Какие институты развития необходимы в РСО-Алания

1. Что такое институты развития

За период рыночных преобразований в стране формировались различные институты, целевая функция которых была определена как содействие развитию экономической системы России и ее регионов. Основная задача создаваемых фондов (начиная с печально известных чековых приватизационных фондов) заключалась в аккумулировании и распределении финансовых ресурсов на цели роста выпуска отечественной продукции, обновления материально-технической базы и пр. Перечисление институтов развития, популярных в 90-е гг., займет не один десяток страниц, и значительное большинство их (институтов) ушло к началу нового тысячелетия в небытие.

В настоящее время государственные органы управления активно формируют единую структуру институтов развития, которую можно представить в следующем виде: на федеральном уровне – Агентство по ипотечному жилищному кредитованию; Российский банк развития (Внешэкономбанк); федеральные институты развития на региональном уровне – региональные ипотечные фонды; региональные венчурные фонды; собственно региональные институты развития – фонд поддержки развития малого и среднего предпринимательства; региональные корпорации развития и агентства по привлечению инвестиций; особые экономические зоны.

По информации рейтингового агентства «Эксперт РА» (см. raexpert.ru›Исследования› Регионы России›/ros_evolutionpart2), в целом по РФ в 2010 г. значительная доля средств из общей суммы 83,4 млрд руб. была вложена в особые экономические зоны (37 %) и ипотечные фонды (28 %). На региональные фонды содействия развитию малого и среднего бизнеса пришлось 12 % всех средств, корпорации развития – всего 14 %, региональные венчурные фонды – 9 % (рис. 1). 

 

 Из приведенного на рис. 1 перечня институтов развития наибольшее значение по финансовым средствам имеют особые экономические зоны, созданные в Ставропольском крае, Республике Алтай, Иркутской области, Калининградской области, Республике Бурятия, Алтайском и Краснодарском краях, Томской области, Москве, Санкт-Петербурге, Липецкой области, Московской области, Республике Татарстан. Только на Республику Татарстан приходится свыше 10 млрд руб. общих ресурсов из 30,8 млрд руб., сконцентрированных в данной форме реализации института развития.

Обращает на себя внимание тот факт, что перечисленные выше субъекты РФ используют практически все институты развития, кроме такой формы, как корпорация развития. А ведь их бюджеты нельзя отнести к дотационным, как бюджет Республики Северная Осетия-Алания, где дефицит только местного бюджета составил свыше 281 млн руб. по данным Росстата за 2010 г. Из каких источников тогда предполагается формирование капитала для Корпорации развития РСО-Алания, ключевой идеей которой выступает финансирование, на равноправных условиях с частным бизнесом, инвестиции в те или иные проекты?

Вероятно, логика формирования Корпорации развития РСО-Алания просто механически идет в фарватере логики создания Корпорации развития Северного Кавказа, корпорации развития Кабардино-Балкарской Республики и т. д. И тут следует отметить, что все генетические недостатки Стратегии социально-экономического развития СКФО на период до 2025 г. нашли отражение в проекте Стратегии социально-экономического развития РСО-А.

В Стратегии социально-экономического развития РСО-Алания заложены давно устаревшие представления о модернизационной политике, в частности финансовая поддержка через централизованные институты развития, корпорацию развития, работа с инвесторами, а не с сообществами, ориентация на поддержку крупных проектов, недостаточная проработанность механизмов стимулирования малого бизнеса и т. д.

Анализ регионов, где уже действуют корпорации развития, показывает, что есть необходимое условие успешного функционирования данного института. Почему именно в таких регионах, как Калужская область, Красноярский край, Республика Саха (Якутия) и др., появились корпорации развития? Преобладание средств корпорации развития, в частности, в Калужской области в общей структуре обусловлено привлечением в регион крупных иностранных компаний автомобильной промышленности, для которых важнейшим фактором выступает именно уже сформировавшийся благоприятный инвестиционный климат. Иными словами, корпорации развития создаются не для формирования благоприятного инвестиционного климата, а наоборот, созданный привлекательный инвестиционный климат является основой для появления и успешного функционирования корпорации, ориентированной на реализацию конкретных различных проектов, в том числе в рамках государственно-частного партнерства.

2. Действующие и перспективные институты развития в РСО-Алания

Следует отметить, что в Республике Северная Осетия-Алания в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. № 833 «О создании туристического кластера в Северо-Кавказском федеральном округе, Краснодарском крае и Республике Адыгея» предусматривается образование туристско-рекреационной особой экономической зоны (ОЭЗ) на территории Алагирского (курорт «Мамисон») и Ирафского (курорт «Уаллагком») районов. Предполагается, что на территориях ОЭЗ субъектов Северо-Кавказского федерального округа будет действовать особая система льгот в виде предоставления существенных налоговых послаблений и снижения таможенных пошлин для резидентов ОЭЗ в целях строительства объектов инфраструктуры курортов. Надо признать, что выделение средств из федерального бюджета на эти и другие многочисленные проекты во многом зависит от перспектив наполнения его финансовыми ресурсами от экспорта энергетического сырья, что в условиях продолжающегося мирового кризиса весьма неопределенно.

В настоящее время в РСО-Алания только два института получили реально свое развитие, но вследствие недостаточности финансовых ресурсов они не оказывают существенного влияния на общее положение в предпринимательской среде:

– фонд содействия малому и среднему бизнесу с располагаемыми ресурсами в 36 млн руб.;

– ипотечные фонды с 71 млн руб. в 2010 году.

В среднем на одно малое предприятие приходится средств фонда содействия малому бизнесу всего 3,9 тыс. руб., или в расчете на 1000 руб. выпускаемой продукции малыми и микропредприятиями – всего 1,7 руб. Тогда как необходимы иные, более масштабные финансовые ресурсы для обеспечения конкурентоспособности основной массы предприятий реального сектора.

Что мешает руководству РСО-Алания активизировать заявленные в проекте «Стратегия социально-экономического развития Республики Северная Осетия-Алания до 2025 года» (с. 263) меры по подключению к работе крупных государственных и частных финансовых институтов в качестве соинвесторов к уже действующему республиканскому фонду содействия малому и среднему бизнесу? На мой взгляд, ничего не мешает.

Тем более что частных инвесторов можно привлекать посредством стимулирования и формирования широкого спектра инвестиционных фондов (паевых и акционерных) под обеспечение государственных гарантий, что значительно рациональнее, т. к. потенциальные инвесторы будут конкурировать за тот или иной проект, за право его инвестировать или финансировать, что удешевит цену заемных ресурсов, а не наоборот, «предполагаемые объекты» будут «охотиться» за финансовыми ресурсами. В этом случае потребуется только формирование гарантийного фонда инвестиций, который можно создать при помощи федерального Инвестиционного фонда РФ, что значительно снизит затраты бюджета республики на планируемый институт – Корпорация развития РСО-А. Это – с одной стороны. С другой – освободит бюджетные финансовые ресурсы на стимулирование формирования в РСО-Алания, например, таких институтов развития, как региональные венчурные фонды, что даст инвестиционный толчок для активизации становления и развития единого инновационного кластера, потенциал которого в республике достаточно высоко оценивают отечественные исследователи и специалисты многих российских предприятий и зарубежных компаний.

 

Аслан Кулов, доктор экономических наук