Гражданская идентичность населения Северной Осетии

Отделом социологических исследований и политологического мониторинга Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева в сентябре–октябре 2010 года было проведено социологическое исследование по теме: «Гражданская идентичность населения Республики Северная Осетия-Алания».

B ходе исследования было опрошено 500 жителей Республики Северная Осетия-Алания СКФО РФ. Также был проведен экспертный опрос, в нем приняли участие 25 человек. Подбор экспертов осуществлялся в соответствии с уровнем общего представления о проблеме, а также по принципу профессионального отношения к данной области знаний. Важнейшими критериями отбора экспертов были компетентность, широкий кругозор. Для экспертного опроса был создан «гайд» (специальный опросник), в основу которого легла структура анкеты для массового опроса.

С результатами массового опроса мы попросили поделиться заведующего отделом  СОИГСИ, доктора социологических наук, профессора Хасана Владимировича Дзуцева.

 

– Хасан Владимирович, какие задачи вы ставили перед собой, проводя  данное исследование?

– В настоящее время остро поставлен вопрос об укреплении государственности, централизации государства, усилении вертикали государственной власти. Однако осуществление государственного переустройства не должно происходить без совершенствования тесно связанных с государством таких государственно-правовых явлений, как общество, государство, гражданин, право. Поэтому возникает проблема исследования данных категорий, форм их взаимодействия, необходимости в то же время их преобразования и правового обеспечения этих процессов.

Практика свидетельствует: в России еще достаточно много нарушений прав и свобод граждан. Несмотря на то, что в настоящее время правовой статус гражданина несет на себе печать политического, социального, экономического и духовного кризиса российского общества, который выражается в изменении объективной основы статуса, имущественном расслоении общества, появлении безработицы, региональных конфликтах, противоречиях в ветвях государственной власти и т. д., все же намечаются и положительные тенденции в правовом статусе гражданина. Это проявляется в следующем:

– под правовой статус гражданина подводится современная законодательная база с учетом международного законодательства;

– устанавливается новая концепция взаимоотношений гражданина и государства, обеспечивающая их равенство и взаимную ответственность, гражданин перестает быть винтиком в государственном механизме;

– усиливается правовая гарантия прав и свобод граждан, особенно расширяется право на их судебную защиту;

– осуществляется переход от не оправдавших себя прямых запретов и ограничений к преимущественно разрешительным методам регулирования правового положения гражданина;

– закрепляются экологические права гражданина как составная часть правового статуса.

Формирование гражданской культуры открывает путь для участия граждан в политической жизни или, по крайней мере, уменьшает их отчужденность от нее. Особенность  российского трансформирующегося общества заключается в том, что мы находимся в высокоактивной стадии социальных трансформаций, когда нестабильность трансформируемой социальной системы близка к состоянию «динамического хаоса». Этим нынешнее российское общество отличается от стабильно трансформирующихся обществ с прогрессирующей экономикой и устойчивой социально-политической системой. В этих условиях большая роль в развитии общества принадлежит политическим и гражданским институтам.

Основная функция государства – забота о гражданах и их защита. Основные обязанности граждан – участие в защите государства и добросовестный труд. Последнее требование можно рассматривать как рудимент идеологии и практики советского государства, для которого труд не был делом свободного выбора гражданина, а являлся его обязанностью. Участники опроса подчеркивают также необходимость строгого соблюдения законов и самим государством, и гражданами. Фактически в своих ответах многие респонденты высказываются за принципы и ценности правового государства, хотя и не используют этот термин.

Принципиальное значение в социологических опросах имеет выявление государственной принадлежности личности, насколько это чувство ощущается в их делах, характеризует респондента в личной жизни.

– Хасан Владимирович, какие ответы на свои вопросы по данной проблеме вы получили?

– По результатам социологического исследования на  вопрос: «Если говорить в целом, Вы чувствуете себя гражданином Российской Федерации?» – большинство опрошенных ответили «безусловно, да» (осетины – 59,5%, русские и русскоязычные – 60,2%); «скорее да, чем нет» 22,8% – осетины, 20,5% – русские и русскоязычные; «скорее нет, чем да» 7,9% – осетины, 10,2% – русские и русскоязычные; «безусловно, нет» ответили 0,5,% осетин, 3,4% русских и русскоязычных. Затруднились с ответом 9,3% осетин и 5,7% русских и русскоязычных. 

