Евгения Зубина: «Я жизни своей без театра не представляю»

В июне этого года народной артистке РСО-А, актрисе театра для детей и юношества «Саби» Евгении Зубиной исполняется 85. В это верится с трудом: Евгения Павловна моложава, улыбчива, приветлива, в глазах так и прыгают озорные чертики. Но кто, скажите, поверит, что этой красивой женщине уже столько лет? И 68 из них, во что тоже верится с трудом, отданы театру – одному-единственному, на сцену которого Евгения Зубина пришла 17-летней девочкой – прямо со школьной скамьи. Может, оттого она и выглядит гораздо моложе своих сверстниц, и до сих пор играет на сцене, и блеск в глазах не угас, что всю жизнь работает с молодежью, радует детвору и одновременно учит разумному, доброму, вечному на мудрых сказках, где всегда расставлены правильные акценты, где благородные герои непременно одерживают победу над злодеями и негодяями.«Ребенок – зритель особый, его не обманешь», – уверена Евгения Павловна. А кукла непременно должна донести внутреннее состояние артиста-кукольника. «Если нутра нет, то зритель тебя не услышит. А когда ты всю душу вкладываешь в куклу, театральное действо захватывает. И в каждом спектакле ты другой, потому что кукла задает характер. Если у нее выпячена нижняя губа, то она говорит вот так, а если кукла – старушка, то речь ее звучит совсем по-другому», – моя собеседница говорит то тонким голосом обиженной девочки, то приглушенным умудренной опытом сердобольной бабушки-старушки…
Сколько ролей Евгения Зубина переиграла за свою жизнь! Играла и девочек, и мальчиков, и зайчиков, и лисичек… А сколько раз доводилось быть Снегурочкой на новогодних елках! Наш известный театровед Марина Антоновна Литвиненко даже стишок про нее однажды сочинила: «Женечка, Женюрочка – вечная Снегурочка». И Дед Мороз рядом с ней из года в год был один и тот же, постоянный – Георгий Пухов. «У Жоры тембр голоса бесподобный», – вспоминает с улыбкой Евгения Павловна.
Впрочем, на этом ее воспоминания не заканчиваются, а только начинаются. Мечтала ли она в детстве стать артисткой? Конечно, мечтала – киноактрисой. А кто из девчонок не мечтал? Правда, в театр в опаленном войной 1944-м попала, можно сказать, случайно. Летом во время школьных каникул подрабатывала курьером. Да, вот еще, петь любила с детства, солировала в детском ансамбле Дворца пионеров, которым руководил композитор, педагог, музыкально-общественный деятель, фольклорист и певец Ефим Александрович Колесников… А тогда, на вечере в трудинспекции, где Женя Зубина работала летом, она исполнила несколько популярных песен и сразу же покорила всех своим лирико-драматическим сопрано.
После этого, вспоминает Евгения Павловна, жена начальника организации, где она недолго работала (фамилия его была Сумцов, имя уже подзабылось), и посоветовала ей, только-только начинающей свою трудовую жизнь, попробовать себя в театре – в кукольном, что открылся во Владикавказе еще до войны – в 1940-м, и даже пообещала составить протекцию. Директором театра в ту пору была Клавдия Павловна Волкова. Она и проэкзаменовала начинающую актрису – предложила озвучить отрывок из «Колобка», а потом попросила спеть. И сразу после этого задала один-единственный вопрос: «Ты когда придешь работать в театр?»
В репертуар юную Женю Зубину ввели сразу – и в кукольный, и в концертный. Шла война. И концерты артисты театра давали и в воинских частях, и в госпиталях, а также для тружеников полей – в колхозах и совхозах. Военный госпиталь, развернутый в школе № 30, артисты кукольного театра курировали. Они не только давали там концерты, стараясь приободрить раненых, но ухаживали за находящимися на излечении бойцами, кипятили бинты, мыли полы, судна…
«Очень трудное было время, – рассказывает Евгения Павловна. – Хлеба получали по 300 грамм. В день мы давали по два кукольных спектакля, а вечером – концерты. Дороги были плохие. Случалось, что и Терек переходили вброд с декорациями. После концерта вечером в клубе мыли пол и там же располагались на ночлег. Если кто-то где-то нас угостит, то были сыты. Нет – ложились спать голодными». Однажды, улыбается Евгения Павловна, в одном из колхозов артистов потчевали весьма необычным лакомством: солеными огурцами и медом. Кто бы мог подумать, что это может быть  так невероятно вкусно: сдобренные медом соленые огурцы.
Да что и говорить, время было нелегкое. Актерскую профессию приходилось осваивать по ходу дела. Кто помогал, кто учил? Главный режиссер Николай Терский. «Я многое от него взяла», – признается Евгения Павловна. Позже главным режиссером стал Михаил Евдокимович Гаев – человек талантливый и очень требовательный, в творчестве он всегда добивался поставленной цели.  А какие прекрасные шли в ту пору в театре спектакли! «В 1981 году мы повезли их в Москву – и национальная группа, и русская, каждая по четыре спектакля. И все они прошли в столице на ура», – вспоминает моя визави.
Сколько всего ролей было сыграно на этой сцене? Да кто ж их считал? Нет, в 90-е Евгения Павловна как-то все же предприняла попытку подсчитать. Дошла до 400 и сбилась. А как подсчитаешь, если это не просто роли – это жизнь. На них выросло не одно поколение владикавказцев. Да и сын, и дочь самой Евгении Зубиной, ее внуки и правнуки тоже выросли и растут на маминых, бабушкиных, прабабушкиных сказках.
А их знаменитая бабуля до сей поры выходит на сцену то в роли Мачехи в сказке «Морозко», то в образе Сказительницы в другой сказке – «Гуси-лебеди». В ближайшем будущем собирается сыграть (роль уже предложена) в спектакле «Первый винокур, или Как чертенок краюшку хлеба заслужил» по пьесе Л. Н. Толстого, который ставит нынешний художественный руководитель ТЮЗа «Саби» Владислав Колиев.
Он, к слову сказать, весьма озабочен тем обстоятельством, что артистам театра в последний раз звания заслуженных и народных присуждались аж в 80-е годы. Сколько же с тех пор воды утекло. А в «Саби» между тем по-прежнему продолжают трудиться талантливые и по-настоящему преданные своему делу артисты.
Вот и Евгения Зубина подтверждает, что театр для нее –  все. «Такая вот зараза, от которой не излечишься никогда, – повторяет она несколько раз подряд. И тут же продолжает: «Я, когда заболела, все думала, как же я буду без театра и как театр будет без меня? В этом году собралась было уходить. Все же уже исполнится 85. Но жизни своей без театра так и не представляю…»

Ольга РЕЗНИК