В связи с тем, что Уполномоченный по правам человека В. Цомартов, занимая высокую государственную должность, вместо традиционных официальных процедур разрешения вопросов, возникающих среди публичных должностных лиц, избрал эпистолярный жанр с целью повышения своего политического имиджа в глазах народа, любовью к которому он вдруг воспылал, считаю уместным разъяснить истинное существо приведенных в публикации, в одном случае не имеющих место фактов, в другом – извращая их суть. Как типичный пасквилянт, он прибег к известному приему: излагать их не в логической последовательности и связи, а вырвав из контекста, тем самым извращая смысл либо придавая ему противоположное значение.

 

 Обратимся к главному, на мой взгляд, обвинению В. Цомартова о бездеятельности и непрофессионализме Парламента республики и министерства юстиции Республики Северная Осетия-Алания в вопросе, касающемся Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов». Усматривая противоречивость Постановления и запроса Парламента о признании не соответствующими Конституции РФ положений ст. ст. 3, 6 названного Закона, сам В. Цомартов, между тем, проявил абсолютную безграмотность и неумение системно анализировать нормативные положения. Для начала было бы полезно ознакомиться с Регламентом Парламента, устанавливающим определенный порядок оформления любых его обращений (ст. 82), в полном соответствии с которым им принято Постановление о направлении запроса в Конституционный Суд РФ. При оформлении названного запроса Парламентом также были соблюдены требования Федерального закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». По-видимому, В. Цомартов, невзирая на свой «высокий профессионализм», не способен понять, что оба эти документа содержат одно и то же требование о проверке соответствия Конституции Российской Федерации статей 3 и 6 вышеуказанного Закона.

Что касается интерпретации В. Цомартовым содержания вынесенного Конституционным Судом РФ решения в виде Определения от 01.12.2005 г., она иллюстрирует полное невладение им конституционной материей.

 

Конституционный Суд РФ однозначно выявляет в нем конституционный смысл положений о границах между субъектами Российской Федерации, которые могут быть изменены только с их взаимного согласия. Данные положения не могут толковаться как допускающие возможность решения территориальных вопросов, изменения границ между субъектами РФ в одностороннем порядке.

Таким образом, для разрешения поставленных Парламентом республики вопросов не требовалось вынесения итогового решения в виде постановления Конституционного Суда РФ.

Особо хочу обратить внимание читателей на то, что еще до принятия Определения Конституционного Суда РФ именно под моим руководством Конституционным Судом республики вынесено по данному вопросу Постановление от 22.04.2005 г. «По делу о толковании части 1 статьи 64 Конституции Республики Северная Осетия-Алания», согласно которому границы между РСО-Алания и другими субъектами РФ могут быть изменены лишь при взаимном согласии РСО-Алания и соответствующего субъекта РФ. При этом решение о согласии на изменение границ принимается на референдуме республики. Здесь же была разъяснена процедура любых изменений границ республики, которая не допускает односторонних решений по данному вопросу каких-либо органов или должностных лиц и требует обязательного волеизъявления жителей республики, выраженного на референдуме.

О данном Постановлении Конституционного Суда республики В. Цомартов предпочел почему-то умолчать, хотя многие позиции, изложенные в этом документе, были в последующем буквально воспроизведены упомянутым выше Определением Конституционного Суда РФ.

Замечу также, что я и С. Кесаев представляли Осетию по вопросу вынужденных переселенцев и в Конституционном Суде РФ. Я защищал интересы Осетии и на другом заседании Конституционного Суда Российской Федерации, но ни разу не видел В. Цомартова, хотя другую сторону представляли не только руководители власти, но и многие жители, даже не профессионалы, которые теми или иными путями старались повлиять на решение Конституционного Суда РФ.

Кроме сказанного, Конституционный Суд РСО-Алания сделал официальное Заявление в связи с решением суда общей юрисдикции Республики Ингушетия (Северная Осетия. 2006. 11 марта), в котором утверждалось, что обеспечение конституционных прав вынужденных переселенцев недопустимо связывать с изменением границ между РСО-Алания и Республикой Ингушетией. В Заявлении указано, что недопустимым представляется и вовлечение судебных органов Республики Ингушетия в решение территориальной проблемы. Такие действия по своей сути являются антиконституционной попыткой изменения границ. Вопрос об изменении границ между субъектами РФ в принципиальном плане решен в Конституции РФ. Никакие другие законы не могут противоречить Конституции РФ.

