Тема вечная

Сейчас уже трудно даже подсчитать, сколько раз «ПО» поднимал одну и ту же тему – об ужасающих условиях, в которых проживают мать и дочь (круглая сирота) погибшего  в Чечне при выполнении в марте 1995 года специального задания Героя России Юрия Нестеренко. Со своей бедой (все стены в квартире по ул. Кырджалийской, 25, где живут бабушка и внучка Нестеренко, отсырели, покрылись грибком и плесенью, в помещении влажный, тяжелый воздух, все производившиеся до сих пор «капитальные» ремонты не привели к изменению ситуации к лучшему) Валентина Ефимовна обращалась и в ВМУЖЭП-6, и в городскую мэрию. И обещания ей давались, а после размещения на сайте Президента России Дмитрия Медведева обращения одноклассницы погибшего героя и солидная комиссия, состоявшая из представителей АМС г. Владикавказа, Центра гигиены и эпидемиологии РСО-А и других служб, в злополучной квартире побывала. И даже вынесла свой вердикт: микроклимат помещения не пригоден для проживания. Между тем и Валентина Нестеренко, и ее внучка по-прежнему продолжают жить в квартире, где жить, в общем-то, невозможно.

Нельзя сказать, что никакие попытки что-либо изменить вообще не предпринимались. После осмотра чиновниками квартиры по ул. Кырджалийской было найдено два выхода из сложившейся ситуации. Первый – произвести в квартире капитальный ремонт с отселением жильцов. Второй – сдать имеющуюся жилплощадь, а взамен ее получить другую. Кстати, этот вариант сама мать героя нашла наиболее приемлемым. 

 

Как рассказала Валентина Нестеренко, после этого ей звонили пару раз из комитета жилищно-коммунального хозяйства. Первый раз предлагали квартиру на пятом этаже дома по ул. Владикавказской, 59. Но предлагали как-то невнятно. Валентина Ефимовна в телефонном разговоре тогда посетовала, что пятый этаж для нее высоковат: мучат боли в ногах. Но отказываться не отказывалась. Даже поехала посмотреть на дом. Следующий звонок был в августе прошлого года. На этот раз матери погибшего героя обещали квартиру в строящемся доме по ул. Тельмана и интересовались, какой бы этаж ее устроил. Но все это были лишь разговоры, которые, возможно, так и остались бы разговорами, если бы история не получила широкую огласку.

Уже в апреле этого года (очевидно, после очередной публикации) из АМС г. Владикавказа В. Нестеренко был прислан ответ, что было-де рассмотрено ее обращение по жилищному вопросу. Из городской мэрии подобный же ответ пришел и на запрос депутата Государственной думы Федерального Собрания РФ пятого созыва А. С. Фадзаева. В нем, в частности, сообщалось, что «вопрос предоставления жилья Нестеренко В. Е. был рассмотрен положительно, и ей было предложено провести ремонтные работы в ее квартире. Кроме того, администрацией города дважды был предложен вариант предоставления ей отдельной благоустроенной квартиры общей площадью 69,1 квадратных метра в новостройке по ул. Владикавказской, 59/1 взамен принадлежащей ей двухкомнатной квартиры по ул. Кырджалийской, 25».

То, как все было на самом деле, со слов Валентины Ефимовны, мы уже, в общем-то, описали выше. Добавим к сказанному только то, что с нее (об этом рассказала Валентина Нестеренко) потребовали еще и справку о состоянии  здоровья, которую она добросовестно передала через военкомат.

«А какое может быть здоровье у матери, пережившей груз 200?» – спрашивает  Валентина Ефимовна срывающимся голосом. Многие родители, испытав подобное горе, уходят в мир иной вслед за своими детьми. А ей вот Бог дал еще пожить, внучку, дочь единственного погибшего сына, на ноги поставить. Но чиновникам, судя по всему, важен не человек, им важнее бумажка, справка. Ну, словом, как в песне поется: «Без бумажки ты букашка, а с бумажкой человек».

Нет, что ни говори, а хороший подход в отношении к людям  – человеческий фактор – был предложен в перестроечное время. Но со временем как-то заглох. А поставь тот же чиновник хоть на миг себя на место человека, пережившего смерть своего единственного ребенка, может, тогда по-другому посмотрел бы он на сложившуюся ситуацию, и не отписки писал, а сделал все от него зависящее, чтобы помочь матери погибшего героя. Или поживи он денек-другой в квартире с почерневшими стенами да подыши грибковым смрадом, смотришь, и проникся бы пониманием.

Ан нет, не тут-то было. Валентине Нестеренко теперь и вовсе из правового управления Главы республики и Правительства РСО-А прислали прелюбопытнейшее сообщение: оказывается, Герои Советского Союза и Герои России имеют право на первоочередное улучшение жилищных условий, а вот члены их семей такого права не имеют. Словом, дышите плесенью, хирейте и загибайтесь.

Не менее интересный ответ, датированный 6 июня нынешнего года, пришел из муниципального образования Правобережный район, заметьте, спустя два года после написания депутатом Госдумы РФ Арсеном Фадзаевым в адрес Главы РСО-А  Таймураза Мамсурова письма-просьбы об увековечении памяти Юрия Нестеренко. Депутат, к которому обратилась мать погибшего героя, просил указаний первого лица республики на рассмотрение вопроса о присвоении имени Героя России Ю. И. Нестеренко средней школе № 7 г. Беслана, выпускником которой он являлся. Т. Мамсуров переадресовал обращение депутата главе Правобережного района, откуда только спустя два года, опять-таки после критической статьи, в «ПО» пришел ответ:

«Муниципальное образование Правобережный район по поводу Вашего обращения об увековечении памяти Нестеренко Юрия Ивановича, погибшего при исполнении спецзадания  в Чеченской Республике, сообщает следующее.

Решением Собрания представителей Бесланского городского поселения от 1 июня 2010 года № 116  именем Героя России Юрия Ивановича Нестеренко назван переулок в г. Беслане.

Что касается присвоения его имени муниципальной общеобразовательной школе № 7, где учился герой, то считаем это не совсем справедливым по отношению к девяти Героям Советского Союза, в том числе дважды Герою Советского Союза И. А. Плиеву, чья слава вписана в героические страницы истории Правобережья, именами которых названы улицы Беслана и ряда сел района. При  этом ни  одна из 17 муниципальных школ района не названа именем героя-земляка».

Не правда ли, абсурдное письмо? Так и хочется ответить его авторам: господа, так не пора ли устранить существующую несправедливость и присвоить, наконец, школам имена героев-земляков, как это делают (за примером далеко и ходить-то не надо) в столице республики. На вскидку могу сказать: имя Героя Советского Союза Василия Ларионова носит владикавказская школа № 14, в которой он учился. Школе № 50 присвоено имя ее выпускника – заместителя командующего 58-й армией Станислава Марзоева, который тоже погиб в ЧР при выполнении служебных обязанностей. И таких школ наберется не один десяток.

Да и не надо быть семи пядей во лбу, чтобы прийти, в общем-то, к простому решению совсем даже несложного вопроса. Как говорится, было бы желание.

 

Ольга РЕЗНИК