Врач по призванию

Возраст – понятие вроде бы бесспорное, абсолютное. Дата рождения указана в паспорте, и от нее идет отсчет. И в то же время возраст – понятие достаточно условное, потому что жизнь мы мерим не только числом прожитых лет, но, главное, тем, чем были эти лета заполнены, что успел человек сделать, понять, пережить, отдать. Один к пятидесяти годам, например, стал ученым, другой директором завода, кто-то врачом, и мы говорим, что он еще молод, подразумевая, что со временем этот человек может достичь большего. Другой в свои пятьдесят сам еще толком не знает, чего хочет, где его точка на земле, и мы замечаем: давно бы пора ему определиться.

Конечно, не каждый, даже очень талантливый человек и хороший работник становится знаменит, не каждому дано вписать свое имя в историю. Но память каждого из нас наверняка хранит имя, облик человека, который сделал что-то хорошее для нас, для наших близких, чему-то научил, поддержал в трудный момент или просто одним своим присутствием сделал жизнь интересней, осмысленней, светлей.

 

 А если этот человек спас жизнь и не одному человеку – хочется, чтобы все его знали. Владимиру Григорьевичу Литвинчук, врачу-онкологу высшей категории, многие люди обязаны жизнью. О нем помнят, ему звонят, к нему идут проконсультироваться или просто за советом… Мне рассказала о нем одна больная – И.А. Сабанова, которая много лет назад пришла на прием к этому врачу, полная страхов, смятения, неуверенности в себе, а после удачно проведенной операции – здоровая и благодарная…

В любой больнице важна ее атмосфера, вошел больным  – можешь выйти исключительно здоровым.

Недаром целебность доброго слова, если тебя им встретят и успокоят, подметили врачи еще в древности. И больные всегда благодарны таким врачам…

 Много пишут о врачах разного профиля (с большим уважением отношусь к людям этой профессии), но очень редко встречаются публикации о врачах-онкологах.

 Сегодня мой рассказ об одном из них – Владимире Григорьевиче Литвинчуке, специалисте с авторитетом, пользующемся доверием и уважением больных. Более 25  лет работает в онкологической больнице, принадлежит к той категории людей, к которым сразу чувствуешь расположение. Их обаяние, тактичность, уверенность в себе, широта души привлекают. А это очень важно для онкологических больных. Ведь атмосфера, которую удается создать при разговоре с таким больным, один из решающих факторов выздоровления. Мнение об этом враче у меня сложилось заранее – потому в нашем разговоре не было естественного при первой встрече привыкания, пристального вглядывания друг в друга. Мой собеседник, на редкость интересный человек, ясно излагает свои мысли, я не перебиваю, знаю – верная примета, что разговор его волнует и будет неспешным.

– Я часто прихожу к выводу, – говорит Владимир Григорьевич, – что медработник – это не только и не столько профессия, это судьба. И слава богу, что есть люди, для которых эти слова синонимы, таких людей много вокруг нас, они скромны. Поэтому и не гаснет свет любви, внимания, взаимной помощи, участия. Важно только, чтобы каждый из нас почаще спрашивал себя: все ли я сделал, чтобы своим присутствием, своими делами мог осветить чью-то жизнь? Человеку очень важно познать мир собственным сердцем. Это значит научиться сопереживать. Беда нашего торопливого рационального века как раз и заключается в том, что мы разучились это делать. Наши же матери и отцы, несмотря на нужду и замотанность, могли, умели. Потому мы и обращаемся часто к их душевному опыту. И мне это очень помогает в работе и в отношениях с людьми.

 Ни для кого не является откровением, что самое дорогое в жизни человека – здоровье. Но что ведет к нему, что способствует сохранению и укреплению? Многие скажут, что здоровым нужно прежде всего родиться. И они будут во многом правы, поскольку многие врожденные дефекты практически не поддаются коррекции. В случае же с онкологическим заболеванием, большое значение имеет его профилактика, своевременное обследование больного всеми методами диагностики, а также важно регулярно проводить клиническое обследование. Хорошо бы наладить санпросвещение, больше пропаганды через телевидение, газеты, радио. Если бы люди вовремя обращались к врачам, это ужасное заболевание, как в народе говорят – рак, распознавали бы раньше, тогда и лечить было бы легче и больше шансов победить это заболевание, во многих случаях обходились бы без операции.

 Решение оперировать больного принимается комиссионно – это стандарт в онкологии (один врач не решает). Владимир Григорьевич делает сложные операции по удалению опухолей желудочно-кишечного тракта, на мягких тканях и в стадии заболевания, и в агрессивной стадии. Более агрессивно протекает заболевание в молодом возрасте, на злокачественные опухоли влияет алкоголь, курение, соли тяжелых металлов, которые накапливаются в почве и затем попадают с овощами в желудочно-кишечный тракт.

 Любой врач-онколог и рад бы помочь больному, и знает, как это сделать, но иногда слишком поздно обращаются больные за помощью…

 Ведь это что получается: наука знает о человеке почти все. До клеточки, до молекул изучен человеческий организм. Прослежены сложнейшие химические процессы, в нем протекающие, просчитаны, переведены на язык цифр законы наследственности. Но при всем этом мы и сегодня не знаем всех причин, из-за которых возникает сбой в организме.

 – Владимир Григорьевич, вы более 25  лет работаете врачом-онкологом. Как вы понимаете главную миссию врача?

