До остановки производства «Исток» был безусловным лидером российского рынка шампанского с долей в 22-24 процента.
В середине октября в североосетинский город Беслан, где расположен производственный комплекс компании «Исток», пришло письмо из Мадрида. Президент и исполнительный директор BID (Business Initiative Directions) Хосе Э. Прието и Дэйл Л. Фиклинг извещали руководство предприятия о том, что решением всемирного конгресса этой организации ОАО «Исток» выдвинут на получение Международного Приза IQC International Quality Crown Award в категории Золото в Лондоне.  

Международная негосударственная организация BID уже четверть века занимается продвижением в менеджменте культуры качества, награждает и поддерживает предприятия и компании, идущие по пути постоянного совершенствования своей продукции. В этом году при отборе на награждение рассматривались компании из 118 стран мира.Вот еще один пример парадоксальности современной российской экономики. Не только сотрудники компании, вся Северная Осетия гордилась этим предприятием: заводы, цеха, лаборатории производственного комплекса были спроектированы и оснащены по последнему слову техники. Например, спиртзавод «Исток» является самым современным предприятием такого рода не только в России, но и в Европе, не случайно именно истоковский спирт взят за основу действующего сегодня отечественного государственного стандарта. А продукция завода шампанских вин неоднократно получала Гран-при и золотые медали на российских и международных конкурсах. Важно отметить, что предприятие начинало с «нуля» и строилось на частные инвестиции: никаких «советских» основных фондов, ни копейки государственных и кредитных денег не было использовано при создании самого современного предприятия Северного Кавказа. При этом основной упор всегда делался на качество выпускаемой продукции, о чем свидетельствует тот факт, что компания первой в отечественной отрасли получила сертификат соответствия международным стандартам безопасности пищевых продуктов – ISO 22000.
Без преувеличения можно сказать, что в Северной Осетии «Исток» стал своеобразным эталоном современного и прозрачного бизнеса, проявил себя как социально ответственная компания. На производстве было занято около 2,5 тысяч жителей Беслана и соседних районов, заработная плата которым выплачивалась «в белую». По данным компании в бюджеты всех уровней ежегодно отчислялось от 1,1 до 1,7 млрд. рублей: «Исток» официально был самым крупным налогоплательщиком в РСО-Алания. 
И вот 22 октября 2010 года определением Арбитражного суда РСО-Алания была запущена процедура банкротства компании (введена процедура наблюдения). Этому предшествовали почти два года борьбы, в центре которой для «Истока» был поиск возможности возобновить работу своих производственных линий. Но именно этой возможности компанию лишили.
Проблемы появились в 2008 году и стали прямым следствием экономического кризиса. В последние годы «Исток» основной упор сделал на производство качественного шампанского. Но здесь есть своя специфика: потребление шампанского носит сезонный характер, около 70 % этой продукции реализуется в предновогодний период. А процесс производства занимает шесть - девять месяцев. Таким образом, отгружая готовую продукцию в четвертом квартале, основной объем выручки предприятие получало в первом, а то и во втором кварталах. Поэтому «Исток» всегда брал на межсезонный период кредиты.
Но в 2008 году произошло следующее: закрыв предыдущий кредит, компания не смогла получить очередной, поскольку, как известно, многие банки в тот период отказывались давать деньги в условиях кризиса. У компании не оказалось средств для приобретения акцизной марки, чтобы отправить на реализацию уже готовую продукцию. В результате образовалась задолженность по налогам - на начало 2009 года на сумму около 270 млн. рублей. 
«Исток» пытался найти выход, обращался за поддержкой в правительственные ведомства, в налоговую службу, к банкам-кредиторам. Просил реструктурировать свою налоговую задолженность, помочь в перекредитовании, собрал пакет документов для получения государственной гарантии. На которую, кстати, имел право, так как являлся не просто добросовестным налогоплательщиком, но и социально значимым для всей Северной Осетии и градообразующим для Беслана предприятием. Но, по словам руководства компании, в результате никто из обозначенных структур не поддержал эти усилия. 
Прежде всего у работников производственного комплекса вызывает удивление позиция Межрегиональной налоговой инспекции № 3 по крупнейшим налогоплательщикам ФНС России. В 2008 году «Исток» добросовестно заплатил около 1,2 млрд. рублей налогов, а уже летом 2009, как только предприятие попало в сложное положение и задолжало 270 млн. рублей, инспекция № 3 срочно возбуждает вопрос о его банкротстве. И это в то время, когда по всей стране старались сохранить производства, помочь им. 
