То, что Президент объявил войну коррупции, правильно. Только один из главных показателей серьезности войны – наличие жертв. Время идет, а как раз этих жертв и нет. Нам показывают, что попалась на взятке баба Маня из какой-то деревенской амбулатории. По такому же делу взяли учительницу сельской школы Марию Ивановну или милиционера из РОВД Ивана Ивановича. Оно, конечно, тоже коррупция, но только ее ничтожная составляющая. Можно сказать, касательное ранение рикошетом от настоящей, махровой коррупции. Но что-то не больно много обличительных процессов по судьям, прокурорам, следователям, главам городов, районов и субъектов РФ, по членам правительств республик, краев, областей и прочим власть предержащим серьезным чиновникам. Вот где коррупция! Вот с каких высот разлагается и уничтожается государство! Может, хватит палить из государственных крупнокалиберных пушек по бабам Маням да Марь Ивановнам? Может, пора точечно и прицельно гасить и «мочить» серьезные цели? 
В эмоциональном плане статья, опубликованная «Пульсом», тяжелая. Но в ней упомянут только осетино-ингушский конфликт, который напрямую не подпадает под действие закона «О ветеранах». И с точки зрения юриспруденции есть лазейки для его неоднозначного толкования ушлыми чинушами. Безусловно, в плане эмоций, справедливости, тяжести последствий и других компонентов, сопровождающих подобные конфликты, вопросы дани государства всем, кто в нем участвовал, не вызывают ни малейшего сомнения. Зайдите в наше Моздокское районное УВД. Взгляните в глаза тех ребят, которые смотрят на вас с фотографий. Сосчитайте, сколько их. Разве где-то в Липецком, Тамбовском, Воркутинском или другом областном УВД есть такое количество погибших? Спросите их матерей и отцов, какая им разница, от русской, осетинской, чеченской или ингушской пули погибли их сын или дочь? Мы все – дети России. И любой конфликт остается рваными незаживающими ранами в сознании и душах нормальных людей, а тем более принимавших в нем участие или пострадавших от него.
При этом непонятно, почему в таком же плане замалчивается вооруженный конфликт на территории Чеченской Республики 1994–1996 годов и контртеррористическая операция с 1999 года? Ведь эти конфликты напрямую указаны в законе «О ветеранах». И за участие в них многих, в том числе и пенсионеров МВД, лишили статуса ветерана боевых действий. А ведь это прямое нарушение гарантированных Конституцией РФ равных прав. Что, ветеранов много развелось? Ждут, когда поубавятся? 
Более пяти лет мы, военные пенсионеры авиационных воинских частей Моздокского гарнизона добиваемся получения удостоверений «Ветеран боевых действий». Нам в их выдаче было отказано еще в 2004 году. Мы знаем, что нашим бывшим сослуживцам, выехавшим из РСО-А, такие удостоверения выдаются во всех регионах на основании записей и документов, имеющихся в личных делах. Такие же записи есть и у нас. Однако удостоверения нам выдали только через длинные коридоры странных судебных волокит. А в 2008 году их изъяли у нас по сфальсифицированным Военкомом РСО-А Ю.К. Першиным жалобам. 
Законом от 27 ноября 2002 года № 58-ФЗ внесены изменения в федеральный закон «О ветеранах». В частности, раздел III Перечня государств, городов, территорий и периодов ведения боевых действий с участием граждан Российской Федерации после абзаца «Боевые действия в Сирии и Ливане: июнь 1982 года» дополнен абзацем следующего содержания: «Выполнение задач в условиях вооруженного конфликта в Чеченской Республике и на прилегающих к ней территориях Российской Федерации, отнесенных к зоне вооруженного конфликта с декабря 1994 года по декабрь 1996 года...» 