Гражданское общество после распада Советского Союза трансформируется в худшую сторону. У части жителей республики понизилось восприятие того, что они граждане РФ, хотя есть и такие люди, которые не представляют себя и свою жизнь вне России.

Проблема гражданской идентичности была актуальной в начале 90-х годов. Очень трудно отвыкали от Советского Союза. 80–85% людей молодого поколения уже определяют себя как граждане РФ. Это трудности восприятия, связанные с тем, что Российская Федерация не просто территориальная общность – это государство, в которое входит другое государство. Например, у жителя Республики Татарстан может возникнуть трудность считать себя гражданином Татарстана или Российской Федерации. Вне всякого сомнения, абсурдно то, что между республиками РФ есть границы. Запад уходил от этой проблемы, постепенно ликвидируя паспорта нашего типа. У них нет такой идентификации. Американец не потому американец, что у него паспорт американский, а потому, что вся его собственность и государственные обязательства, гарантии находятся в Америке. А у нас нет никаких гарантий, кроме бумажки, свидетельствующей, что мы – граждане этого государства.

Есть много социально-экономических и политических рычагов для того, чтобы вызвать гордость граждан по поводу того, что они живут именно в этом государстве. Но даже при очень высоком уровне жизни определяющим бывает сохранение собственного «Я». Сохранение культуры тех или иных этнических групп, проживающих в государстве независимо от их численности, – прямая обязанность государства. А сегодняшние его шаги по укрупнению регионов и созданию 8 федеральных округов – не что иное, как недоверие управленческой элите, в том числе республик Северного Кавказа. Опыт существования этих федеральных округов показал, что они отнюдь не способствуют созданию рабочих мест, не уменьшается и коррумпированность среди чиновничьего аппарата. Совсем наоборот, за последние пять лет коррупция на Кавказе  выросла на 35% и более. У населения такое впечатление, что создание этих федеральных округов способствует еще большему числу чиновников, которые занимаются отмыванием денег. Если со стороны республик нет критики работе этих округов, это не говорит о том, что ее не будет завтра. Вброшенная в общество идея о создании федеральных округов (с ликвидацией в последующем республик Северного Кавказа) – не что иное, как очередной распад теперь уже Российской Федерации. Каждый народ хочет сохранить свою культуру, а это не поддерживается государственными образованиями. Государственная политика должна быть ровной: равные права граждан РФ во всем. Если в Москве средний душевой доход составляет 44,1 тысячи рублей, включая грудных детей, то на Кавказе эта цифра составляет 4 тысячи и более. Средний класс в мегаполисах составляет 20–22% от общей численности населения, в республиках Северного Кавказа – 1,5–2,5%. Финансирование вузов центра несопоставимо с финансированием вузов республик Северного Кавказа. А теперь появилась  новая идея: сосредоточить высшие учебные заведения в центре и федеральных округах, а республикам оказывать полное недоверие. Если же республика хочет сохранить высшее учебное заведение – пусть сама же и финансирует его. Это нужно понимать так: закрывайте вузы. То есть государство открещивается от финансирования национальных учебных заведений, подталкивая тем самым регионы на маргинализацию общества. Тогда как на Западе в принципе нет понятия периферийного учебного заведения. В такой ситуации каждый житель Северного Кавказа подумает, чувствовать ли себя гражданином Российской Федерации или нет.

– Хасан Владимирович, по материалам ваших исследований какие можно сделать выводы?

– Подавляющая часть жителей Республики Северная Осетия-Алания, как показывают материалы массового опроса, чувствуют себя гражданами РФ. То есть существует устойчивая правовая связь респондентов с государством, есть понимание своих обязанностей. Однако  эксперты высказывали мнение о том, что государство слабо защищает своих граждан. Частые теракты на Северном Кавказе  создают представление у граждан о том, что республики СКФО, в том числе Северная Осетия, находятся вне правового поля РФ. Если власть не в состоянии навести элементарный порядок, то у людей нет уверенности в покровительстве, защите жизни, имущества и заботе об их благополучии со стороны государства.

 

Павел  СНИКЕР