Великий тренер великих чемпионов

Казбек Дедегкаев тренер, к которому до августа 2012 года применяли эпитет «выдающийся», и это вполне заслуженно. В мире борьбы не было и доселе нет тренера, чьи ученики добились бы таких успехов. А после победы Артура Таймазова на третьей Олимпиаде и сам Артур, и его тренер Казбек Магометович Дедегкаев перешли в ранг легенд. 

Но всякое восхождение, как известно, начинается с первого шага. Мы попросили Казбека Магометовича вспомнить, как все начиналось.

– Начнем, если позволите, с истории, с того шага, который предопределил выдающиеся успехи ваших учеников, да и всей осетинской борьбы. Как вы оказались в Узбекистане? Что вас побудило покинуть Осетию? 

– Я был молодым тренером. У меня появился первый очень талантливый ученик Тасолтан Хатагов, который стал чемпионом СССР. Но почему-то его на чемпионат мира не взяли. На второй год он опять чемпион Советского Союза, и снова на чемпионат мира едет другой борец. В то время существовали различные спортобщества, между которыми была острейшая конкуренция. Мы представляли «Труд». Конечно, каждый хотел, чтобы победила его команда, его борец. Но тогда я впервые столкнулся с несправедливостью. На соревнованиях стали засуживать моих ребят. Борису Кулаеву хотелось, чтобы всегда побеждал «Спартак». В конце концов у нас с ним произошел очень нелицеприятный и даже, я бы сказал, жесткий разговор.

В итоге Хатагова вообще сделали невыездным. Под предлогом, что он «хулиган» и может за границей себя плохо повести, опозорить страну. Потом Хатагов уверенно выигрывает Спартакиаду народов СССР, и как победитель он должен выступить на Олимпийских играх в Москве. Но устраивают провокацию, проще говоря, его подставляют и выгоняют со сборов, а вместо него ставят дагестанца. Создана была такая атмосфера вокруг, которая и вынудила нас покинуть республику.

 

– Вас в Узбекистане ждал кто-то?

– В Башкирии шло первенство страны среди молодежи. Тогда как раз привели ко мне Арсена Фадзаева из Чиколы, и мы – я, Арсен и брат Тасолтана Хатагова Таймураз – туда поехали. Оба моих подопечных стали победителями. На турнире присутствовал главный тренер сборной Узбекистана. Я к нему подошел, объяснил ситуацию с притеснениями на родине и попросил переговорить в Узбекистане, чтобы мы могли приехать и свободно тренироваться. Через месяц он позвонил, и я вылетел туда. На месте мы обсудили все нюансы, связанные с жильем, перспективами и т. д. Вскоре мы, семь человек, среди которых был Арсен, братья Хатаговы, еще несколько человек, уехали и там уже начали тренироваться. Вот так мы попали в Узбекистан.

– То есть ставшая уже знаменитой школа борьбы в Узбекистане начиналась с этого?

– Да. До нас там уже был Бекмурзов с Асланом Хадарцевым. Через год, в 1981 году, Аслан позвал туда своего брата Махарбека Хадарцева. Старшим тренером был Михаил Бекмурзов, и мы вместе с ним начали работать.

– Первый ваш ученик Тасолтан Хатагов, который реально мог попасть на Олимпиаду, по известным причинам был лишен этой возможности. Затем в 1984 году СССР бойкотировал Олимпиаду в Лос-Анджелесе, и уже второй ваш ученик не смог выступить на играх. Как вы это пережили?

– Когда мы об этом услышали, мы с Арсеном даже плакали. Насколько мы тогда были сильны, не сказать словами. Арсен бы тогда «сожрал» своих соперников, настолько он был подготовлен. Было очень обидно. И мое мнение такое: Олимпийские игры 1980 и 1984 годов я не признаю. Считаю эти Олимпиады неполноценными. Это что такое, в Москве соцстраны выступали, в Америке – капиталистические страны…

  Разумеется, 1988–1992 годы звездные годы ваших учеников Арсена и Махара. Согласитесь, вы могли бы быть тренером трехкратного олимпийского чемпиона уже в 1992 году, если бы не этот бойкот в 1984 году.

– Без сомнений. Арсен бы еще и четвертую Олимпиаду смог выиграть. По потенциалу он мог. У Махара был реальный шанс в 1996 году стать трехкратным, но, к сожалению, ему не повезло в финале.

– Вам не обидно было, что у нас не было трехкратного олимпийского чемпиона, имея четырех двукратных, а у соседей наших трехкратный появился?

– Очень обидно. Больше, чем Осетия, никто не заслужил этого. По всем показателям нет в мире ни у кого столько олимпийских чемпионов. Мы с Дагестаном почти наравне, но все равно у нас немного больше.

– На последнем чемпионате России дагестанцев выступало 60 человек, наших – 19. Но в процентном соотношении представители осетинской школы борьбы завоевали больше медалей. Чем это объяснить?

– Посмотрите, сколько населения, сколько детей в Дагестане и сколько в Осетии! У них в каждом селе борцовский ковер. У нас и условия не такие в республике, и молодежи намного меньше. Но она очень талантливая. Пусть на меня не обижается никто, но мне кажется, наши талантливее всех.

– Вот теперь перейдем к больному вопросу: почему так плохо выступила сборная России по вольной борьбе на Олимпийских играх? В чем, на ваш взгляд, главная причина?

