогда. Резван Каурбекович всегда относился ко мне по-отечески тепло.  Это был очень хороший музыкант, композитор и удивительно порядочный человек! В моей судьбе он сыграл выдающуюся роль.

В 1984 году я окончил училище искусств. Резван Каурбекович советовал мне поступать в Ростовскую консерваторию. Весь 85-й год я пребывал в раздумьях. В 86-87-м готовился по сольфеджио, гармонии и композиции. Консультировал меня сам Резван Цорионти … Я с большой теплотой вспоминаю его сегодня. Отдавая дань уважения своему учиткелю, я посвятил  Резвану Цорионти Триптих для скрипки и фортепьяно…

В общем, наше общение не прошло даром: в 1987 году я поступил в Ростовскую консерваторию в класс композиции заслуженного деятеля искусств России Леонида Павловича Клиничева. В 1992-м  с отличием ее окончил,  в 1996-м окончил и аспирантуру по композиции, где обучался опять-таки у Клиничева.

– Как складывалась ваша дальнейшая творческая жизнь?

– Будучи еще студентом, я активно участвовал в жизни консерватории. Мои сочинения исполнялись. В 1999 году я вступил в Союз композиторов России. Когда учился в аспирантуре, стал ответсекретарем Ростовского отделения Союза композиторов.

В Ростовской консерватории, которую окончил, я стал преподавать теоретические дисциплины, одновременно писал музыку. И вот еще любопытный факт: в консерватории я не только преподавал, но и работал консерваторским врачом – была там такая должность.

 – А сейчас ваше медицинское образование служит добрую службу?

 – Это мне, несомненно, в жизни помогает. Ведь у меня, как и у любого человека есть родные, близкие, знакомые. Они, случается, болеют. Так что, жизнь не дает мне забывать, что я еще и врач.

 – Насколько мне известно, вы очень трепетно относитесь к своей работе в Колледже искусств, который сами в свое время окончили. Скажите, как давно вы здесь преподаете?

 – В 1999 году после того, как я по семейным обстоятельствам вернулся во Владикавказ, я начал преподавать в училище искусств, сначала – композицию, потом еще сольфеджио и гармонию, словом, теоретические дисциплины.

 – Вы ведь преподаете еще и в первой музыкальной школе, которую, кстати, тоже сами оканчивали?

 – Да, там я веду только композицию для одаренных детей. Такой класс у нас появился по инициативе директора школы Фатимы Борисовны Каргиевой, за что я ей очень признателен.

 – Игорь Валентинович, думаю, жителям нашей республики хорошо запомнились ваши авторские телепрограммы «Музыка сердца» и «Вдохновение», а также еженедельная концертная программа «Из зала филармонии». Расскажите, пожалуйста, об этой стороне вашей творческой деятельности.

 – Совершенно верно, 1999-го по 2005 год я являлся музыкальным редактором ГТРК «Алания». И у меня действительно были две авторские программы – «Музыка сердца» и «Вдохновение». Очень интересно работалось над творческими портретами выдающихся деятелей музыкальной культуры Осетии. Это такие удивительные люди, как Анатолий Брискин, Эмилия Цаллагова, Юрий Бацазов, Олег Диамбеков, Наташа Зарипова – моя коллега, педагог первой музыкальной школы, заслуженный работник культуры нашей республики… Помню, как поразил меня в свое время Ардонский казачий хор, в котором собрались настоящие энтузиасты. О таких людях рассказывать интересно. Их горение передавалось и нам, заряжало положительной энергией. И это здорово!

– Хотелось бы порасспросить и о вашем композиторском творчестве. Скажите, вы никогда не подсчитывали, сколько всего произведений написали?

– Где-то более 50.

– Насколько мне известно, ваши сочинения вошли в программу прошлогоднего фестиваля «Панорама музыки России»…

– Да, было такое.

– А какому жанру отдаете предпочтение?

– Это и симфоническая музыка, и камерно-инструментальная, и эстрадная. Работаю и в песенном жанре.

– Кстати, о песенном жанре. Ваши песни «Обелиск в Дзуарикау» памяти семи братьев Газдановых в исполнении Юрия Бацазова и «Дорога» (посвящена Транскаму) в исполнении Олега Тайсаева хорошо известны слушателям. Темы в них затронуты, я бы сказала, глобальные. Значит, это именно то, что вам интересно?

– В общем-то, да. Глобальные темы мне интересны.

– А сейчас над чем работаете?

– В настоящее время завершаю Сонату для флейты и фортепьяно и начинаю работать над Концертом для гобоя с оркестром.

– У нас в республике весьма многочисленный Союз художников, чего не скажешь о творческом Союзе композиторов. Вот интересно, сколько членов насчитывает Союз композиторов Северной Осетии?

– 17 человек.

– Получается, что композиторов нам следует беречь, как зеницу ока. А лично вы на себе ощущаете бережную заботу, внимание?

 – Вы знаете, ощущаю. За что, к слову, признателен председателю нашего Союза Ацамазу Макоеву, который относится к нам тепло, по-отечески, с заботой и вниманием. Всячески способствует тому, чтобы наши произведения исполнялись за пределами республики. Периодически члены Союза композиторов республики получают стипендии и материальную помощь от Союза композиторов России. Такую стипендию в прошлом году получал и я. Так что, с этим все в порядке.

– Скажите без ложной скромности, чем вы гордитесь?

– Горжусь своими учениками. Мои ученицы еще по детской музыкальной школе № 1 Алина Гулуева, Юлия Цысь, Кристина Мамитова в свое время становились победителями республиканского конкурса по композиции детских музыкальных школ и детских школ искусств.

  А ведь этот конкурс – тоже ваше детище.

– Другой конкурс, где мы тоже заявили о себе, – конкурс студентов-композиторов из училищ и колледжей Юга России. В 2006 году мой ученик, студент теоретического отделения Таймураз Березов занял на конкурсе, проходившем в Ставрополе, третье место.

А в прошлом году моя студентка Юлия Цысь, с которой я начинал заниматься еще в музыкальной школе, стала победителем второго Южно-Российского открытого смотра-конкурса музыкальных композиций студентов средних специальных учебных заведений, проходившего на базе Ростовской государственной консерватории.

– Да, хорошо помню, как мы все радовались за Юлю и за ее педагога. Игорь Валентинович, наша беседа близится к завершению. Поэтому хочу задать вам традиционный вопрос, без которого никак не обойтись. Поделитесь, пожалуйста, с нашими читателями своими творческими планами.

– Творческие планы? Хочу продолжить работу в жанре симфонической и камерно-инструментальной музыки, а также в песенном жанре.

– О чем вы мечтаете?

– Мечтаю нести добро людям. Хочется, чтобы у человека, слушающего мою музыку, возникал исключительно позитивный настрой.

Ольга РЕЗНИК