Собственно, мы и ведем речь только о том вооруженном конфликте. Есть «Инструкция о порядке выдачи удостоверений ветерана боевых действий в Вооруженных Силах Российской Федерации». В ней прямо указывается, что выдача удостоверений производится при наличии документов, «подтверждающих прохождение военной службы (работу)» по перечню «органов военного управления соединений, воинских частей и организаций… принимавших участие и привлекавшихся к выполнению задач в зоне вооруженного конфликта». В такой Перечень наши войсковые части включены, и об этом прекрасно известно военкомату республики… В качестве подтверждающих документов имеются записи в личных делах. Это выписки из приказов и справки командиров войсковых частей, записи в военных билетах и удостоверениях личности. Имеются справки командира войсковой части 62467, на финансовом обеспечении которой находились авиационные части Моздокского гарнизона. Период военной службы за то время нам засчитан из расчета 1 месяц за 3 месяца. Также нам выданы справки о получении двойных окладов за тот период. Есть и справки из архивов СКВО и Минобороны, подтверждающие наше право на статус ветеранов боевых действий… 
В границы района аэродрома Моздок, где базировались наши авиачасти, в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 26 декабря 2001 года № 896 «О зонах вооруженных конфликтов» в тот период входила часть территории и воздушного пространства Чеченской Республики. Но один из судей Верховного суда РСО-Алания на одном из заседаний заявил, что из той Чечни в границы района аэродрома Моздок входит… «маленькая часть»... 
Казалось бы, в соответствии с законом других доказательств быть не должно – удостоверение положено! Но по вине работников Военного комиссариата Северной Осетии, а именно подполковника P.P. Кцоева при полном попустительстве его прямых начальников – военных комиссаров – сначала полковника Р. Тавитова, а ныне – полковника Ю.К. Першина, идут махровая коррупция, волокита и бюрократические проволочки. Диву даешься, в том ли мы государстве живем, о котором говорят с экрана телевизора и пишут на страницах наших газет? 
Нам говорят: «Выезжайте или выписывайтесь из Северной Осетии и без проблем получите удостоверения «Ветеран боевых действий». Спасибо за добрый совет. Но возникает вопрос: с какой целью нас так стремятся поссорить, разделить и развести?
В соответствии со статьей 26 Федерального закона «О ветеранах» должностные лица органов государственной власти и местного самоуправления Российской Федерации несут ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение законодательства о ветеранах. Что-то в нашей республике не больно много понесли такую ответственность. По крайней мере, нам подобные случаи неизвестны. Куда бы мы ни обращались, нам отвечают только после консультаций с Военкоматом РСО-Алания. О компетенции республиканского военкомата в этом вопросе можно судить по заявлению P. P. Кцоева в суде о том, что Моздокский район с Чеченской Республикой вообще не граничит. Вот уровень их компетенции! 
Мы тоже, как и милиционеры, направили коллективную жалобу в Администрацию Президента Российской Федерации, жаловались на работу Военного комиссариата РСО-Алания. А ответы стали приходить из... райвоенкомата! Милиционерам хоть из республиканской прокуратуры ответили. А что должен был ответить районный военком М.Т. Тубеев по жалобе в Администрацию Президента РФ на своих прямых начальников?
И по поводу работы судов – районного и Верховного. Действительно, такие случаи, как описано в статье «Ошибка или произвол», имели место и у нас. Сначала мы думали, что только в Осетии богиня правосудия, уныло стоящая перед входом в Верховный суд РСО-Алания без повязки на глазах – символ непредвзятости суда. Но, как оказалось, ее старшая «федеральная» сестра с топорно-пролетарским профилем тоже периферийным зрением лукаво держит в поле зрения чаши весов правосудия и ловкими, незаметными движениями кисти склоняет эти чаши в нужные ей стороны… 
Все-таки пенсионеры МВД и Мин-обороны в подавляющем большинстве люди законопослушные. За это нас и кидают под чиновничий каток. С теми, кто за автомат хватается, уважительно разговаривают. Многим из них сегодня и статус ветеранов дали, и медали с орденами развешивают. Что ж, за что боролись, на то и напоролись. 

С уважением, 
военные пенсионеры 
(179 подписей)