  Была неправильная подготовка. Борец должен перед важными соревнованиями отдыхать. А здесь мы видим, как они выступали до Олимпиады: то на чемпионате Европы, то на чемпионате России и т. д. Их не везде надо ставить. Вот возьмем, к примеру, Арсена и Махара. Они где боролись? Только на некоторых турнирах, зато сколько нервов и сил сберегли! И еще. На тренировках вес не надо было сгонять, и борцы оставались бы «свежими».

– Завершился очередной олимпийский цикл. А что нас ждет впереди? Какой запас прочности у нас есть по молодежи? Предположим, те же Бесик Кудухов и Алан Гогаев пойдут опять на очередной цикл, но кроме них есть хотя бы три-четыре борца на подходе? Мы сможем сейчас конкурировать?

– Нет. Этот цикл, скорее всего, мы не сможем конкурировать с Дагестаном.

– А что делать? Мы же не можем сидеть сложа руки?

– На мой взгляд, надо создать такие же школы-интернаты для борцов, какой создал Арсен Фадзаев. В середине девяностых годов в республике кроме Мусульбеса никого не было из борцов. Мы проигрывали всё. За 15 лет существования борцовский клуб «Аланы» дал большие результаты. Ведь такие ребята, как Артур Таймазов, Хаджимурат Гацалов, Ирбек Фарниев и т. д., все же оттуда.

– А сейчас что?  Другие Гацаловы, Таймазовы есть у нас на подходе? Я не знаю, какое решение примет Артур Таймазов, продолжит или нет карьеру. Но после Артура есть у Осетии тяжеловес, который бы через четыре года смог оказать конкуренцию хотя бы на уровне России?

– Пока такого нет. Хотя у тренера Цезаря Тибилова есть хороший парень – Хугаев, будем пробовать его поднимать и двигать.

– А в каком весе у нас есть перспектива?

– Не будем называть имен, но где-то три-четыре человека есть. Повторюсь, может быть и провал, если срочно не принять меры.

– На последнем чемпионате России почти все наши борцы, осетинские, выступали за два или даже за три региона. С чем это связано?

– Это связано с недостаточностью финансирования, поэтому спортсмены вынуждены выступать под другими флагами. Извините, если у спортсмена нет элементарно средств даже на питание, как он может полноценно тренироваться? Вот и выступают за те регионы, где с этим вопросом проблем нет.

– Сейчас победа Артура Таймазова доказала, что в истории вольной борьбы самый титулованный борец все-таки наш.

– Это точно. Потому что великий Александр Медведь имел три «золота», но «серебра» не было. Буйвайсар Сайтиев три «золота» имеет, но одна Олимпиада была у него провальная – 14 место, кажется. То есть Артур сейчас по олимпийским титулам вышел на первое место. Столько же у Карелина, но он «греко-римлянин».

– Вы наблюдали за схватками Артура?

– Нет, последние лет десять я вообще не смотрю схваток своих учеников. Нервы не те стали, боюсь, не выдержат.

– Что вы испытали, узнав, что ваш воспитанник стал трехкратным олимпийским чемпионом?

– Какая может быть реакция? Мечта сбылась! Когда в 1988 году Арсен и Махар выиграли Олимпийские игры, здесь в Северной Осетии, конечно же, радовались, но были и такие, кто говорил, что вот, мол, выступают за Узбекистан, уехали за длинным рублем. Словом, «доброжелателей» хватало. А Южная Осетия прислала за нами целую делегацию, и всех – и чемпионов, и призеров – пригласили к себе.  Держали нас там неделю, не отпускали! Дарили нам подарки, в каждом районе республики нам резали быка. Было очень много встреч с людьми, и особенно с молодежью и с детьми. Так вот, меня там дети спросили, о чем я мечтаю. Я и сказал, что мечтаю воспитать трехкратного олимпийского чемпиона, и пообещал обязательно этого добиться. Вот моя мечта теперь и сбылась!

– Когда испытали больше эмоций – когда получили первого олимпийского чемпиона или сегодня, когда есть трехкратный?

– Каждый тренер мечтает подготовить чемпиона мира. Первым чемпионом мира у меня стал Арсен Фадзаев в 1983 году. Это бывает приятнее всего. А потом хочется выиграть Олимпийские игры. Потом еще хочется более титулованных догонять. А вообще по-разному бывает. Но всякий раз, конечно же, очень приятно, когда твой ученик добивается успеха.

– Сейчас Артуру Таймазову 33 года. Знаменитый «греко-римлянин» Анатолий Рощин вообще дебютировал в 32 года, стал дважды серебряным призером, но все же в 40 лет вышел на ковер и выиграл Олимпиаду. Может, отдохнет Артур и совершит подвиг, которого никто не совершал, или все-таки тяжело уже его организму?

– Если он меня послушает, а он меня должен послушать, я скажу ему, чтобы он ушел красиво. Постоянно тренироваться в таком ритме невозможно. Но говорить за него я не могу. Посмотрим.

– Да, действительно, результаты ваших подопечных впечатляют. На сегодняшний день победа Артура подтвердила высочайший класс осетинской школы борьбы и поставила, думаю, точку в споре, кто лучший тренер по вольной борьбе в мире.

– А я так скажу: не было бы сегодня таких результатов, если бы мы не были учениками Асланбека Захаровича Дзгоева. Вот это был наш кумир. Мы смотрели на него и учились всему тому, что умеем сейчас. Великий тренер и гений в моих глазах – это он.

 

Беседу вела

Мадина ХОЦАОНОВА