Льготники – халявщики?

13 июля, 9-й час вечера. На автобусной остановке у ж/д вокзала толпа людей ждет микроавтобус «Хёндай» на Беслан. Наконец автобус гос. № 234 подъехал, приехавшие с Беслана пассажиры высадились. Ожидающие, среди которых были несколько пожилых людей, поспешили занять места. Но водитель вдруг заявляет, что никуда не поедет.

Он подошел к своим коллегам и начал возмущаться, что целый день возит халявщиков и что больше не собирается их возить. Вполне понятно, что он имел в виду льготников. Выходит, что это оскорбление и в мой адрес? Я возмутился, подошел к нему и в резкой форме спросил:

– Это ты меня назвал халявщиком?

– Да нет, просто надоело работать на халяву… 

Я объяснил ему в популярной форме, что езжу на законном основании по льготам, которые предоставило мне государство как ветерану Вооруженных сил.

О том, сколько унижений приходится терпеть на государственных микроавтобусах ветеранам войны и труда, другим категориям льготников, наша газета писала несколько раз. Особенно на автотранспорте, обслуживающем внутриреспубликанские маршруты. Большинство водителей, когда им показываешь свой льготный проездной билет, сдерживают свои эмоции, хотя подобные пассажиры не особо их радуют: им ежесуточно надо сдавать план выручки. Но есть и другие водители, которым ничего не стоит «окрестить» пожилых людей-льготников бессовестными или халявщиками.

А со второй половины июня некоторые водители начали брать в руки наши проездные и смотреть, есть ли на обороте печать. Если нет, выходи из машины, у тебя, мол, билет липовый, ты его купил в киоске.

Недели три назад водитель по имени Эльдар пристал ко мне из-за отсутствия той самой печати:

– Или плати, или выходи из автобуса!

– И платить не буду, и из автобуса не выйду, – возмутился я, убежденный в своей правоте.

Тут женщина по имени Луиза, которая выполняет роль диспетчера на посадочной площадке у владикавказского ж/д вокзала, поддержала Эльдара и авторитетно заявила, что проездной без печати недействителен. На мой вопрос, чье это указание, она ответила, что им сказало начальство на каком-то собрании. Я пытался выяснить, от кого конкретно она это слышала. Луиза, конечно, «не помнит».

Настроение было испорчено, до Беслана ехал, как говорится, весь смурной. Хотя мне нужно было выходить раньше, я доехал до конечной остановки, и когда все пассажиры вышли, подсел ближе к Эльдару, говорю:

– Если ты мужчина, давай поспорим на барана или, в крайнем случае, на поросенка. Если ты прав, я покупаю, если я – ты.

Он отказался от условий спора…

Все же я решил выяснить, насколько законно требование водителей. Когда приобретал проездной на июль месяц в собесе Правобережного района, спросил: кто давал указание, чтобы на проездных ставили печать? Мне объяснили, что такого указания не было, что это выдумка водителей. Звонил руководству АТК–1210, куда приписаны эти микроавтобусы.

– Мы такого указания не давали, – был ответ. – Позвоните в министерство.

Начальник управления транспорта Министерства транспорта Борис Дзитоев проинформировал, что с их стороны не было подобного распоряжения. Может, в АТК–1210?..

Как понял читатель, требование о наличии какой-то печати действительно выдумка кого-то из водителей, которая, передаваясь из уст в уста, превратилась в непреложный закон.

И уже по просьбе льготников в собесе ставят печать на обороте льготного проездного билета, лишь бы не приставали к людям с этой дурацкой печатью. Хотя в билетах нигде не обозначено «М. П.», т. е. «Место печати»…

Хотелось бы задать вопрос руководителям АТК–1210 и Министерства транспорта: до каких пор водители государственных микроавтобусов будут унижать и оскорблять людей, заслуживших уважение и почитание не только у общества, но и у государства?

Мурат КАБОЕВ,
ветеран Вооруженных сил,
бывший офицер-подводник