Но мы их потревожили, несмотря на предостережения владикавказских поляков-католиков. Тревогу они забили, как только начались строительные работы на месте снесенной школы № 28. Прежде всего, вызывал недоумение тот факт, что школа возводилась не в своих прежних границах. 
Квартал, где ведутся строительные работы, и по сей день имеет неофициальное название – Польский, ибо здесь когда-то располагались и римско-католический костел св. Антония Падуанского, и римско-католическое училище. В тридцатые годы католики Владикавказа были незаконно лишены своей собственности, в том числе и польского костела, строившегося на народные пожертвования. 
В 1936 году костел был перестроен под трехэтажное учрежденческое здание. Низкоквалифицированная реконструкция привела его в аварийное состояние, в связи с чем в 1960-х годах пришлось снести подлинные стены до уровня первого этажа и надстроить второй. В этих помещениях размещались Управление связи и Владикавказский радиотрансляционный узел. В тот же период в пяти метрах от костела было построено вспомогательное (хозяйственное) одноэтажное здание. В настоящее время от дореволюционных построек «польского квартала» сохранились лишь здание римско-католического приходского училища (ул. Горького, 41/ ул. Бородинская, 16, помещение Гамид-банка) и одноэтажные постройки по ул. Бородинской, в которых располагается детский приемник-распределитель несовершеннолетних МВД.
С 1993 года, то есть с тех пор как вышло постановление Президента РФ о передаче религиозным организациям культовых зданий и иного имущества, верующие-католики неоднократно обращались к руководству республики с просьбой вернуть им хотя бы часть некогда обширного католического комплекса. Последнее их обращение, в котором они писали, что готовы на свои средства восстановить костел, было составлено в прошлом году. В ответ неизменно звучало, что здание бывшего костела принадлежит Южной телекоммуникационной компании. При этом оно почему-то «чудесным» образом было выставлено на торги в Интернете. Его, ясное дело, выкупили и сразу же после того, как в СМИ в начале нынешнего года стали появляться публикации на эту тему, не долго думая, снесли. Так не осталось и следа от святыни в историческом польском квартале. И Владикавказ во второй раз лишился костела, который сначала обезобразили, а потом и вовсе стерли с лица земли.
Еще тогда, в начале нынешнего года, коренная владикавказка 93-летняя пани Станислава Чеботаревич неоднократно напоминала о том, что костел с окружающей его территорией в свое время приобрел общественное значение в качестве некрополя для католических священников и заслуженных владикавказцев католического вероисповедания. Указывала она и на то место захоронений.
«Находки» не заставили себя долго ждать. При рытье котлована под строительство спортивного зала школы совсем недавно было обнаружено первое склеповое захоронение, а потом и второе – на расстоянии нескольких метров от первого – со следами давнего разрушения, которое, вероятно, произошло при строительстве в 1960-х годах вспомогательного (хозяйственного) одноэтажного здания. 
По факту обнаружения захоронений на территории участка, где находился римско-католический костел по ул. Тамаева, 16, был составлен акт за подписями директора РГУ «Наследие Алании» Л. Габоевой, научных сотрудников этого же государственного учреждения О. Дзесова и Б. Тавитова, председателя поисковой общественной организации «Харон» А. Татарова и архитектора Р. Болиева. Комиссией были сделаны и определенные выводы. Во-первых, строительные работы, по ее решению, должны быть приостановлены немедленно. Во-вторых, необходимо выявить все захоронения, расположенные на территории бывшего костела, и перезахоронить останки на одном из действующих городских кладбищ, установив надгробие на месте общего захоронения. В-третьих, работы по строительству объектов комплекса (актового зала и др.) необходимо вести под наблюдением специалистов (археологов, представителей поисковых отрядов). И, наконец, в общий проект строительства школы должен быть внесен локальный проект по реставрации сохранившихся с ул. Тамаева колонны входа на территорию костела и части ограды. Не мешало бы предусмотреть и устройство информационной надписи на польском и русском языках.
От себя добавлю, что неплохо было бы (в акте, конечно, об этом не напишешь), чтобы во всех выше обозначенных мероприятиях принимали активное участие не только представители общественной организации «Дом польский», но и городская мэрия. Как говорится, не сумели сохранить историческую святыню, так хоть воздайте должное усопшим.

Ольга РЕЗНИК