Ради истины

Мурат КАБОЕВ

С февраля 2012 года в газете «ПО» в рубрике «ЖКХ» автором этих строк опубликовано 4 материала под общим заголовком «Еще раз о жилищно-коммунальной удавке». На публикации пока отреагировал лишь начальник МУП ВКХ Правобережного района Алан Фарниев, прислав в адрес главного редактора письмо под заглавием «Претензия».

«21 февраля 2012 года в газете «Пульс Осетии» № 6 была опубликована статья «Еще раз о жилищно-коммунальной удавке», которая содержит ложные сведения, порочащие деловую репутацию МУП «Водоканал» в сфере предпринимательской деятельности. А именно – оказание услуг по подаче питьевой воды и приему сточных вод», – пишет А. Фарниев. Здесь я должен пояснить, что имеется в виду первая из статей «Скоростной марафон тарифов на воду». Далее в письме говорится: «Арифметика, которая приводится в статье, не только заведомо ложная, но и вводит в заблуждение население, провоцируя его не платить за коммунальные услуги. Что в настоящее время привело к тому, что дебиторская задолженность за этот промежуток времени резко возросла. То есть благодаря сплетням, собранным Кабоевым М., предприятию причинен значительный ущерб, что подтверждается бухгалтерскими документами».

В письме приводятся и конкретные претензии к публикации:

1. Откуда автор взял цифры, что с 2000 по 2011 год суммарный тариф на кубометр  воды и водоотведение «подрос» в 31 раз (с 58 копеек в 2000 году до 17,9 рубля в 2011-м)? При этом рост тарифов обогнал «неспортивными методами» суммарный рост инфляции за тот же промежуток времени в 21 раз.

2. «Непонятно, откуда у Кабоева эти данные по заработной плате» сотрудников управленческого аппарата МУП ВКХ Правобережного района? В частности, о том, что зарплата у контролеров-«домовиков» только по три тысячи рублей в месяц, т. е. в нарушение ТК РФ – ниже прожиточного минимума.

3. «Кто дал право Кабоеву обвинять «местных царьков воды» в бесхозяйственности, халатном отношении к своим обязанностям и безответственности? Разве есть у Кабоева основания утверждать, что МУП ВКХ Правобережного района оказывает некачественные услуги подачи питьевой воды населению при том, что в г. Беслане нет ни одного района, куда бы не поступала вода в соответствии с СанПиН 2.1.4.1074–01 «Питьевая вода»? Наши бригады сразу реагируют и устраняют малейшую появившуюся утечку в любое время суток. О какой безответственности может идти речь, если в 2011 году все коммунальные подорожали до 15 процентов, а МУП ВКХ Правобережного района благодаря усилиям предприятия снизило тариф аж на 18 процентов?»

Алан Фарниев высказывает еще претензию о том, что, прежде чем писать, автор статьи должен был хотя бы раз посетить предприятие. Я не отрицаю, что это справедливое замечание. Но в редакции находится достаточно материалов, касающихся производственной деятельности МУП ВКХ Правобережья, часть которых и была приведена в статье в качестве наглядного примера общей ситуации, складывающейся в этой сфере в республике.

Теперь изложим свои доводы не в оправдание, а ради истины. Ибо в редакционном портфеле имеется достаточно документальных аргументов не только для собственной защиты…

13 марта, как говорится, «по следам письма» я встретился с начальником МУП ВКХ Правобережного района Аланом Фарниевым и главным экономистом предприятия Людмилой Корнаевой. Темой беседы, естественно, было обсуждение претензий ВКХ к газете и автору статьи.

Итак, по порядку.

По претензии МУП ВКХ Правобережного района, обозначенной нами пунктом 1.

Согласно документу, представленному мне главным экономистом Л. Корнаевой, в 2000 году тарифы на кубометр воды и водоотведение были не такие, как писал автор статьи – соответственно 33 и 25 копеек (в сумме 58 копеек), а 58 и 76 копеек (1,34 рубля). Однако последние цифры предлагались предприятием для утверждения. Фактически же республиканским жилищно-коммунальным ведомством были утверждены первые цифры. Об этом свидетельствует и имеющийся у нас документ – «Пояснение к расчету тарифов на услуги водопровода и канализации, оказываемые ПУ ВКХ г. Беслана» на 2000 год, к которому прилагается расчет тарифов. В частности, по первой группе, о которой шла речь в статье, по потребителям, проживающим в многоквартирных домах с водопроводом, канализацией, газовыми колонками и ваннами, стоимость кубометра воды была утверждена в размере 33 копеек в месяц, а канализации – 25 копеек. «Пояснение» и «Расчет» были подписаны бывшим начальником ПУ ВКХ Ибрагимом Каллаговым (рухс дзёнёты бадёд!).

В 2011 же году, как знают все плательщики коммунальных услуг в Беслане, суммарный тариф на воду и водоотведение составлял 17,9 рубля (к счастью, этот тариф пока таким и остался). Что означает, что за 12 лет суммарный тариф на воду и канализацию для данной категории жильцов, подсчитайте сами (разделите 17,9 на 0,58),  увеличился почти в 31 раз. О чем мы и говорили в той статье. Скажите, где здесь «ложные сведения», в тиражировании которых обвиняет нас руководство МУП ВКХ Правобережного района?

