Пару лет назад правительство России наконец-то решило проявить заботу о своих гражданах, которые многие годы ютятся в жилищах-развалюхах, и приняло государственную программу «Ветхое жилье». Она предполагала переселение людей из этих строений в более сносные для нормальных условий обитания жилища. Деньги под ее реализацию отпущены на все регионы необъятной России. И немалые. В том числе и на Северную Осетию. В частности, на Правобережный район, о котором пойдет речь. Некоторые участники этой программы окрестили ее «Ветхой программой». А все потому, что кое-кто из чиновников, которым в силу должностных полномочий надлежит непосредственное исполнение сей программы, очень постарались, чтобы ее так и называли. 

В редакцию «ПО» обратились жители Беслана, которые оказались одними из участников «Ветхой программы». Назвали себя, но опасаются, что потом их будут «прессовать», стравливать переселенцев из ветхого жилья в многоэтажку по ул. Победы, 65 «б» между собой.

– Мы десятилетиями ждали каких-то изменений в лучшую сторону, – возмущаются обитатели корпуса-общежития с ул. Гагарина, 36, который, как и другие «халупы», построен еще в начале тридцатых годов прошлого столетия как временное жилище для строителей Бесланского маисового комбината. –  Эти корпуса признаны комиссией ветхим жильем. Мы много раз обращались в местную власть по поводу непригодности нашего жилья. Но никаких движений не предпринималось, чтобы хоть чуточку улучшить наши условия. Наконец, будто нас услышали, правительство России приняло программу «Ветхое жилье». Мы обрадовались, ждали изменений к лучшему. По программе предусматривалось, что каждая семья, проживающая в ветхом жилье, получит такую же квадратуру, как и в старом жилище. А что получилось в итоге? Одним выделили большую площадь, чем у них было, другим меньшую. И непонятно, какими законными или логическими соображениями при этом руководствовались.

Гости редакции не против того, что кому-то выделили большую площадь, чем положено по закону. Пусть хоть теперь поживут люди в нормальных условиях. Но почему при этом ущемляются права других?

Семья многодетной матери Ирины Гайтовой, состоящая из девяти человек, ютилась в одной комнатке площадью 22 квадратных метра. Еще в 1998 году женщина получила у районных властей разрешение на пристройку, все документы согласовала с архитектором района. Экономила с зарплаты, отказывая себе и детям во многом, копила деньги. И за долгие десять лет пристроила к своей комнате еще четыре. Благо комната была угловая, а дальше – пустырь, что позволяло расшириться. Оформила технический и кадастровый паспорта, заключила с АМС г. Беслана договор социального найма на пятикомнатную квартиру. Теперь ее семья жила в этой квартире площадью 110 квадратов.

В 2008 году корпус общежития, в котором жила семья Гайтовой, включили в программу «Ветхое жилье», согласно которой жильцов корпуса предполагалось отселить в более благоустроенные жилища. При этом «отселенцам» должны были предоставить такую же площадь, какую они занимали в ветхом жилье. Независимо от состава семьи. В соответствии с условиями включения в программу, женщина сдала все необходимые документы в отдел ЖКХ при районной администрации, претензий по их оформлению не было.

– Сидите и ждите звонка, – сказал руководитель отдела Казбек Мамсуров.

Потом Гайтову «обрадовали»:

– Вам выделена двухкомнатная квартира площадью 68 квадратов…

– Но у меня же была пятикомнатная! – возмутилась женщина.

– У нас нет пятикомнатных.

– Тогда дайте двух- и трехкомнатную. И у меня была площадь сто десять…

Ей говорят, что ее пристройка… недействительна.

– Когда принимали документы, она была действительна, а теперь нет? – не понимает логики многодетная мать.

Ей отказали во встрече с членами комиссии по распределению жилья по программе, не дали ознакомиться с протоколом заседания комиссии. Только через 2,5 месяца после письменного обращения она получила копию протокола с подписями пяти членов комиссии, из которых четверо – сотрудники отдела ЖКХ, а пятый – А. Афанасьев формально участвовал в работе комиссии, «попросили, и подписал».

По словам Ирины, теперь, чтобы выйти из положения, руководство отдела ЖКХ рекомендует администрации Беслана расторгнуть с ней договор социального найма на пятикомнатную квартиру как… ошибочно заключенную.

Газета «Жизнь Правобережья» публиковала информацию, что по программе «Ветхое жилье» районная администрация приобрела на 300 квадратных метров больше запланированной жилой площади. А теперь Гайтовой говорят: «Чтобы вам дать еще площадь, надо у кого-то отнять».

– Зачем отнимать, когда писали, что приобрели больше, чем надо? Дайте мне то, что положено по закону, большего от вас не требую.

Видимо, Ирина убедилась, что от районных властей справедливости не добиться, поэтому собирается искать ее в суде.

Примерно такая же ситуация и с Фатимой Габуловой, Богданом Кайтуковым, Альбиной Дзиовой и т.д. Выделенные им площади значительно меньших размеров, чем им положено по закону.

При этом, как было сказано выше, некоторым участникам программы предоставлены квартиры с большими, чем нужно, площадями. Интересно было бы знать, какой подход нашли они к тем лицам, кто занимался распределением жилья по «Ветхой программе»? Может, ответ на этот вопрос найдет прокуратура республики?

Мурат КАБОЕВ