Тем не менее, через суд «Истоку» удалось добиться приостановки процедуры банкротства. Но передышка была недолгой, у компании возникли сложности с Северо-Кавказским банком Сбербанка России. Первоначально активно велись переговоры о том, что банк реструктурирует кредитные обязательства предприятия и предоставит займ для пополнения оборотных средств. Тогда «Исток» мог бы погасить налоговую задолженность, приобрести акцизную марку и запустить производство. Но этого не произошло: через некоторое время банк подал иск о банкротстве. 
Тем временем, «Исток» искал возможности по выходу из кризиса. Было принято решение о реорганизации компании. Для этого была избрана форма разделения – современное и эффективное управленческое решение, которое позволило бы достаточно быстро найти выход из сложившегося положения. 
«То, что реорганизация компании «Исток» планировалась в форме разделения на самостоятельные предприятия по принципу технологической целесообразности, лежит в русле международных трендов. Большинство лидеров мировой алкогольной отрасли уже давно стали, если так можно выразиться, «конфедерациями», свободно объединяющими производственные предприятия, дистрибьюторские и маркетинговые компании, – утверждает Юрий Добрынин, партнер международной стратегической консалтинговой компании «Booz and Company», руководитель Практики потребительских товаров и розничной торговли. - Поэтому такое решение должно было позволить «Истоку» не только в сжатые сроки возобновить производственную деятельность, но и создать условия для дальнейшего развития. Опыт российского и восточноевропейского алкогольных рынков убедительно свидетельствует, что компании, принявшие бизнес-модель, на которую намерен перейти «Исток», обладают инвестиционной привлекательностью, в том числе и для зарубежных партнеров». 
Но Северо-Кавказский банк заблокировал процедуру разделения производственного комплекса. Поскольку решение о реорганизации было принято после возбуждения Арбитражным судом производства в отношении «Истока». Но, по мнению руководства «Истока», по тем принципам, которые оно заложило в реорганизацию, каждое из самостоятельных предприятий получило бы сбалансированный портфель активов и обязательств. В итоге совокупный размер имущества не уменьшается, а обязательства перед кредитором сохраняются в полном объеме.  
Так кому выгодно банкротство «Истока»? По нормальной логике получается, что оно не выгодно ни государству в целом, ни Северной Осетии в частности. Те долги, которые предъявляют «Истоку», не такая уж огромная сумма, тем более, если вспомнить о том, что ранее его годовая выручка составляла до 5 миллиардов рублей и только налогов компания ежегодно перечисляла в среднем более миллиарда. 
Наконец, проблему «Истока» сегодня вряд ли стоит рассматривать только с сугубо финансовой стороны. Основная задача принятой недавно стратегии социально-экономического развития Северного Кавказа – решение проблемы занятости населения. В случае банкротства «Истока» без работы окончательно останутся более двух тысяч человек из Беслана, Пригородного, Ардонского, Алагирского районов республики. А вместе с членами семей – это около 6 тысяч человек. Кроме того, по словам руководства «Истока», в критическом положении оказалось предприятие «Иристонстекло» во Владикавказе, выпускавшее бутылки для производственных линий, серьезные проблемы появились у Дигорской гофро-картонной фабрики, делавшей упаковочную тару. Это еще не менее двух тысяч безработных. Словом, такая супер жесткая позиция кредиторов никак не является фактором сохранения социальной стабильности в нестабильном регионе. 
Аргументы же о том, что, выставив «Исток» на продажу, можно будет вернуть все деньги государству, просто несостоятельны. Эксперты рынка едины во мнении, что в таких случаях, скорее всего, не может быть и речи об одном покупателе. Например, директор отраслевого агентства ЦИФРРА Вадим Дробиз вообще сомневается, что торги могут состояться по той цене, которую закладывают кредиторы. Представители «Истока» считают, что, скорее всего, комплекс будет распродаваться по частям и совсем не за ту цену, которая соответствует реальной стоимости предприятия и имеющимся долгам. Не случайно ли в Северной Осетии уже появляются «представители» соседних республик и другие охотники до чужого добра?

Борис ПОСПЕЛОВ
 «Российская газета» № 268 
от 26 ноября 2010
(столичный выпуск)