Человеку свойственно и ошибаться. В частности, при подсчете темпов опережения тарифов на воду и водоотведение, признаюсь, мной допущена грубая ошибка. В статье приводится цифра, что за 12 лет суммарный рост тарифов обогнал аналогичный рост инфляции в 21 раз. Фактически же темпы этого «обгона» были почти на порядок ниже. Если принять уровень цен на товары и услуги в 2000 году за 100 процентов, то до конца 2011 года этот уровень (т. е. инфляция) вырос на 12,62 процента. Иными словами, темпы роста тарифов за этот период превысили темпы инфляции «только» в 2,5 раза. За эту ошибку приношу извинения перед читателями и водоканальщиками.

По пункту 2.

Данные о штатном расписании и окладах сотрудников МУП ВКХ Правобережного района имеются в редакции, составлены они главным экономистом предприятия Л. Корнаевой и утверждены начальником предприятия А. Фарниевым. В статье говорилось о зарплатах. Но оклады и зарплаты – не одно и то же. Если, к примеру, в статье приводились данные о том, что контролеры-«домовики» получают зарплату по три тысячи рублей, то, как пояснила Л. Корнаева, это только оклады, кроме которых контролеры «зарабатывают еще по пять процентов от собранных ими у потребителей сумм».

Обсуждая этот вопрос с автором этих строк, руководители предприятия выразили недоумение, откуда, мол, я взял, что управленцы получают до 19 тысяч, если даже у начальника нет такого оклада. Но в статье не утверждалось, что все получают по столько. Я писал: «до»… Да, 19 тысяч (без 100) рублей – только у начальника, которого я имел в виду. Л. Корнаева тут же высчитала на калькуляторе, что средний оклад у сотрудников управленческого аппарата составляет 11 тысяч 130 рублей.

Фондом оплаты труда предприятия предусматриваются и штаты по обслуживанию очистных сооружений (ОС). Хотя большей части этих штатных единиц не должно быть по той простой причине, что практически с 2001 года ОС не действуют. Однако в штатном расписании по их содержанию числятся начальник, 4 машиниста насосных установок, 4 слесаря, 4 электромонтера по ремонту оборудования, 4 машиниста компрессорных установок, 4 сторожа. Месячный фонд зарплаты на их содержание составляет 211 тыс. 712 рублей (годовой – более 2 млн 540 тысяч). Хотя в не действующих уже более 10 лет очистных сооружениях не работают ни насосные, ни компрессорные установки, которые, естественно, не нуждаются и в обслуживающем персонале. В крайнем случае, нынешние очистные сооружения могут обслуживать 4 сторожа. На себестоимость содержания ОС никак не влияет и нулевой расход на оплату «потребляемой» электроэнергии неработающими насосными и компрессорными установками.

Поставленный перед этими фактами в процессе нашей беседы А. Фарниев вынужден был признать, что тариф на водоотведение (8,75 рубля за кубометр) «немножко завышен».

По пункту 3.

То, что я писал относительно «местных царьков воды», не имел в виду конкретно Алана Фарниева. Но это выражение можно отнести ко многим руководителям водоканализационных систем республики. Потому что неизвестно, какие практические меры они принимают для внедрения ресурсосберегающих технологий, чтобы снизить тарифы на свои услуги. И потому не отказываюсь от своих слов, что «их вполне устраивает существующая система безответственности за свой участок работы». Ибо недоработки руководителей предприятий водоканализационных систем бумерангом отражаются на потребителях коммунальных услуг, т. е. на нас, рядовых жителях. Дело даже не только в коммунальщиках, а во всей абсурдной системе ЖКХ. А они, упоминаемые руководители, сидят в этой самой системе.

Алан Фарниев возмущается: «Откуда вообще у Кабоева появились данные о потерях живительной влаги – утечки? Кабоев сам житель Беслана, он видел хоть одну утечку, которая в течение получаса не устранялась?»

А разве я писал конкретно о Беслане? Я приводил данные Минрегиона и управления Росстата в целом по Северной Осетии. Читаем: «Потери воды при транспортировке от водозаборов до населенных пунктов составляют около 46 процентов…»

Относительно Беслана нельзя не согласиться с А. Фарниевым. Да, я неоднократно был свидетелем, как аварийная бригада устраняла течи даже в лютый мороз. Можно преклоняться перед такими мужественными людьми. И вода, ничего не скажешь, в Беслане течет из кранов качественная. Но здесь вопрос другой: «Почему цена воды приближается к цене молока?»

Фарниев сетует на то, что электроэнергия дорогая. Что энергосбытовые организации покупают ее по опту по рублю, а им продают по 4 рубля 63 копейки. Ничего не скажешь, это натуральная обдираловка! И в этой ситуации можно сказать, что антимонопольная служба спит, никаких мер не предпринимает против зарвавшихся энергетиков. И в то же время можно спросить: «Какие же практические шаги предпринимают водоканализационные хозяйства, чтобы снизить энергозатраты?»

Теперь о снижении тарифа на воду и водоотведение в 2011 году на 18 процентов. Хотелось бы напомнить, что согласно Постановлению РСТ № 60 от 26.11.1910 г. тарифы на воду и канализацию в Правобережье были утверждены 10,77 и 10,32 рубля за кубометр соответственно (всего 21,09). Но все помнят, как в начале 2011 года стучали по столу президент и глава правительства страны, чтобы на местах снизили тарифы на коммунальные услуги. В итоге центр надавил на региональные органы власти и вынудил их снизить тарифы на воду, канализацию, вывоз мусора, техническое обслуживание жилья (при этом центр не разрешил трогать тарифы на газ, тепло и электроэнергию, то есть монополии, повышение тарифов на которые влечет за собой рост всех цен на товары и услуги). Вот какова была история снижения тарифов в 2011 году, в том числе и в МУП ВКХ Правобережного района, а не вовсе «благодаря усилиям предприятия».