Как себя чувствует осетинская песня?

Вопрос мрачный, но, к сожалению, риторический для большинства свидетелей того, что происходит на музыкальной сцене нашей республики. Факт засилья попсы и другой низкопробной музыки на радио и телевидении налицо. Деятели нашей поп-культуры с завидным постоянством обвиняют чуть ли не во всех смертных грехах «приезжих» исполнителей – Биштовых, Тхагалеговых, Начесовых, мол, заполонили весь радиоэфир и концертные залы, гребут все деньги. Еще немного, и пресловутое «понаехали» прозвучит в толпе.

Но, по-моему, они заслуживают только похвалы. Да, чувствую, как тут же в меня полетят камни со стороны поклонников местных «попсовиков». Но здесь стоит уточнить один момент…

Преимущество исполнителей из соседних республик именно в том, что они нашли свою «фишку», свою манеру, и довольно успешно ее эксплуатируют. Скажите, что в этом плохого?

В советское время было такое понятие, как «осетинская эстрада». Здесь мы сразу вспоминаем имена Владимира Баллаева, Кима Суанова, Азы Галуевой, Исака Гогичева, Аскера Махмудова, Елкана Кулаева, Софьи Урумовой и многих других. Сегодня продолжают радовать публику и такие замечательные исполнители, как Юрий Бацазов, Эдуард Дауров, Тамара Фидарова, Феликс Царикати, Валерий Сабанов, Олег Тайсаев, Анна Албегова, Сетрак Налбандян, Артур Алиев. Но где же среди молодых осетинских певцов и певиц те, кто подхватит это победное знамя и понесет его дальше вперед? Увы, многие современные исполнители увязли в «фанере» и штамповке ширпотреба, имеющего весьма косвенное отношение к музыке как таковой. Можно ли назвать хотя бы одного современного исполнителя из нашей республики, чье творчество претендует на звание голоса республики, олицетворяющего нашу, осетинскую музыку, а не «закос» под популярный нынче «кавказский шансон» или банальную российскую попсу? Естественно, поговорка «рыба гниет с головы» уместна и в данной ситуации – пугачево-киркоровская «мафия» с начала 90-х плотно засела в верхах российского шоу-бизнеса, фактически остановив на это время развитие не только поп-музыки, но и рока, джаза, рэпа.

Часто на свадьбах захмелевшие и вовсю веселящиеся гости даже не замечают, что музыканты выпивают и закусывают в то время, пока из динамиков льются их голоса. Даже это, хоть и с большой натяжкой, можно простить и даже посмеяться, но как назвать такое «природное явление», когда публика покупает за большие деньги билеты и ее в ответ, мягко говоря, надувают?

Недавно в Интернете наткнулся на раритетную видеозапись конкурса «Песня-70». Абсолютно все музыканты, участвовавшие в конкурсе, пели и играли «живьем». Почему же в 1970 году ни о какой «фанере» и речи быть не могло, а сегодня сотрудники  телевидения и уважаемые «попсовики» говорят нам, что «аппаратура не позволяет качественно воспроизводить живой звук в прямом эфире»?!

Слышал как-то раз от одного очень известного в республике музыканта и композитора, что наши концертные залы не подходят для живых выступлений. Но позвольте, каким же тогда образом в нашем «Октябре» смогли выступить такие мировые знаменитости, как Nazareth, Крис Норман, Uriah Heep? Многие из них уже пожилые люди, каждый из которых сыграл за свою жизнь, наверное, по тысяче живых концертов. Тем не менее, они держат марку и никогда не позволят себе обмануть поклонников, открывая рты под «плюсовую» фонограмму.

А что же происходит в Осетии? Однажды я, находясь за кулисами, был свидетелем того, как девушки из одного местного ансамбля, исполняющего народную музыку, играли под фанеру… на гармошках!!! Позже я узнал, что это практикуют и многие наши знаменитые гармонисты. Тут уж, как говорится, no comments.

Однако все не так уж плохо: группа Lonely Day выступает исключительно живьем, и, надо сказать, группа уже привлекла определенную аудиторию. Не так давно вышла вторая часть сборника осетинского рока – Iron Rock-2. Владикавказские рок-исполнители, такие как Вахтанг Задиев, «Ро.Жи.» и Shock Therapy с успехом выступают по югу России. Поклонников хип-хопа радует своим творчеством команда V7 Club. Что касается возрождения национальных корней, то здесь, конечно, бесспорным лидером является коллектив «Къона», исполняющий настоящую осетинскую музыку на старинных инструментах и уже известный за пределами родной республики. Есть просветы и в популярной музыке: Руслан Кабалоти, Виктория Бабаева, Станислав Доев, Зарина Малити, Дана Фаданова, Влада Кубашова, Елена Газзаева, Илья Гиоев, Никита Васильев. К сожалению, некоторым из перечисленных исполнителей не хватает хорошей «раскрутки» и действительно качественного, непопсового репертуара.

Такой вот у нас шоу-бизнес. А как же обстоят дела с оркестрами?

Государственный эстрадный оркестр им. Кима Суанова под руководством Николая Кабоева тоже переживает далеко не лучшие времена. Здание Союза композиторов, в котором репетируют музыканты, уже давно пошло трещинами. Кстати, здание является архитектурным памятником города.

Государственный симфонический оркестр, как известно, с успехом выступает по Кавказу. Одна из соседних республик даже предложила музыкантам постоянную работу плюс собственные квартиры и зарплату, в десятки раз превышающую официальный «заработок» работника культуры нашей республики (8 тыс. р. в месяц).

Многие слышали и о ситуации с оркестром народных инструментов Булата Газданова. Власти «вроде бы» и «как бы» выделили (с громким скрипом) какое-то помещение этому прославленному коллективу, но лишить его здания Дома радио, являющегося колыбелью республиканского радиоэфира и звукозаписи – настоящее кощунство. Ходят слухи, что его даже собираются сносить. Если честно, ощущения такие, будто кто-то намеревается разрушить и осквернить древний храм…

Как же чувствует себя осетинская песня сегодня? Ей нездоровится. Но в силах здравствующих ныне певцов и музыкантов вдохнуть в нее жизнь и придать ей свежесть и актуальность. Однако стараний одних исполнителей недостаточно: необходима всесторонняя поддержка людей, ответственных за развитие культуры в нашей республике. Пока, к сожалению, они показывают только свою безответственность и безразличие.

 

Михаил ДЗИОВ