Памятник – от слова «память»

Чтобы оценить чье-нибудь качество, надо иметь

некоторую долю этого качества и в самом себе

У. Шекспир

Не очень-то везет Осетии, Владикавказу на памятники: один «сбегает» с пьедестала средь бела дня, про другой, поставленный великому сыну народа, шутят, что он прыгает в Терек, да никак не допрыгнет, третий  получил десятки «печатных оплеух» в прессе за якобы несоответствие знаковости человека убогому субтильному его изображению на бульварной скамейке… В общем, то ли сами скульпторы не сумели достойно воплотить свой замысел в камне, то ли несведущие «ценители» не смогли понять, что хотел сказать создатель произведения.

 

И все же памятники нужны. Они напоминают, информируют, принуждают на секунды отрываться от мелочности быта и прикасаться к прошлому, прекрасному и героическому. Поэтому Обращение Фонда культуры имени Азанбека Джанаева к богатым мира сего, опубликованное в предыдущем номере «Пульса Осетии», по поводу установления памятника Махарбеку Туганову во Владикавказе, я категорически приветствую и надеюсь, что призыв общественности будет услышан, и появится скульптурный образ Махарбека, и родится наконец многострадальный, десятилетиями пытающийся увидеть свет альбом произведений Туганова.

Сама я далека от искусствоведения и всегда чувствую недостаток образования, когда пытаюсь судить, не стесняюсь доказывать высоким профессионалам, что «Черный квадрат» Малевича просто «сверхаккуратное закрашивание полотна», доступное каждому. Но «Пир нартов» Махарбека Туганова вошел еще в 50-х годах в мое школьное сознание, в мое сердце – и остался там навеки. Вошел раньше, чем я прочитала сами «Сказания». Тогда же я просто стояла, завороженная мощью и силой, льющимися с полотна. Потом уже прониклась этой страстью и страстностью, мыслью и чувством, драматизмом и весельем… Такое всегда ощущение, что художник живописал то, что видел непосредственно сам.

Конечно, перечень мероприятий к Году Туганова замыслен солидный, интересный, важный. Но разве таких слов о художнике – «служит общечеловеческим идеалам», «велик его вклад в золотой фонд осетинского и мирового искусства», или – «Туганов – вершина художественного наследия искусства Осетии» – этого недостаточно, чтобы поставить памятник такому человеку?! Люди, подобные Махарбеку, заслуживают не меньше, нежели национальные герои, проявившие себя в сражениях. Да и кто сказал, что Коста, Махарбек, Бало – не герои нации?

Отступив слегка от темы, скажу: мне обидно, что до сих пор нет во Владикавказе Аллеи писателей. Что на День осетинского языка и литературы к памятникам Арсену Коцоеву и Блашка Гуржибекову около Национальной библиотеки приходят традиционно только ребята из одной школы с двумя учительницами, два писателя  и один посланец властных структур. Им огромное за это спасибо, но мне кажется, праздник этот должен быть ярче, значительней, массовей. Обидно также, что до сих пор неизвестно почему волокитится открытие Дома-музея Сосланбека Едзиева. Ей-богу, будь он грузином или латышом, – гремело б уже его имя за пределами Кавказа.

В Цхинвале именем Махарбека Туганова названа улица, есть мраморная доска на художественном училище, которое он возглавлял. Но Туганов принадлежит всей Осетии. России. Миру. Так давайте будем достойны его памяти!

 

Ирина Гуржибекова,
народный поэт Северной Осетии-Алании