Джигит «Якудза»

Автор этих строк всегда неровно дышал по отношению к братьям нашим меньшим, гривастым и о четырех копытах. Самые сладкие воспоминания моего детства неразрывно связаны с этими чудными созданиями природы.  И одно из самых  ярких впечатлений – наша детская, наивная, неуклюжая джигитовка на скачущей лошади. И когда на глаза совершенно случайно попалось объявление о наборе в Школу конных каскадеров в подмосковном Сергиевом Посаде, почувствовал, как ностальгически заныло сердце…   

ПОСЛЕДНИЕ ИЗ МОГИКАН

…В общем, я отправился в Сергиев Посад – навстречу коням и воспоминаниям своей юности. Как и предполагал, заправляли в школе казаки. Те самые, кто в разные годы и периоды жизни самоотверженно воевал как за, так и против действующей власти. Те самые, проклятые (и проклинаемые) одними и воспетые другими. Тот самый этнос, отношение к которому до сих пор разбрасывает наше и без того расколотое общество по разные стороны моральных, нравственных и исторических баррикад.

А вот инструктором по джигитовке оказался осетин, уроженец Владикавказа Владислав Кудзаев. Когда я приехал в комплекс, он как раз обучал одного из подопечных «аланской езде» – стоя в седлах на двух конях одновременно.

После окончания тренировки мы уединились в конюшенном амуничнике. И здесь я понял, что поймал за хвост БЖУ – большую журналистскую удачу. Потому что для настоящего журналиста именно такие собеседники и являются ее носителями.

Как выяснилось, судьба несла Владислава, как взбесившаяся степная кобылица непрошеного всадника, сгорая от желания сбросить на землю наглеца, мертвой хваткой вцепившегося ей в гриву. Как и положено осетину, всю свою сознательную жизнь Владислав занимался всеми существующими в природе и культивируемыми на Кавказе видами единоборств. Потом много лет отработал конным цирковым каскадером, срывая неистовые аплодисменты и периодически срываясь на полном скаку с несущегося во весь опор коня. Но ангел-хранитель был милостив к нему и в эти минуты…

– Откуда все пошло, Владислав?

  Как у многих – с детства. Во всем виноваты гены. Я вырос в конском седле, свист ветра в ушах и стук копыт с детства были для меня самой сладкой музыкой моей жизни, а запах лошадей – лучшим ароматом Вселенной. Сначала я ездил на коне как умел – никто ведь не учил специально. Потом пришел к профессиональным конным каскадерам – в наш цирк во Владикавказе. «Старики» положили на меня глаз – я был неопытный, но прыткий и цепкий, и в седле держался бойко и уверенно. Хотя вкалывать на манеже приходилось до седьмого пота – мышцы всего тела гудели, как церковные колокола, я вечерами валился с седла от усталости… Потом «старики» по давней сложившейся традиции стали вывозить молодую смену на ипподром в Беслан – «клапана прожечь». Там же я впервые принял участие в скачках. Неожиданно для себя начал выигрывать у серьезных, опытных, матерых наездников. Там, в Беслане, я понял, что конный спорт станет моей судьбой, призванием, счастьем или проклятием – как угодно…

– Джигитовка требует какой-то специальной подготовки?

– Да нет, гораздо важнее желание. Хотя достойная спортивная подготовка никак не помешает. Я, например, всю сознательную жизнь провел в спорте – как многие осетины, занимался борьбой, рукопашкой. Но джигитовка – это, конечно, совсем другое. В процессе скачки активизируются те группы мышц, которые спят в обычной жизни даже у профессиональных спортсменов. Любой опытный борец, гимнаст или акробат, поработав на коне, скажет вам, что мышцы после джигитовки начинают «крепатурить».

– А чем джигитовка притягивает людей? Почему москвичи начали валом валить на конюшни? Что, «железные кони» уже порядком поднадоели?

– На мой взгляд, джигитовка – самый адреналиноемкий вид спорта на земле. Я в своей жизни и с парашютом прыгал, и на парапланах летал, и в горы ходил, и на доске по волнам рассекал – много чего перепробовал. Но с джигитовкой не сравнится ничто. На коне столько адреналина выхватываешь – не передать… А усталость я чувствую только тогда, когда вечером после тренировки под душ встаю. Только под теплыми струями воды понимаешь, что находишься в состоянии полного эмоционального и физического изнеможения от захлестнувшего тебя половодья эмоций. Когда гарцуешь в седле, в душе такие шайтаны бесятся – какая там усталость!

– Но на фоне всех остальных джигитов, которых я наблюдал на манежах области, ты выглядишь нестандартно – как борец-тяжеловес на фоне жилистых, как трос, бегунов на длинные дистанции…

– Когда я первый раз приехал в конноспортивный комплекс в Лыткарино – тогда еще единственное место в области, где официально «прописалась» казачья джигитовка, никто не мог поверить, что дядя весом в 80 килограммов сможет порхать над конем, как бабочка. Но я взял с места в карьер, заявив, что смогу продемонстрировать оборотную вертушку. У джигитов всего мира это считается высшим пилотажем, и далеко не все цирковые каскадеры с многолетним опытом могут осилить этот сложный и невероятно красивый акробатический трюк… Тогда все посмотрели на меня как на сумасшедшего. Честно говоря, тогда я был не совсем в форме, но сумел не разочаровать никого из присутствующих. Так я прописался в Лыткарино надолго. Потом пошли чемпионаты, турниры, кубки… Ну да, какое-то количество медалей мы с женой собрали – в шкаф уже не вмещаются.

– А в Сергиев Посад как занесло?

