Поэт останется поэтом…

Ирина Гуржибекова

 

…теперь больная грудь

Предательски тебе не выдаст сокровенных

Мечтаний и надежд,

мне озарявших путь.

Коста

С большим интересом и сочувствием прочитала на днях в «Свободном взгляде» Заявление представителей фамилии Хетагуровых с требованием демонтажа памятника Коста работы В. Соскиева на проспекте Мира во Владикавказе. Скажу сразу: представленный в той же газете на снимке памятник поэту в Санкт-Петербурге, того же автора, как-то не вдохновляет и действительно мало ассоциируется с обликом Коста, живущим в нашем сердце и мыслях. Что же касается владикавказского изваяния, вряд ли посмеют власти не прислушаться к солидному, аргументированному мнению уважаемого рода. Но да простят меня авторы Заявления, написанного со страстью и болью, и позволят все же высказать несколько мыслей по поводу. Кстати, я не присутствовала на открытии памятника, а поехала туда через несколько дней, услышав и прочитав протестные выступления.

Если бы этот памятник Коста был единственным в городе и республике, – тогда да, согласна, явное не то. Но величие – не только и не столько в величине, оно – во внутреннем мире персонажа. И задумавшийся на скамье Поэт, которому самому, возможно, поднадоела его чересчур монументальная фигура у театра (а ля Серго Орджоникидзе, стоявший на пл. Свободы), имеет право на отдых. И на понимание.

Вообще городу явно не везет на памятники. То кому-то не понравился красивый, естественный Лермонтов с одухотворенным лицом – и теперь все любуются малюсеньким поэтом на огромном валуне. То на территории СКГМИ шемякинское творение пугает больше не террористов, а студентов и прохожих… С аналогичным Заявлением не выступила фамилия Плиевых, когда кто-то заметил, что на постаменте не полководец, а скорее небожитель, летящий над сквером. Уверена, если бы в свое время был где-то установлен памятник Плиеву работы Надежды Баллаевой, где Исса, уставший после боя, ведет за собой по полю не менее уставшего коня, то опять поднялись бы недовольные – подайте нам полководца, а не усталого крестьянина!.. Примитивиста Едзиева вообще пора стереть с лица земли, с его странными, почти нечеловеческими фигурами…

 Но это все, конечно, преувеличения. А вот удивительный памятник в Ереване (не помню точно чему или кому) – так вообще только две выразительные руки на постаменте. Ну и что скажем мы скульптору, который посмеет вдруг изобразить одну руку с пером, под ней – «Ирон фандыр» и назвать это памятником Коста?

Теперь о самом главном. Те «две руки» – они огорожены большой зеленой площадкой, поданы как реликвия, до которой нельзя дотрагиваться, можно только созерцать. Наш Коста на бульваре – абсолютно «обнажен»: будто привезли, вынули из машины, посадили – сиди, вот тебе скамейка, вот – бульвар. Что-то, друзья, другое надо бы продумать. И отдельный разговор – о подонках, глумящихся над памятником. Об учителях, которые не соизволят привести туда детей, почитать им стихи, рассказать о трудной доле творца; а потом – пожалуйста, к Осетинскому театру – вот он, любимец народа, возрожденный его памятью!

Не знаю, возможно, один из адресатов Заявления – прокурор конкретно возмутится, и памятник демонтируют. Но поэт останется поэтом. В. Соскиев – В. Соскиевым. А вот кем в будущем станут юнцы, издевающиеся над великим (пусть и в простом, примитивистском изображении), – вот в чем вопрос.