Окружение Президента должно быть достойным и компетентным

Возвращаясь к напечатанному

Будучи адвокатом, мне пришлось защищать многих. Были среди них и весьма достойные люди. К таковым отношу ныне покойного Икаева Авдула Адулгериевича, являвшегося многие годы редактором газеты «Глашатай», выпускаемой в Пригородном районе.

За то, что он позволил опубликовать два письма, посвященных войне, произошедшей в районе в 1992 году, Межрегиональная Прокуратура обвинила его в разжигании межнациональной розни и квалифицировала его действия как преступление. Дело было направлено на рассмотрение в Верховный суд республики. К чести судьи Верховного суда республики Валерия Джиоева, судебное разбирательство было им проведено объективно. Многочисленными доказательствами была установлена надуманность обвинения, которое было предъявлено Икаеву.

Оправдательный приговор суда был весьма убедителен.

Происходило все это в период, когда республика находилась в атмосфере только что состоявшихся выборов Президента, каковым стал А. С. Дзасохов. И, получив предложение повеселевшего Икаева написать что-нибудь для его газеты, я тут же это сделал. Так 28 февраля 1998 г. в газете «Глашатай» появилась моя статья «Окружение Президента должно быть достойным и компетентным».

В статье указывалось: «Кто бы ни был Президентом, было бы большой ошибкой винить его одного за все те упущения, которые имели место в нашей жизни за годы его правления. Ведь вместе с ним над нами несколько лет властвовала большая группа личностей. Это они, будучи государственными советниками и министрами, ректорами, прокурорами и судьями, полицейскими, милиционерами и банкирами, так работали на доверенных им постах, что избиратели выместили свое зло на А. Галазове... Отвергая Галазова, народ Осетии, избиратели отвергали тем самым и тех, кто вместе с ним толкал нас в бездну, кто интеллектуальную элиту нации – врачей, педагогов сделал посмешищем, а гладиаторов – национальными героями, кто из историка-друга слепил руководителя Конституционного суда, а из завгара, при массе экономистов, – руководителя главного банка республики. Думаю, что без коренного обновления властной элиты, без смещения тех, кто превратил некогда спокойную Осетию в край сплошной преступности, казнокрадства, новому Президенту вряд ли удастся вернуть спокойствие в наши дома, в нашу жизнь...

Фактом бездеятельности бывшего президента и его юридического окружения было то, что в Конституционном суде России нет жалобы на закон «О реабилитации репрессированных народов...»

Конечно, не один Галазов виноват в том, что закон-убийца не стал предметом обсуждения в Конституционном Суде. Виноваты и те горе-юристы, которых он держал в своей команде...

Как мне помнится, комитет по законности нашего парламента несколько лет возглавлял Станислав Кесаев, известный любитель участвовать во всех выборах. На последних парламентских выборах избиратели от него отвернулись, не доверились. И, наверное, правильно. Являясь юристом, он мог и должен был инициировать парламентское обращение в Конституционный Суд.... От имени Правительства республики обращение в Конституционный Суд мог инициировать также и министр юстиции A. M. Цалиев, доктор юридических наук, профессор, автор популярной книги о власти... В нынешнем парламенте республики целая группа юристов, но никто из них, к сожалению, не использует своих возможностей для принятия парламентского обращения...»

10 марта 1998 года я направил Президенту А. С. Дзасохову письмо следующего содержания:

«Отсутствие надлежащих профессиональных навыков у юридического окружения Вашего предшественника привело к тому, что Конституционный Суд России возвратил без рассмотрения жалобу на закон «О реабилитации репрессированных народов», содержащий ущербные для осетинского народа положения, в соответствии с которыми часть Пригородного района при реализации закона должна быть отторгнута в пользу Ингушетии. В соответствии с законом «О Конституционном Суде Российской Федерации» при подаче жалобы необходимо было уплатить госпошлину в размере 1 тысячи рублей. Не зная этого, авторы жалобы (не Галазов же должен был следить за правильностью оформления жалобы) не уплатили госпошлину и по требованию ингушской стороны весь материал был возвращен. Оконфузившись, юристы Галазова убедили его в нецелесообразности повторного направления жалобы. Желая помочь Вам, направляю проект постановления Парламента, который мог бы быть инициирован с Вашей стороны и затем направлен в Конституционный Суд России».

В апреле 1998 г. в газете «Стыр Ныхас» всеосетинского народного совета была перепечатана моя статья «Окружение Президента должно быть достойным и компетентным».

К сожалению, мои попытки привлечь внимание к актуальной проблеме не нашли у представителей власти понимания и поддержки.

В республиканской молодежной газете «Слово» 25 апреля 1998 г. появилась статья А. Цалиева «И вновь о территориальной реабилитации».

Как бывший министр юстиции республики, он задался целью опровергнуть «многие беспочвенные упреки», обнаруженные им в моей публикации, а также «внести ясность по данному вопросу». По существу же он повторил то, что взялся опровергнуть. И предложил мне самому обратиться в суд и доказать там свою правоту. Ему ли не знать, что это исключительная компетенция органов власти республики.

Фактически Цалиев, будучи министром юстиции, почему-то блокировал попытки направления жалобы в Конституционный Суд России.