 – Если ориентироваться на Гиппократа, главная миссия врача – не навреди, так все врачи отвечают на заданный вопрос. А я считаю, что главное все же – любить человека, сострадать ему. В это я свято верю. Если ты больному сострадаешь, если тебе его жаль и ты можешь разделить его боль, то не зря выбрал профессию врача. Ответственность врача за здоровье и жизнь пациента должна сопровождать его на протяжении всей профессиональной деятельности. Именно это чувство наряду со специальными знаниями должно прививаться в процессе подготовки врачей и других медработников. При этом основополагающий принцип «не навреди» не должен лишать врача инициативности и смелости.

 Я внимательно слушаю Владимира Григорьевича, держится уверенно и спокойно, с достоинством, без суеты. Он не способен действовать без эмоционального побуждения, без душевного согласия.

 – Иначе действия человека, – продолжает он, – будут похожи на действия всякого мертвого механизма. Человеку важно сознание своей силы и неутраченной способности преодолевать трудности. Быть ближе к пределу своих возможностей. Без этого не может быть счастья.

Владимир Григорьевич относится к той категории людей, к которым  привязываешься с первых минут знакомства, они покоряют простотой, благородством, эрудицией и еще какой-то особенной житейской мудростью. Таким врачам веришь.

 – Каковы же основные функции онколога? Какой видится эта работа в идеале? Что удается сделать и что ждет своего решения?

 – Учитывая сложность человеческого организма, огромные «белые пятна» в познании его строения и функционирования, можно представить, насколько трудна профессия врачевания. Даже те долгие годы обучения студента-медика, после которых он получает сертификат специалиста, лишь начало освоения профессии (по себе знаю).

 Подготовка врача – чрезвычайно кропотливый, длительный, материально и интеллектуально сложный процесс. Важно вовремя оказать консультативную помощь больному, установить степень заболевания и далее прослеживать состояние больного. Для того чтобы обеспечить право каждого человека на государственную бесплатную помощь, необходимы самые решительные меры.

 – Вы верите, что жизнь изменится к лучшему?

– В нас сидит эгоцентризм: надо быть достойным их доверия.

Больные верят добрым легендам, которые ходят в народе о таких врачах, и стараются непременно попасть на прием к ним. В коллективе больницы о нем говорят: Владимир Григорьевич – образец человека функционально организованного. Прирожденный врач, грамотный консультант.

 – Как вам удается быть примером поразительной работоспособности? – спрашиваю я.

– Специально не стараюсь быть примером, стараюсь не думать про то, как я себя чувствую. Просто стараюсь жить так, чтобы сегодняшний день был самым счастливым в моей жизни. У нас всегда счастье располагается либо в прошедшем, либо в будущем времени, но почему мы не ценим настоящего?

 – Как по-вашему, кто сильнее – человек или обстоятельства, т.е. его судьба?

 – А человек – это и есть судьба. По крайней мере, смелые и мужественные люди сами делают свою судьбу. Присмотритесь: если кто-то чего-то сильно хочет, он рано или поздно это получает! Когда я учился в мединституте, мечтал стать хорошим врачом. Хочется, чтобы сейчас и немедленно все стало хорошо. Сегодняшним мы недовольны… Жизнь так коротка. И надо бы избавляться от лишнего. И почаще спрашивать себя: что главное? А главное – что мы себе в душе создаем…

 – Что для вас означает успех? Не с точки зрения оказания помощи конкретному больному, а в более широком, философском смысле?

 – На самом деле абсолютно успешных людей нет. Это жизнь. Частота повторяющихся успехов создает ощущение счастья. Но это обманчивое ощущение.

 – Понимаю, что на работе вам приходится читать много всевозможных документов, медицинской литературы, а удается ли выкроить время на чтение для души? Каким авторам и книгам отдаете предпочтение?

 – С давних пор известно, что среди книг, как и среди людей, можно попасть и в хорошее, и в дурное общество. Поэтому очень важен такой подбор книг, чтение которых заставляет и учит думать, понимать смысл жизни, развивать хороший вкус, помогает нам лучше, плодотворнее трудиться, более успешно вести воспитательную работу и утверждать человеческие идеалы.  Лично я читаю значительно меньше, чем раньше. С большим трудом берусь читать что-то из  современной прозы. Не потому, что она плоха, но стилистика тяжеловата. Люблю русскую и зарубежную классику. Стараюсь не поддаваться соблазну легкого чтения, оно освобождает нас от необходимости задумываться, ослабляет внимание. Точно знаю, читающий человек иначе ощущает себя в стремительно меняющемся мире, иначе строит свои отношения с обществом. Читая, мы учимся мыслить, а от этого умения зависит наш профессиональный рост. Ну а если говорить о сегодняшней действительности, то для нас самое время включать механизмы сочувствия, понимания, сострадания. И нет у нас другого выхода, чем прислушиваться и к доводам разума, и к голосу души. Пробуждать, развивать в себе потребность «для других».  Еще Чернышевский писал, что, когда человек что-то делает для другого, это совсем не значит, что он делает в ущерб себе. Наоборот! Забота, помощь, интерес к людям дают ему такое удовлетворение, такую радость, так вдохновляют, что в конце концов это оборачивается на пользу ему самому.

 – Согласна. А что самое приятное в вашей профессии?

 – Когда через несколько месяцев, лет звонят бывшие пациенты и благодарят. Ты понимаешь, что у них все хорошо, и хочется работать дальше и достойно лечить людей.

 

Галина Габуева