И в последующем я как Председатель Конституционного Суда неоднократно выступал в федеральной и республиканской печати по поводу невозможности изменения границ субъекта РФ без учета мнения проживающих на его территории граждан. С удовлетворением подчеркну, что решения, принимаемые Конституционным Судом РСО-Алания, высоко оцениваются специалистами, отмечающими в центральной печати, что Конституционный Суд республики в своих решениях выработал правовые позиции, которые усугубляют теорию конституционного права (Конституционное и муниципальное право. 2010. №2).

Что касается обвинения в блокировании мною обращения по поводу отмены Закона «О реабилитации репрессированных народов», то и это не соответствует действительности, поскольку, опять же как юрист, В. Цомартов обязан знать, что в полномочия Министерства юстиции входило осуществление правовой экспертизы представляемых проектов правовых актов и дача по ним заключений, имеющих лишь рекомендательный характер. Такое заключение было дано и по упомянутому В.Цомартовым проекту плана Правительства РСО-Алания «О мерах по реализации государственной национальной политики Российской Федерации в РСО-Алания». Данное заключение было основано на реальной оценке сложившейся политико-правовой обстановки в стране, Президентом которой был непредсказуемый Б.Н. Ельцин. Любой трезвомыслящий политик и профессионал не мог не понимать безнадежности и несвоевременности постановки этих вопросов в той России середины 1990-х, где все продавалось и покупалось, где высший законодательный орган страны был расстрелян прямой наводкой танками, а законы принимались в интересах определенных социальных групп. Игнорирование этого фактора и есть политиканство, которое я отвергаю. Как человек, много лет занимающийся вопросами теории и практики власти, я привык решать политико-правовые проблемы с позиции зрелого политика и профессионала.

Отвергая очередные надуманные нападки В. Цомартова – единственного, судя по всему, за всю Осетию радетеля и патриота, хочу задать вопросы: почему, не обнаруживая достойных профессионалов, кроме себя, разумеется, и являясь Уполномоченным по правам человека, Вы не инициировали обращение с запросом о признании неконституционными положений Федерального закона «О реабилитации репрессированных народов» через уполномоченные органы – Парламент или Правительство Республики Северная Осетия-Алания (ч. 1 ст. 125 Конституции РФ)?; в своем Отчете, в отличии от отчетов Уполномоченных по правам человека в РФ, субъектах РФ Вы ни словом не обмолвились о том, что же Вами делается по поводу восстановления нарушенных прав и свобод, поскольку закон обязывает Вас принимать соответствующие меры. Может поскромничали?

Судя по публикациям, он не доволен всеми, кто был призван к власти при любом руководителе республики, начиная с А. Галазова, относя, видимо, к числу достойных и компетентных только себя. Уважаемые соотечественники, вам это никого и ничего не напоминает?! Скажу откровенно, что в той самой моей популярной книге о власти, на которую ссылается В. Цомартов, я писал: «Скажи осетину, что его избрали президентом, он нисколько не смутится, но воскликнет: «Наконец-то восторжествовала справедливость!» Видимо, и Вы, В. Цомартов, относитесь к этой категории людей, которые справедливость связывают с удовлетворением своих интересов.

Между тем справедливость предполагает, в том числе, и объективность. С этих позиций оценивая работу всех тех, кого Вы походя практически зачислили во враги осетинского народа, нужно отдать должное их вкладу в сохранение и развитие Республики на всех сложнейших этапах новейшей истории.

Социально-политическая стабильность Северной Осетии по сравнению с тем, что складывается в различных регионах, подтверждается не только результатами научно-социологических исследований, мнениями государственных и политических деятелей, но и на уровне здравомыслящих людей. Да и Вы сами в своем отчете пишете, что «нарушения прав граждан, носящих массовый характер, у нас не зафиксированы».

Убежден в том, что не только окружение Президента должно быть достойным и компетентным, но и В. Цомартов. В отношении себя исхожу из этого требования, поэтому по мере сил стараюсь соответствовать этим критериям. Насколько мне удается это, судить моим соотечественникам. Именно для них, а не для В. Цомартова, прекрасно осведомленного о моей биографии, хочу озвучить некоторые результаты моей профессиональной деятельности.