– Позвал Владимир Михайлович Питерский, профессор, доктор наук, почетный разведчик природных недр. Ко всему прочему – потомственный казак и страстный поклонник лошадиного спорта. И сейчас я учу джигитовке пацанов из местного интерната. Кстати, первая «проба пера» будет 9 мая. Приходите, посмотрите…

– Не трудно работать с интернатскими-то детьми?

– Я давно уже убедился – причем на личном опыте, – что занятия джигитовкой, как никакой другой спорт, способствуют социализации человека, обделенного родительским вниманием и склонного к девиантному поведению.

– ?

– Во-первых, общение с конями облагораживает в принципе. Если хочешь продуктивно работать с конем – его любить надо. Нелюбовь к себе лошади чувствуют очень остро, и во время выступления могут подвести тебя в самый ответственный момент. Во-вторых, сам спорт рискованный, травмоопасный, чисто мужской, резко поднимающий самооценку человека. Тот, кто серьезно занимался джигитовкой, как и человек, пробежавший марафон хотя бы один раз в своей жизни, никогда не будет испытывать комплекса ущербности или неполноценности. Потому что далеко не всякий человек даже из полноценной семьи, где спорт в почете, способен потянуть такие физические и психологические нагрузки. В итоге у юного джигита возникает ощущение не только собственной значимости, но и некоей исключительности, если хотите. Это не очень плохо. Комплекс неполноценности, который я замечаю у многих молодых, в том числе и у моих подопечных, – в социальном плане гораздо хуже и опаснее. Поэтому я с этим и борюсь на каждой тренировке. Главное, чтобы осознание своей исключительности в гордыню не переросло. К тому же эту свою исключительность в конном спорте надо постоянно подтверждать, потому что сейчас все развивается бурно, и нынешней молодежи молодежь завтрашнего дня очень скоро наступит на пятки. А так как популярность джигитовки в стране сейчас растет в геометрической прогрессии, то недостатка желающих стать джигитами не наблюдается – скорее наоборот. Поэтому тренироваться, шлифовать свое тело и дух приходится ежедневно, до седьмого пота и полного изнеможения. Ну и, конечно, работа в команде, коллективе единомышленников, которые джигитуют рядом с тобой, помогает чувствовать плечо товарища. Опять же в социальном, коммуникативном плане это очень важно.

– Насколько я понял, твои подопечные, кроме интернатских детей, это этнические казаки – с Дона, Кубани… Москвичи не очень клюют?

– Да нет, есть, но единицы. И даже те москвичи, которые приезжают ко мне в Сергиев Посад из столицы тренироваться, как потом выясняется, тоже потомки казаков. Либо их отцы перебрались в свое время из станиц в златоглавую, либо они сами приехали учиться в столичные вузы, да так здесь и осели, став москвичами. Но зов предков есть практически у каждого, к коням-то тянет. Они ездят на иномарках, а ночами им снится цокот копыт. Вот и приходят ко мне – вспомнить искусство своих прадедов. Очень серьезно занимаются, кстати. Никто еще не сломался, несмотря на травмы и ушибы. Генетика – все-таки сильная вещь, от нее не уйдешь. Да и греет отцовская слава. «С нами Бог и слава предков!» – этот девиз знают даже столичные казаки. Кстати, джигитовка – чисто российское явление, вклад в который внесли многие народы, входящие в состав Российской империи. В результате такого обмена опытом несколько веков подряд уровень казачьего боевого искусства не имел аналогов в мире.

– А откуда взялось твое прозвище – «Якудза»?

– Да кто его знает… Я Японией никогда не бредил – ну разве что дзюдо когда-то занимался. Мне впечатлений от своей страны и своего родного спорта больше чем достаточно. Болельщики придумали. Ну и созвучно, наверное: «якудза Кудзаев». Со временем прижилось. Так с ним и хожу. Сам уже привык…

 

«У НАС ДЖИГИТОВ БОЛЬШЕ, ЧЕМ БОРЦОВ!»

 

– На сегодняшний день российские мастера джигитовки с некоторой внутренней опаской ждут того момента, когда джигитовка начнет стремительно собирать под своим флагом кавказских конников. Первые поползновения к этому уже налицо – в Чечне, Кабардино-Балкарии…

– Согласен, рано или поздно кавказцы обязательно почувствуют всю подзабытую ими прелесть этого самого красивого спорта на земле. Кстати, ими же рожденного, а казаками – структурированного и отшлифованного. Увы, пока на Кавказе острый дефицит спонсоров и подлинных любителей конного спорта, хотя потенциальных джигитов и виртуозных наездников там – навалом. В той же Осетии – борцовской Мекке на Кавказе – на самом деле джигитов больше, чем борцов. Сдается мне – рано или поздно (а скорее рано) там начнется настоящее массовое паломничество в этот вид спорта. Именно поэтому я мечтаю так подготовить столичную сборную, чтобы она сошлась на манеже «кость в кость» с моими земляками. В Москве и области полно упертых и спортивных ребят, есть свои очень приличные конюшни, отличные кони. Только тренеров маловато.

– Последний вопрос: что для тебя джигитовка?

– На сегодняшний день – все. Это лучший алмаз в короне нашей военной истории прошлых лет, когда освоение целых материков осуществлялось в конских седлах, и в них же ковались великие победы. Еще Толстой отмечал, что «граница Российской империи проходит через переднюю луку казачьего седла». И я за эту луку буду держаться крепко, изо всех сил. И подопечных своих этому же научу. Потому что патриотизм – это прекрасное чувство коллективной ответственности и то качество, которое отличает цивилизованного человека от раба. Это то, что держит всех нас на плаву даже в периоды тяжких невзгод, испытаний и потрясений. Сказал же Пушкин: «…Ничто нас в жизни не сможет вышибить из седла!» Это он в том числе и о нас сказал – джигитах современной России….

 

 Игорь Моисеев