Так, Министерство по делам национальных и внешних связей республики, возглавляемое Э. М. Мецаевым, включило в проект плана Правительства РСО-А «О мерах по реализации концепции государственной национальной политики Российской Федерации в РСО-А» направление в Конституционный Суд РФ жалобы на ст.ст. 3 и 6 Закона «О реабилитации репрессированных народов». Получив на согласование указанный проект, министр Цалиев 4.12.1997 года направил председателю Правительства Ю. Г. Бирагову и министру Э. М. Мецаеву письмо № 676. Маскируя свою позицию, Цалиев написал: «Пятое мероприятие первого раздела следует исключить в связи с отсутствием реальной перспективы его положительного решения. О своей такой профессиональной позиции неоднократно информировал заинтересованные органы. Тем не менее, если министерство по делам национальностей и внешних связей РСО-А продолжает настаивать на данном мероприятии, то его исполнение необходимо взять на себя, исключив из числа исполнителей министерство юстиции».

А. Цалиев был отправлен в отставку с поста министра юстиции со всей командой А. Галазова. Его кандидатская диссертация написана на тему: «Криминологическая характеристика корыстно-насильственных преступлений и их типология», а докторская посвящена теме: «Корыстно-насильственные преступления и их предупреждение в республиках Северного Кавказа». Зачем же выходить за пределы своей сугубо теоретической компетенции? Тем более тратить время не на научно-педагогическую деятельность, а на выдачу дорогостоящих лицензий нотариусам. Подкупив, разумеется только личными качествами, А. С. Дзасохова, Цалиев стал председателем Конституционного Суда и до сих пор разрешает жалобы на неконституционность... того и этого.

Мы же помним, как другой наш доморощенный дважды доктор наук тоже предпочел научной деятельности распределение земельных участков и других земных благ, но просчитался и был расстрелян.

Наконец, в августе 2005 г., будучи еще адвокатом, из средств массовой информации я узнал, что наш Парламент обратился-таки в Конституционный Суд РФ. Столько было сказано восторженных слов официальными лицами республики, будто суд принял решение, отменяющее возможность отторжения у республики части Пригородного района. Каково же было мое разочарование, когда я ознакомился с документами.

Читайте документы.

 

Уполномоченному по правам человека в Республике Северная Осетия-Алания В. Н. Цомартову

 

 Уважаемый Валерий Николаевич!

В соответствии с Вашим письмом от 11 февраля 2010 года направляем копию Постановления Парламента республики «Об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о соответствии Конституции Российской Федерации статей 3 и 6 закона РСФСР от 26 апреля 1991 г. «О реабилитации репрессированных народов» и текст запроса Парламента в Конституционный Суд Российской Федерации о соответствии Конституции РФ статей 3 и 6 Закона РСФСР от 26 апреля 1991 г. «О реабилитации репрессированных народов». Первый заместитель Председателя Парламента С.Кесаев.

В пункте 1 постановления Парламента указано:

Обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о соответствии Конституции Российской Федерации статей 3 и 6 Закона РСФСР от 26 апреля 1991 года № 1107–1 «О реабилитации репрессированных народов».

Однако с указанным постановлением Парламента в Конституционный Суд России был направлен также другой самостоятельный документ на трех страницах, озаглавленный «Запрос о соответствии Конституции Российской Федерации статей 3 и 6 Закона РСФСР от 26 апреля 1991 года №1107-1 «О реабилитации репрессированных народов».

В конце указанного документа указано: «На основании вышеизложенного просим Конституционный Суд Российской Федерации признать в соответствии с пунктом 2 статьи 87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» положения статей 3 и 6 Закона Российской Федерации от 26 апреля 1991 г. № 1107-1 «О реабилитации репрессированных народов» не соответствующими Конституции Российской Федерации» Таким образом, в Конституционный Суд РФ Парламент республики направил два документа.

В первом, то есть в постановлении Парламента, перед судом поставлен вопрос о соответствии Конституции РФ статей 3 и 6 Закона «О реабилитации репрессированных народов». Фактически первый документ предполагает получение разъяснения.

Во втором, то есть в самостоятельном и мотивированном запросе, подписанном председателем Парламента республики Л. Хабицовой, содержится просьба признать те же статьи 3 и 6 Закона не соответствующими Конституции Российской Федерации.

Как видно из определения Конституционного Суда РФ от 1 декабря 2005 г., по запросу Парламента республики даны соответствующие разъяснения, а фактически никакого решения не принято. Это вытекает из пункта 1 резолютивной части определения, где указано: «Признать запрос Парламента... не подлежащим дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда...»

Представителем Парламента, как указано в документах, был назначен Станислав Магометович Кесаев. Он и ответственен за провал с обращением в Конституционный Суд РФ.

Как можно было ему не обратить внимание на противоречивость постановления Парламента и текста самого запроса? Прежде чем садиться за написание жалобы, надо бы заручиться соответствующими экспертными заключениями ведущих юристов России, считающих обжалуемый закон неконституционным. Такое заключение можно было и следовало получить у Генерального прокурора РФ, министра внутренних дел РФ, научно-исследовательского центра.

И самое главное – не стыдно ли через 14 лет писать жалобу, которую следовало подать сразу после принятия закона?

 

В. Н. ЦОМАРТОВ,
Уполномоченный по правам человека в РСО-Алания,

кандидат юридических наук