Мой трудовой стаж начался в 1976 г. в СОГУ после службы в Советской Армии. Еще в 80-е, 90-е годы защитил кандидатскую и докторскую диссертации в Ленинградском госуниверситете. Продолжая работать на юридическом факультете, неоднократно избирался заведующим различными кафедрами.

Вопросами конституционного права начал заниматься с 1991 г. в качестве члена Комитета конституционного надзора Республики РСО-Алания, и все последующие годы, находясь на разных должностях, в том числе министра юстиции (1994–1998 гг.), депутата Парламента республики, заместителя председателя Комитета по законодательству и законности Парламента республики (1999–2001 гг.). С 2001 г. являюсь Председателем Конституционного Суда республики. С 2004 г. избран членом Совета судей РФ, с 2008 г. – членом его президиума.

О званиях и наградах федерального и регионального уровней, полученных мною в разные годы, не буду подробно останавливаться, скажу лишь о некоторых: медаль «Во славу Осетии», медали Совета судей РФ «За служение правосудию», «За безупречную службу» и звание «Заслуженный юрист РФ», для присвоения которых необходимо соответствовать высоким требованиям. Более подробно о результатах моей деятельности можно ознакомиться хотя бы по сухим сведениям, опубликованным разными авторами в книгах: «Видные ученые-юристы России» / Под ред. проф. В.Н. Сырых. М., 2006; Энциклопедия «Россия в лицах» / Под ред. С. Рудницкого. Ростов-на-Дону, 2011; Лучшие в регионах России // Под ред. А.В. Олейникова. Ростов-на-Дону, 2010.

По поводу моей отставки с поста министра юстиции республики разъясняю В. Цомартову известную всем правовую процедуру, согласно которой со сменой президента во всех странах в отставку уходит все правительство. Что же касается оценки моей работы на этом посту, то я награжден Почетной грамотой РСО-Алания «За большой вклад в развитие юридической науки и активную работу по обеспечению законности» (1996 г.), Памятной медалью им. А. Кони (1996 г.), Почетной грамотой Правительства РФ «За большой личный вклад в дело укрепления законности и правопорядка в Республике Северная Осетия-Алания» (1997 г.). Указами Президента РФ мне были присвоены государственные звания: государственный советник юстиции I и затем II класса (генерал-майор юстиции, генерал-лейтенант юстиции).

И еще. Как это ни прискорбно для В. Цомартова, все годы практической деятельности параллельно я неустанно занимался педагогической деятельностью и, без ложной скромности, горжусь тем, что сотни моих учеников сегодня трудятся на благо Осетии и России, многие из них занимают руководящие должности в субъектах РФ.

Что касается научной деятельности, то она сопровождала меня со студенческой скамьи и по сей день занимает важное место в моей жизни. Для сведения: по различным проблемам конституционного права (органы государственной и местной власти, их полномочия и порядок деятельности, права и свободы человека и способы их защиты и др.) мною написана и опубликована не одна популярная работа о власти, как это подчеркивает В. Цомартов, а более 10 монографий, учебников и учебных пособий, рекомендованных Министерством образования РФ, и более 200 научных статей, опубликованных в основном в центральной печати. Кроме того, являюсь членом двух диссертационных советов по защите кандидатских и докторских диссертаций (Ставропольского и Дагестанского госуниверситетов) и редакционной коллегии федерального Журнала конституционного правосудия.

В завершение добавлю. Поскольку избранная В. Цомартовым форма завуалированной клеветы, закодированной на генетическом уровне, в которой он поднаторел еще за годы адвокатской практики, позволяет ему избегать ответственности за оскорбление чести и достоинства, я счел себя обязанным предоставить читателю Осетии в рамках ограниченного объема газетной статьи правдивую информацию относительно фактов и обстоятельств, изложенных в статье В. Цомартова. Однако впредь я прекращаю всякую печатную дуэль, какие бы филологические «изыски» не сочинялись им. А в том, что он продолжит таким образом «пиарить» самого себя, забыв за этим увлекательным занятием о своих прямых обязанностях Уполномоченного по правам человека, я не сомневаюсь. Но тут уж ничего не поделаешь: горбатого, как говорится, …

 

                                                                                                 А.Цалиев, профессор